Эмигрант поневоле


24 августа в Кыргызском национальном академическом драматическом театре прошла премьера спектакля «Эмигранты» в постановке таджикского режиссера Барзу Абдураззокова. За полгода, которые Барзу живет в Кыргызстане, его признали режиссёром года. Всего же Абдураззоков поставил 48 спектаклей за рубежом. А в Душанбе у режиссера, фактически, «запрет на профессию».

Оригинал статьи взят с сайта Центральноазиатской школы современной журналистики

– Вы были на премьере спектакля? Сильное впечатление производит! Барзу просто гений! – известный таджикский журналист Марат Мамадшоев взмахивает руками. – Но в Таджикистане сейчас на всех у кого есть интеллект, кто имеет независимое мышление, кто имеет какой-то багаж знаний, на них идет охота, их репрессируют.

В Душанбе спектакль «Эмигранты» был запрещен сразу после премьеры. И это не единственный случай, — говорит Марат Мамадшоев.

– Барзу всегда делал резонансные постановки, ажиотаж был вокруг них, люди приходили в театр, помните этот случай со спектаклем «Безумие. Год 93». Это показательный пример. Там вообще слова «Таджикистан» не звучало. В этой пьесе люди в психиатрической больнице обсуждают французскую революцию, и кто воспользовался ее плодами. Это Франция, это психиатрическая больница. Но искусство — оно интернациональное, поэтому многие вещи были созвучны нашим настроениям, хотя аналогии прямой не было. Этот спектакль начали прессинговать, цензурировать. Барзу постоянно в чем-то обвиняли, — говорит М. Мамадшоев.

2013. Бишкек

Спустя три дня после премьеры идем домой к режиссеру. Он живет рядом с парком Панфилова, в самом центре Бишкека. Не успели войти в подъезд, как услышали родное «Ассалому алейкум! Хуш омадед!» (Здравствуйте! Добро пожаловать!). Это нас встречает Шоира, жена Барзу. Он выходит к нам, немного уставший с синяками под глазами – завтра у него рейс в Душанбе. Там его ждет безработица и неопределенность.

– В октябре я опять вернусь в Бишкек и, наверное, опять надолго. Посмотрим, что будет. Видимо судьба наша такая.
Барзу Абдураззоков доволен премьерой спектакля в Бишкеке.

– Это история о двух мигрантах. Один из них политический, другой — просто гастарбайтер. Это трагедия двух, история страны в этих двух людях. Это вечная история интеллигента и идиота. В общем-то, я говорю о своей боли через кыргызскую трагедию.

Многие люди, даже родственники, советуют режиссеру не вмешиваться в политику, не делать политических заявлений, возможно, тогда он был бы более желанной персоной на родине, была бы работа в театре. У Барзу на этот счет свое мнение.

– Театр тесно связан с политикой. Ты не можешь быть изолированным. Никак. Потому что все твоя боль, боль твоих артистов — она втекает в театр. Ты не можешь быть отвлеченным. Никак не можешь. Это глупо. Режиссер автоматически становится политиком, ибо он ставит вопросы общества! У меня в зале бывает по 400 человек, и я с ними общаюсь. Я не клоун, я не развлекаю их, я через развлечения говорю о каких-то насущных проблемах, то, что во мне кипит, то, что кипит в обществе.

По-вашему эта боль, эти идеи, которое вы хотите донести, это доходит до «нужных ушей»?

– Доходит — не доходит, не в этом дело. Важно говорить. Очень важно не стоять на месте. Ползком даже, если ты не идешь, не стоишь на ногах, идти вперед. Доводить мысль. Мое дело говорить, а не молчать.

Нервы не выдерживают

Журналист Марат Мамадшоев устал «доводить» мысль в Таджикистане. В течение многих лет он был главным редактором популярной газеты «Азия плюс». Уже два года он живет и работает в Бишкеке.

– Моя нервная система уже не выдержала, честно говоря. Особенно выслушивать жалобы простых людей, это просто ужас был. К нам в газету, например, приехал один человек с Пенджикента (север Таджикистана), его надо было видеть. Это был совершенно нищий человек и у него отобрали квартиру. Я уверен, что жилище было плохое, жалкое, но даже это отобрали. Не пожалели. Таких примеров очень много. Людей обманывают, и ты не знаешь, как пробить эту стену, потому что это целая система коррупции.

Журналист считает, что исход интеллигенции из Таджикистана – это тенденция. Правда, самого Марата никто не выгонял, он уехал сам.

– Мне было просто психологически тяжело. Кыргызстан, сейчас среди всех стран Центральной Азии — самая свободная страна. Я когда не слышу новости про Таджикистан, я очень спокоен, мне очень хорошо. Но когда я начинаю читать, я начинаю все это вспоминать и начинаю ужасно нервничать. Но, конечно, если Барзу навсегда останется в Бишкеке это будет большой удар для таджикской культуры. Я мало видел интеллигентов, которые могли так смело говорить о проблемах. Барзу – один из немногих.

Мне больно

Между тем, сразу после нашей встречи с режиссером Барзу Абдураззоков отправился на встречу с министром культуры Кыргызстана, где ему предложили остаться жить и работать в Бишкеке. Пока Барзу не дает ответа. Точно известно одно — к юбилею великого Чингиза Айтматова он поставит в кыргызском театре спектакль «Пегий пес, бегущий краем моря».

– Я тут нужен, а Таджикистану, получается, нет, — говорит режиссер. — Я не знаю, по каким параметрам власти Таджикистана зачислили меня во враги народа… и видимо… я не знаю.… Не знаю, как об этом сказать… Мне больно.

На фото: Барзу Абдураззоков
Фото взято с сайта ozodagon.com
Авторы: Абдухафиз Марупов и Латофат Мирзоева