Депутаты парламента приняли в первом чтении так называемый “антигейский закон”. Шеф-редактор газеты “Слово Кыргызстана” Алия Молдалиева отмечает, что ограничения, вводимые законопроектом, коснутся всех кыргызстанцев — не только ЛГБТ-сообщество.

Документ, неформально прозванный законопроектом о «гей-пропаганде», на самом деле коснется всех нас, а не только ЛГБТ, как ошибочно полагают многие, в том числе и сами инициаторы – депутаты Жогорку Кенеша.

Последние даже не подозревают, что могут стать первыми его жертвами. Ведь после его возможного введения в действие (в случае одобрения в трех чтениях и подписания Президентом), за всякое упоминание, за намек на любые сексуальные отношения, которые можно посчитать нетрадиционными (брак без обряда «нике», секс вне брака, садо-мазохистские игры или минет…) могут оштрафовать или посадить в тюрьму на год. А то и на все три, поскольку при первом чтении депутаты предлагали ужесточить его.

Это значит, что можно подать в суд даже на разработчиков законопроекта о «гей-пропаганде» за — цитирую формулировку из этого же документа — «навязывание информации о нетрадиционных сексуальных отношениях, вызывающей интерес к таким отношениям».

foto03_homo-1074x483

Честно говоря, с момента регистрации первого подобного проекта в парламенте весной этого года он обсуждался в СМИ и среди общественности, в соцсетях настолько широко, что его принятие кажется уже абсолютно бесполезной мерой: «информация о нетрадиционных сексуальных отношениях» лилась на кыргызстанцев бурной рекой – с экранов телевизоров, со страниц печатных изданий, так что обыватель уже давно все узнал, всем, чем хотел, поинтересовался, и самыми главными «гей-пропагандистами» оказались сами же депутаты Жогорку Кенеша.

И хотя вероятность полезного эффекта такой инициативы весьма ничтожна, нет сомнений в том, что последствия ее могут быть катастрофическими.

Кто пострадает?

Начнем по порядку. От его действия пострадают владельцы телеканалов, ретранслирующие программы зарубежных СМИ: ведь не они определяют контент, а в случае, если в эфире вдруг проскользнут слова «оральный секс» или картинка со знаменитым поцелуем Брежнева и Хонеккера, на нары отправятся они. Каким образом редакторы смогут цензурировать прямой эфир – остается загадкой.

Ну, представьте, к примеру, что в каком-нибудь ток-шоу кто-то вдруг заявит: «В Кыргызстане, согласно исследованиям, молодежь в среднем начинает половую жизнь в 15 лет». Секс вне брака – это соответствует традиционным ценностям, о которых так часто говорят политики, но так ни разу и не растолковали, что же это такое?..

Медики или другие специалисты, активисты, занятые в сфере репродуктивного здоровья или профилактики распространения ВИЧ, преподаватели медакадемии, рассказывающие студентам курс сексологии, адвокаты и судьи, юристы, правозащитники, следователи и милиционеры, судмедэксперты, журналисты и блогеры, проповедники и теологи… – боюсь, это даже не полный список всех тех, кто может быть осужден по новым статьям Уголовного кодекса и Кодекса об административной ответственности.

Знаменитая фотография поцелуя генерального секретаря Коммунистической партии СССР Леонида Брежнева и руководителя ГДР Эрика Хонеккера.
Знаменитая фотография поцелуя генерального секретаря Коммунистической партии СССР Леонида Брежнева и руководителя ГДР Эрика Хонеккера.

Из нашей жизни исчезнет всякое упоминание ранней половой жизни, видов и поз секса, изнасилований «в извращенной форме» (хотя, на мой взгляд, изнасилования сами по себе являются извращениями), а также насильственных действий сексуального характера, дискриминации по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности…

Цензурировать, по всей видимости, придется даже Библию (ведь депутат Тынчтыкбек Шайназаров предлагает не ограничиваться СМИ и Интернетом, а наказывать за формирование «в какой бы форме оно ни выражалось»), не говоря уже о том, какое огромное количество литературы и кинофильмов придется просмотреть, выискивая крамолу. И ведь под запрет попадут в том числе и известные, признанные в мире, отмеченные наградами произведения искусства…

Просто странно, что журналисты и неправительственные организации, защищающие их права, обычно остро реагирующие на любые попытки даже слегка ограничить свободу слова, на этот раз хранят упорное молчанье.

А все почему? А все потому, что никто не удосужился заглянуть в законопроект и убедиться, что наказывать будут за «навязывание информации о нетрадиционных сексуальных отношениях, вызывающей интерес к таким отношениям». А под это можно подвести что и кого угодно.

О законопроекте

Официально он называется «О внесении дополнений в некоторые законодательные акты Кыргызской Республики» (в Уголовный Кодекс КР, в Кодекс КР об административной ответственности, в Закон КР «О мирных собраниях» и в Закон КР «О средствах массовой информации»). Зарегистрирован в Жогорку Кенеше 6 мая 2014 года под номером 6-11804/14 и на суд общественности, в нарушение требований к НПА, не выставлялся, хотя и был размещен на сайте парламента (найти его можно по ссылке). Результаты общественного обсуждения, соответственно, нигде не представлены.

Добавим, что в апреле, после регистрации первого подобного законопроекта (затем отозванного) представители гражданского общества направили Президенту и торага ЖК, а также в парламентские комитеты Заявление «О недопустимости внесения дискриминационных норм в законодательство Кыргызской Республики», под которым подписались 74 местные и зарубежные организации и 716 физических лиц.

Тем не менее, законопроект благополучно дошел до комитетов: рассматривался в трех – по законности, по правам человека и по образованию. После чего попал и в палату.

2012-01-31-11.04.55-1024x768

Первое чтение состоялось 9 октября, а голосование в режиме первого чтения – 15 октября. Законотворцы документ одобрили и предложили ко второму чтению существенно его ужесточить: предусмотреть вместо ограничения свободы (можно погуглить или почитать юридическую литературу, а то ведь, как выяснилось, даже бывший глава Верховного суда не очень в юридических терминах силен) — сразу лишение, вместо года за колючей проволокой — сразу три, и наказывать не только за действие, но и за бездействие.

А это значит, что в места не столь отдаленные может попасть абсолютно любой из нас: вот знали вы, к примеру, что какой-то телеканал в час ночи «Отголоски прошлого» показал, а не стукнули в соответствующие органы. Значит – виновны в бездействии. Или знали, что в мединституте психиатры рассказывают студентам о сексуальности и не наябедничали в РОВД, опять же — сидеть вам на скамье подсудимых.

Законопроект еще не принят, а уже государственные и муниципальные служащие пытаются его применять. Так, Жогорку Кенеш своим постановлением инициировал (это выяснилось на заседании 9 октября) расследование, с целью выявить и наказать «виновных» в том, что в Государственную программу по стабилизации эпидемии ВИЧ на 2012-2016гг. попали термины «секс-работники», «МСМ» и «ЖСЖ».

Получается, законотворцы предлагают оставить некоторых кыргызстанцев за бортом медицинских, социальных, адвокационных и т.д. услуг, то есть выпустить ситуацию с ВИЧ из-под контроля. Вот только представляют ли они возможные последствия этого для страны?!.

Другой пример — срыв концерта приезжей танцевальной группы «Казаки». Как сообщили одному местному интернет-ресурсу в пресс-службе мэрии, они руководствовались тем, что законопроект, якобы, принят 8 октября.

Смотреть: Концерт группы Kazaky в Бишкеке сорван «противниками геев»

О чем свидетельствуют и массовое безразличие кыргызстанцев к тому, какие именно законопроекты инициирует и одобряет Жогорку Кенеш, как вершит он их судьбы, и неосводемленность чиновников? О правовом нигилизме. Можно ли в таких обстоятельствах говорить о верховенстве права, о законе и порядке?!

Кстати, в случае с «Казаками» (которые, к слову, в «гей-пропаганде» доселе не замечены, а уж сексуальная жизнь их, за исключениям сведений о женах и детях, и вовсе покрыта тайной) бросается в глаза несоблюдение закона самими правоохранительными органами: они просто-напросто бездействовали, позволяя толпе диктовать бизнесу свои условия. А ведь митинг был несанкционирован.

Значит, в Кыргызстане все решает не закон, а громкий крик организованных политических группировок?!. Интересно, чьей же крови потребуют завтра эти юнцы из «Кыргызстан жаштар кенеши», ныне «Калыса», вчера устраивавшие беспорядки в Караколе, митинговавшие возле «Бишкек-парка» и участвовавшие в пресс-конференции, на которой был разорван флаг Израиля?..

Почему этот законопроект нельзя принимать?

Законопроект противоречит Конституции, международным договорам. Когда же парламентарии цитируют ст. 20 Основого закона: «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены Конституцией и законами в целях защиты национальной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения, защиты прав и свобод других лиц», они забывают добавить, что там же указано: «Вводимые ограничения должны быть соразмерными указанным целям».

Разве 3 года тюрьмы для психиатра или сексолога, рассказывающего студентам о гомосексуальности или для преподавательницы, которая скажет ученикам, что нельзя издеваться на одноклассниками – это соразмерно? Или для адвоката, который будет доказывать в суде, что нельзя избивать людей из-за их сексуальной ориентации?

Нардепы постоянно заверяют, что законопроект не ущемляет ничьи права, что он не против геев, они пусть себе живут, но только не выставляют напоказ свои отношения. Между тем, законопроект лишает нас всех наших прав на получение и распространение информации и на охрану своего здоровья.

1368986252_0551.1000x800

Кроме того, в частности, пострадают и ЛГБТИК (лесбиянки, геи, бисексуалы, трансгендеры, интерсексуалы и квиры), поскольку он лишает их права на получение и распространение информации о сексуальности, соответственно, возможности принятия, защиты от дискриминации, лишает всех связанных с самоидентификацией возможностей и прав, условий и гарантий; на юридическую защиту; защиту своих прав самому, обращаясь к местным или международным правозащитным организациям; общество вследствие своей неинформированности будет дискриминировать ЛГБТИК, даже непредумышленно; права на мирные собрания; на объединения.

Дело в том, что в примечании к законопроекту указано: «Под формированием положительного отношения к нетрадиционным сексуальным отношениям понимается распространение информации, направленной на формирование у лица нетрадиционных сексуальных установок, привлекательности нетрадиционных сексуальных отношений…». Будет трудно доказать, что та или иная информация, например, фотоснимок поцелуя Брежнева и Хонеккера, не формирует у лица нетрадиционных сексуальных установок.

«…Искаженного представления о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных сексуальных отношений…», – говорится далее в документе.

А вот это как раз касается деятельности правозащитников, адвокатов, журналистов, освещающих тему прав человека, сотрудников международных организаций, врачей, правоохранительных органов, омбудсмена, преподавателей, депутатов и т.д. — всех тех, кто по ходу служебной деятельности вынужден озвучивать мысль, что нельзя притеснять людей по одному лишь признаку сексуальности.

И наконец: «… либо навязывание информации о нетрадиционных сексуальных отношениях, вызывающей интерес к таким отношениям, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния». А под этим, как я уже говорила выше, можно понимать все, что угодно.

Даже то, что депутаты с трибуны Жогорку Кенеша упоминают такие термины, как «геи» и «лесбиянки» или «нетрадиционные сексуальные отношения», даже само существование такого законопроекта и даже дальнейшее существование закона в случае принятия и подписания. Поскольку любой человек может подать жалобу на тот или иной документ, материал, аудиовизуальный продукт и т.д., утверждая, что посредством него ему навязывается информация, которой он не хочет знать.

Что в приоритете?

Идея законотворцев, еще не став законом, уже подвергает ЛГБТИК опасности. Чему доказательство, – отнюдь не единичные случаи насилия и угроз, всплеск обсуждений с речами ненависти («Мы будем убивать гомосексуальных людей и лесбиянок» и т.д.), появление публикаций в СМИ, содержащих запрещенную Конституцией пропаганду дискриминации.

Депутаты постоянно твердят о традициях, о кыргызских традиционных ценностях. Между тем, в Конституции указано, что в Кыргызстане приоритетны права человека, а не народные обычаи и традиции: «Статья 37. В Кыргызской Республике народные обычаи и традиции, не ущемляющие права и свободы человека, поддерживаются государством».

Конституция Кыргызстана. Источник фото: ОТРК
Конституция Кыргызстана. Источник фото: ОТРК

А на отсылки к исламу можно отпарировать тем, что согласно Конституции, Кыргызская Республика является светским государством, а законы принимаются для всех граждан, в том числе и атеистов или исповедующих другие религии.

Вообще, сам по себе термин «гей-пропаганда» является искусственным и угроза – надуманной. В противном случае, не могли бы законотворцы подкрепить свою мысль какими-то признанными в международном научном сообществе исследованиями, доказывающими, что так называемое «формирование положительного отношения к нетрадиционным сексуальным отношениям» действительно таковое формирует?

С кого депутаты берут пример?

Что касается заявлений о том, что, якобы, в России, Молдове, семи штатах США, Латвии, Литве, Великобритании есть подобные законы, то оно просто смешно.

Во-первых, хотелось бы, чтобы разработчики проекта предоставили в таком случае и сведения о последствиях принятия этих документов: улучшилась в этих странах ситуация или ухудшилась, стали ли их граждане все внезапно высоконравственными или нет и так далее.

Во-вторых, это просто-напросто дезинформация, которую можно проверить, покопавшись в Интернете.

  • В Великобритании в 2003 году из Закона о местном самоуправлении была изъята статья 21, принятая 24 мая 1988г. и запрещавшая умышленную пропаганду гомосексуальности только местным органам.
  • В России 11 июня 2013 года Государственная Дума приняла закон, запрещающий «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений» исключительно среди несовершеннолетних.
  • В Молдове запрет на «пропаганду» гомосексуальности действует только на территории Гагаузии и города Бельцы.
  • В Латвии в 2006 году Сейм отклонил предложенные «Латвийской первой партией» поправки к законам о запрете пропаганды однополых отношений в СМИ.
  • В Литве в конце 2010 Сейм принял на рассмотрение поправки к административному кодексу, запрещающие «пропаганду гомосексуализма». Это вызвало жесткую реакцию Европарламента, и 18 марта законопроект был отклонен.
  • Что касается восьми Штатов США, то в них запрещено лишь высказываться на уроках в школах в поддержку гомосексуальности.

Ни в одной из указанных пресс-службой Жогорку Кенеша стран не предусмотрена уголовная ответственность до 1 года или 3 лет, как предлагали депутаты на рассмотрении законопроекта в палате 9 октября 2014г.

И, кстати, о России. Один из «идейных отцов» закона в Санкт-Петербурге, депутат питерского Заксобрания Виталий Милонов известен и другими ксенофобными инициативами: выделять бюджетные деньги на строительство спецучреждений для нелегальных мигрантов, ожидающих депортации, повысить налоги для предприятий, нанимающих неквалифицированных гастарбайтеров, и разрешить добровольным дружинам (читай: националистическим группировкам) участвовать вместе с ФМС в зачистках трудовых мигрантов, то есть, фактически, преследовать наших с вами земляков. Вот с кого берут пример наши «слуги народа»!

Напоследок: самая главная причина, по которой я бы призвала парламентариев не принимать этот законопроект. Беспокоит высокая криминализированность и степень нетерпимости в обществе: если можно оправдать насилие в отношении и отказ в правах одной социальной группе, то ставится под сомнение верховенство права в стране. Собственно говоря, именно это и происходит.