Путешествие по Украине: часть I, Киев

Главный редактор Kloop.kg Бектур Искендер отправился на народные деньги в Украину, чтобы посмотреть, что происходит в стране на фоне президентских выборов и кризиса на востоке.

Повествование ведётся от лица автора

Подробнее о сборе средств на эту поездку + твиттер-хроника Бектура Искендера

Другие части серии:


Часть II: Донецк
Часть III: Днепропетровск
Часть IV: Одесса
Часть V: Митинги из-за одесских выборов
Часть VI: Львов

Зимняя серия репортажей из Киева:

Часть I
Часть II
Часть III

Бонусная часть

Итак, я в Киеве.

Обычно сложно представить себе, как выглядит повседневная жизнь в стране, где происходят настоящие боевые действия. Средства массовой информации, как правило, фокусируют своё внимание на самых драматичных событиях, упуская из виду то, что происходит вне зоны конфликта.

Киев сегодня внешне ничем не напоминает столицу страны, где люди на полном серьёзе воюют и убивают друг друга.

Для начала заглянем в места подальше от центра. Рынок возле станции метро Дарниця такой же, каким был всегда:

kyiv-19may_0248

Жизнь бьёт ключом:

kyiv-19may_0218

Портрет Ленина используется на примерах табличек для надгробий:

kyiv-19may_0217

В Киеве ещё и весна в самом разгаре:

kyiv-19may_0236

И предвыборная агитация:

kyiv-19may_0216

Предвыборная агитация:

kyiv-19may_0219

И весна:

kyiv-19may_0240

Весна:

kyiv-19may_0235

И предвыборная агитация:

kyiv-19may_0242

Предвыборная агитация:

kyiv-19may_0244

И весна:

kyiv-19may_0237

Простите, увлёкся.

Майдан сегодня

Переместимся в самый центр, на Майдан незалежности. Он сегодня близко не напоминает то, чем был три месяца назад.

Моя февральская поездка в Киев выпала на период эйфории, когда Янукович был свергнут, а крымский кризис ещё не наступил.

Люди в те дни как никогда верили в свои силы, и Майдан был неким народным квази-парламентом, перед которым только что пришедшие к власти политики отчитывались и которого они побаивались.

Крымский, а затем донецко-луганский кризисы, переместили центр общественного внимания с решения повседневных проблем на геополитику. За это время новые власти немного укрепились на своих местах, а большая часть демонстрантов на Майдане попросту разошлась.

Сегодня Майдан стал скорее музеем под открытым небом, чем протестом против чего-либо.

Баррикады из шин превратились в экспонаты для фотографий:

kyiv-19may_0222

Баррикады из других материалов стали площадкой для политических граффити:

kyiv-19may_0221

Художник Геннадий Гутгарц нанёс на сгоревший Дом профсоюзов сто розовых пятен в память о погибших в февральских столкновениях. Причина выбора именно этого цвета пока не выяснена:

kyiv-19may_0224

На сцене никто больше не выступает:

kyiv-19may_0226

На военную технику никто больше не обращает внимания:

kyiv-19may_0231

Популярностью Майдана пользуются самые разные люди, никак не связанные с украинскими событиями. Например, религиозное движение фалуньгун:

kyiv-19may_0247

Когда-то на этом месте стояли суровые люди в масках, а теперь контингент несколько изменился:

kyiv-19may_0223

Даже автомобильное движение сквозь Майдан частично восстановлено. Правда водителям приходится ехать вдоль палаток и среди людей, которые привыкли ходить пешком по проезжей части. Поэтому не так много автомобилистов решаются на этот путь — слишком медленно получается:

kyiv-19may_0246

Главная новость дня на Майдане — порывами ветра поломало несколько палаток. Я случайно стал свидетелем:

В ближайшие дни здесь ничего интересного не ожидается.

Русский язык

Анализируя события после свержения Януковича, становится теперь ясно (по крайней мере мне), что поворотным моментом в пост-евромайдановском украинском кризисе стало 23 февраля — день, когда депутаты Верховной Рады предложили отменить статус русского языка как регионального.

Это была глубочайшая (и глупейшая) тактическая ошибка новой власти. Идею-то всё равно так и не воплотили, никакой отмены статуса не произошло. Но какой шикарный подарок был сделан любому, кто желал бы подорвать авторитет новой власти и Евромайдана.

И подарком этим оппоненты новой власти (назовём их пока так) умело воспользовались. Уже 24 февраля среди русскоязычного населения Украины началась паника, которая, по схеме глухого телефона, распространила нелепый слух о том, что русский язык вовсе запретят (что, конечно, технически сложно себе представить).

Тут-то весьма вовремя и подоспела идея “защиты соотечественников”, с соответствующей информационной обработкой. Добавьте к этому появившийся страх перед “фашистами” и “бандеровцами”, каким бы преувеличенным и навязанным он не был, и вот вам идеальный рецепт для того, чтобы языковое меньшинство захотело выйти из состава страны.

А учитывая, что языковое меньшинство в отдельных регионах является подавляющим большинством, то сами видим, к чему это приводит.

Подобные надписи на Майдане едва ли помогают улучшению межэтнической ситуации:

kyiv-19may_0228

Но, справедливости ради, есть там и другие надписи. Например эта (“Стоп пропаганда! Тут немає фашизму!” — в переводе не нуждается, я думаю):

kyiv-19may_0225

Или дружелюбные пацифистские плакаты:

kyiv-19may_0232

С Майдана убрали портрет ненавистного на востоке страны Степана Бандеры — может быть, чтобы не провоцировать лишний раз.

А с марта в Украине началась широкая кампания за единство страны, которая всегда представлена двуязычным слоганом:

kyiv-19may_0233

kyiv-19may_0245

Но страх перед украинским национализмом (неважно, мнимым или реальным) уже настолько глубоко засел в умах многих этнических русских, что пока непонятно, как сегодня подобные рекламные кампании помогают единству:

kyiv-19may_0241

Никаким “фашизмом” в Киеве, тем временем, и не пахнет. Ну есть отдельные ребята с правыми взглядами, но их такое меньшинство, что в повседневной жизни города они практически незаметны.

Иначе вряд ли я услышал бы сегодня столько русской речи, сколько я услышал в разговорах киевлян друг с другом.

Иначе вряд ли темнокожие туристы спокойно ходили бы по Майдану в только что купленных футболках с закосом под украинский национальный костюм:

kyiv-19may_0220

Киевляне — по крайней мере, те, с кем мне довелось разговаривать — не очень сейчас представляют, как проблему на востоке страны разрешить. Одна моя подруга призналась, что её взгляды всё время мечутся между “надо бороться за свои земли” и “пускай будут частью России, коли уж так хотят”.

И ведь вроде бы всё-таки весна в городе:

kyiv-19may_0243

Но висит в воздухе какая-то тревожность и неопределенность. И не показать её никакой картинкой. По крайней мере в Киеве.

Поэтому пора двигаться дальше. В те места, которые сегодня стали ареной основных действий. Следующий пункт в моей программе — Донецк.

Другие части серии:


Часть II: Донецк
Часть III: Днепропетровск
Часть IV: Одесса
Часть V: Митинги из-за одесских выборов
Часть VI: Львов

Зимняя серия репортажей из Киева:

Часть I
Часть II
Часть III
Бонусная часть