1 min read

Настали очередные летние выходные, а значит и очередная порция музыки. Если предыдущим топом был список летних песен этого сезона, то на этой неделе — неочевидные классические произведения из саундтреков к фильмам. Осторожно, в этом списке нет «Лунной сонаты», «Щелкунчика» и «Лебединого озера».

Фредерик Шопен, «Ноктюрн» op.9 №2


Шопен написал 21 ноктюрну, но больше всех прославилась именно эта. Его пронзительная музыка, соответствующая своему определению (лирическое произведение мечтательного характера) в каждом новом исполнении звучит удивительно по-разному. Разные акценты во второй «Ноктюрне» играют важную роль и способны задать фильму атмосферу от волшебной до гнетущей. Оттого и использовалась она в столь богатом списке культурных произведений: и в сериалах «Кости», «Безумцы» и «Декстер», и в фильмах «Ворон» и «127 часов», и в игре BioShock Infinite, и в песне ‘United States of Eurasia’ группы Muse.

Бедржих Сметана, цикл «Моя родина»: II.«Влтава»


Вторая часть цикла «Моя родина» композитора Берджиха Сметаны полюбилась кинематографу больше остальных. Её мелодичный и одновременно величественный мотив привлек, например, режиссера Терренса Малика. «Влтава» звучала в его фильме «Древо жизни», который на Каннском кинофестивале взял «Золотую пальмовую ветвь» в 2011 году.

Эрик Сати, «Гимнопедия» №1


Фортепианная музыка Эрика Сати отличается крайней кинематографичностью. Автор трех «Сарабанд», шести «Гноссинни» (из которых пронзительнее всего звучит первая) и трех «Гимнопедий», Сати сам по себе был эмоциональным человеком, и музыку писал такую же. Она предельно проста, но при этом очень богата на лирику и впечатления — и оттого его произведения любят использовать кинематографисты. Однако большая часть из них — независимые режиссёры. Его первая «Гимнопедия», например, звучала в фильме «Господин Никто» Жако Ван Дормаля, во многих картинах Луи Малле и в полнометражной анимационой ленте «Исчезновение Харухи Судзумии».

Густав Холст, «Планеты»: IV. «Юпитер, приносящий радость»


Многоликая, неожиданная и массивная — совсем как планета, в честь которой названа эта часть сюиты Густава Холста — эта музыка используется в фильмах реже «Марса, вестника войны», но с одной лишь поправкой. Часть сюиты Холста «Марс» используется в фильмах в каких-то совершенно неузнаваемых аранжировках. «Юпитеру» с этим повезло немного больше: эта музыка звучала в параноидальном триллере «Знамение» и биографической драме «Непокоренный».

Рихард Штраус, «Так говорил Заратустра»: I. Предисловие


Симфоническая поэма Рихарда Штрауса (стоит отметить, что Штраусов в академической музыке было два: один Рихард, другой Иоганн) — монументальное и многочастное произведение, но полутораминутное предисловие к «Так говорил Заратустра» остается, возможно, самой известной мелодией композитора. И, возможно, многие ее помнят как заглавную тему телевизионного шоу «Что? Где? Когда?», но важнее всего мелодия Штрауса звучит в не менее монументальном, чем сама поэма, фильме Стэнли Кубрика. Отличавшийся любовью к классической музыке, Кубрик использовал этот отрывок из поэмы в одной из величайших картин в истории кинематографа. После этого «Так говорил Заратустра» Штрауса звучит в каждом втором фантастическом фильме: например, в «ВАЛЛ-И», в «Интерстелларе» и во вторых «Охотниках за привидениями».

Рихард Вагнер, «Валькирия»: «Полет валькирий»


Совершенно безумное и релевантное использование оперы Рихарда Вагнера случилось в фильме Фрэнсиса Форда Копполы. В его картине «Апокалипсис сегодня» о войне во Вьетнаме легендарная мелодия звучит во время штурма маленькой деревушки. Вся эта сцена действительно пропитана чувством безумия, и музыка Вагнера ее лишь подкрепляет.

Клод Дебюсси, «Бергамасская сюита»: «Лунный свет»


Не совсем «Лунная соната», но тоже известное произведение звучащее в миноре. Часть великой сюиты французского композитора Клода Дебюсси, «Лунный свет» в разных аранжировках исполняющийся или одним лишь роялем, или целым оркестром, звучал в фильмах «Сумерки» и «Семь лет на Тибете». Но лучше всего вписался в авантюристский триллер Стивена Содерберга «11 друзей Оушена», где проигрывается в самом финале.

Вольфганг Амадей Моцарт, «Реквием» Ре минор: Лакримоза


Вступительная часть заупокойной мессы, последнего произведения великого австрийского композитора Вольфганга Амадея Моцарта, известнее всего звучит в фильме о, собственно, Моцарте. На самом деле это картина о трагической дружбе Сальери и Моцарта, но именно имя последнего вынесено в заголовок и именно в сцене его смерти играет знаменитый «Реквием». Помимо «Амадея» эта мелодия звучала в «Хранителях» и «Большом Лебовски».

Рихард Вагнер, «Тристан и Изольда»: Прелюдия


Гениальная музыкальная драма Вагнера была любима кинематографом — но это дела давних времен. Его прелюдия к «Тристану и Изольде» звучала в «Убийстве» Альфреда Хичкока и «Прощании с оружем» по Эрнесту Хемингуэю, но, впрочем, была вновь использована в большом кинематографе и относительно недавно тоже. В предпоследнем фильме Ларса фон Триера «Меланхолия» эта прелюдия звучит в ключевом моменте и производит неизгладимое впечатление.