Бишкекский показ фильма «10 условий любви» о китайской диссидентке уйгурского происхождения Рабие Кадыр был прерван Госслужбой нацбезопасности. По словам организаторов показа, сотрудники ГСНБ считают, что фильм может вызвать «новый конфликт».

Фильм демонстрировался 24 сентября в рамках Фестиваля по правам человека, который проходит в бишкекском Историческом музее и организован правозащитным центром «Граждане против коррупции» (ГПК).

Как сообщил в интервью Kloop.kg сотрудник ГПК, присутствовавший во время приостановки показа, сотрудники Исторического музея включили свет во время демонстрации фильма.

«Сотрудники музея включили свет из-за давления ГСНБ», — утверждает сотрудник центра.

По его словам, в музей прибыло трое представителей службы, включая «замначальника отдела по борьбе с терроризмом».

«По устным объяснениям представителей ГСНБ, данный фильм был снят с показа, и якобы имеется письменный документ, подписанный руководителем Администрации Президента Эмиля Каптагаева. Данный документ не был представлен организаторам и правозащитникам, однако демонстрация фильма была прекращена», — сообщается в пресс-релизе, который «Граждане против коррупции» распространили в Интернете сразу после инцидента.

Как сообщил источник Kloop.kg в ГПК, сотрудники службы «поехали за письмом Каптагаева», но пока не вернулись.

Зрители успели посмотреть 30 из 53 минут фильма «10 условий любви», передают организаторы.

В 17:30 показ фильма был возобновлён, и картина была показана до конца, сообщает ГПК.

Пресс-служба ГСНБ оказалась недоступна для комментариев по этому поводу, как и сам Эмиль Каптагаев.

История китайской правозащитницы

Фильм австралийского режиссёра Джеффа Дэниелса рассказывает о Рабие Кадыр — одной из богатейших женщин Китая, которая в 1997 году встала в защиту этнических уйгуров, проживающих преимущественно на западе Китая.

После этого её отношения с властями Китая испортились — она была исключена из Народного политического консультативного совета КНР, а в 1999 году была задержана за «связь с уйгурскими сепаратистами» и «разглашение гостайн».

В 2000 году она была осуждена за «угрозу национальной безопасности» и провела в заключении следующие пять лет, пока её не отпустили по медицинским причинам.

Сразу после выпуска на свободу, Кадыр уехала в США.

До конфликта с китайскими властями она была известна филантропической деятельностью, а также помощью женщинам Западного Китая, которые хотели начать свой бизнес.

Сегодня Кадыр возглавляет Всемирный уйгурский конгресс, который китайские власти обвинили в организации этнических беспорядков в Синьцзян-Уйгурском автономном округе Китая летом 2009 года.

Кадыр эти обвинения отрицает.

Опасность для Кыргызстана

Сотрудники ГСНБ, приостановившие показ фильма о Кадыр в Бишкеке, сказали, что фильм может «вызвать конфликт» в Кыргызстане.

«Вы что, не понимаете политическую ситуацию в стране?» — сказали они организаторам показа, как сообщает сотрудник ГПК.

В своём разговоре с организаторами фестиваля, сотрудники ГСНБ ссылались на этнической конфликт между кыргызами и узбеками в Оше в июне этого года.

В своём пресс-релизе ГПК сообщают, что за день до показа фильма к ним обратились представители общества уйгуров в Кыргызстане «Иттипак», которые также просили снять фильм с фестиваля и показать его «после парламентских выборов».

«Причиной такого обращения послужило давление со стороны ГСНБ КР на уйгурскую общину по причине того, что показ этого фильма якобы повлияет на общественно-политическую ситуацию в Кыргызстане в канун парламентских выборов», — сообщает в своём релизе ГПК.

И добавляет: «Данный фильм не содержит каких-либо призывов к действиям, а повествует о судьбе правозащитницы, которая отстаивала права человека».

Давление Китая?

Это уже не первый случай в истории, когда фильм «10 условий любви» подвергается давлению во время публичных показов.

В 2009 году он демонстрировался на Мельбурнском международном кинофестивале, и тогда китайское консульство в Мельбурне требовало снятия фильма с программы — однако организаторы ответили им отказом.

Вместо этого, депутат австралийского парламента Майкл Дэнби тогда публично зачитал послание Далай Ламы, в котором он сказал, что «все обвинения в жестокости в адрес этой женщины абсолютны неверны».

Аналогичная ситуация возникла на фестивале в тайваньском Гаосюне в ноябре 2009 года — и организаторы уже объявили о переносе показа фильма на более поздний срок под давлением КНР.

Однако фильм всё же был показан, во многом благодаря усилиям тайваньского премьера, который сказал, что «защитит свободу слова» в стране.

О какой-либо возможности давления КНР на власти Кыргызстана в связи с сегодняшней приостановкой неизвестно.

Фото: Рабия Кадыр выступает в Европарламенте, сентябрь 2009 года, авторство принадлежит Европейскому парламенту, фотография находится под лицензией Creative Commons


1 КОММЕНТАРИЙ

  1. wow, ya pro nee slyshala. stol’ko vdohnoveniya. horoshaya stat’ya. bylo interesno chitat’ i dumat’ odnovremenno. esli by oni eto ne sdelali by, to kinofestival’ by ne povliyal. no teper’ etot postupok zapreta artikuliroval ksenofobnoe otnoshenie slujb i tp.
    hoshu eshe (statei, ne sobytiy)

Comments are closed.