Бектур Искендер: Самый большой провал Атамбаева

Бектур Искендер - со-основатель Клоопа
Бектур Искендер – со-основатель “Клоопа”

Эта колонка – личное мнение со-основателя “Клоопа” Бектура Искендера

Когда историки будут описывать эпоху правления Алмазбека Атамбаева, ключевым станет рассказ о том, как он пропал неизвестно куда после крупнейшей авиакатастрофы в Кыргызстане за годы его президентства.

Я не знаю, зачем моей стране нужен президент. Половина людей, называвшихся “президентами Кыргызской Республики”, приносила больше несчастья, чем пользы. Атамбаев, надо заметить, пока что всё-таки не в их когорте.

С ним вообще не очень понятно — он совершает, на мой взгляд, много чудовищных ошибок, но вроде бы и не поставишь его на одну линейку с Акаевым и Бакиевым.

Да и семья у него в целом хорошая, и спецслужбы пока не сбрасывают журналистов с крыш домов.

Но если бы не было, например, последние шесть лет должности президента вообще в Кыргызстане, то с высокой вероятностью ничего от этого существенно в стране не изменилось — был бы какой-нибудь такой же премьер-министр, такой же парламент, милиция, врачи, такая же команда “Азия Микс” или фильм “Курманжан датка”, и жизнь, в целом, была бы примерно такой же.

Возможно, так и должно быть. Возможно, президенту действительно следует быть фигурой исключительно символической, неким таким председателем совета попечителей в масштабах страны, который мало что делает, но в критические моменты даёт мудрые советы.

Такую роль в европейских странах играют монархи.

***

Недавно я прочитал очень интересную дискуссию на сайте “Квора”, где одни люди задают вопросы, а другие пишут интересные развернутые ответы.

Вопрос был о том, какую работу выполняет королева Елизавета II и для чего она вообще нужна? Этот вопрос регулярно поднимается в Великобритании, потому что, в глазах 20% её жителей, королевская семья — это группа бездельников, которая получила свои привилегии совершенно случайным образом.

Королева Елизавета II, 2012 год.
Королева Елизавета II, 2012 год.

Один из ответов был потрясающе интересным, каким бы спорным он не казался.

“У меня почти нет сомнений, что королева Елизавета работает гораздо больше, чем я или вы”, — написал инженер NASA, британец Роберт Фрост, и продолжил:

«В 2015 году, в возрасте 89 лет, она посетила 306 мероприятий, на которых она вынуждена была приветствовать собравшихся, участвовать в невыносимом количестве бесед, давать уместные замечания по той или иной теме, позировать и успокаивать тех, кто страдает».

Успокаивать тех, кто страдает — это вообще, пожалуй, самое полезное, а может быть и единственное полезное, что европейские монархи делали в течение XX и XXI веков, после того, как они потеряли политическую власть.

Елизавета II навещает жертв теракта в лондонском метро, 2005 год.
Елизавета II навещает жертв теракта в лондонском метро, 2005 год.

И только ради этого, возможно, монархия этим странам и необходима — как психологическая служба поддержки для всего населения в трудную минуту.

Отец Елизаветы, король Георг VI, выполнял эту миссию во время Второй мировой войны, когда он остался с народом в Лондоне, несмотря на яростные бомбардировки.

Датская королевская семья была главным вдохновением для населения, когда страну оккупировала нацистская Германия — король Кристиан X выходил к людям в копенгагенские парки и распевал датские народные песни в знак протеста против немецких солдат.

Наконец, из недавних примеров — и, о да, это касается авиакатастрофы — голландская королевская семья одной из первых встречала тела тех людей, которых сбили в самолёте “Малайзийских авиалиний” над Украиной в июле 2014 года.

Королева Нидерландов Максима плачет, встречая тела голландцев, погибших в авиакатастрофе рейса MH17, 2014 год.
Королева Нидерландов Максима плачет, встречая тела голландцев, погибших в авиакатастрофе рейса MH17, 2014 год.

***

Может быть это и странно, что я привожу примеры европейских монархий, и, конечно, Кыргызстан — не монархия.

Но та роль, которую Атамбаев мечтал отвести президенту своими реформами, как раз и становится похожей на символически-монаршую, с единственной разницей в том, что президент у нас, к счастью, получает власть не по наследству и регулярно меняется.

Мне не нужно ничего от президента, я могу прожить без него. Я думаю, 99% кыргызстанцев тоже не нуждаются особо в президенте в своей повседневной жизни. Я думаю, 99% британцев или голландцев могут прожить большую часть дней года без своих монархов.

Но те редчайшие моменты, когда президент действительно важен для многих как символ лидерства (или даже, выражаясь тошнотворно-подхалимным языком депутата Исы Омуркулова, как “отец нации”) — это когда случается большое горе.

Первые часы после авиакатастрофы возле аэропорта "Манас", 2017 год. Фото: Тилек Бейшеналы уулу
Первые часы после авиакатастрофы возле аэропорта “Манас”, 2017 год. Фото: Тилек Бейшеналы уулу

Кыргызстанцы ожидали, что Атамбаев приедет на место крушения одним из первых. Что он успокоит пострадавших добрым взглядом и нужными словами. Что в день траура он выступит с пронзительной речью, наполненной искренним состраданием, которая заставит замолчать на какое-то время всех тех, кто его нещадно критиковал.

Что, наконец, он придёт на похороны кого-нибудь из погибших — хотя бы родственников маленького Жакшылыка, который потерял всю семью.

Если бы Атамбаев сделал всё это, критики простили бы ему многое — и самые глупые высказывания, и несуразное поведение на прошлогоднем праздновании Дня независимости, и молчание в день гибели кыргызских девушек на фабрике в Москве, и даже чёртову конституционную реформу.

Прошло три полных дня с момента трагедии. С тех пор президент сделал следующее:

  • Выразил соболезнования через сообщение пресс-службы. Это соболезнование было размещено в виде текста на его сайте, ну и зачитано ТВ-дикторами, то есть сам президент его публично не произносил — ни перед видеокамерами, ни перед хотя бы микрофонами радиостанций.
  • Распорядился выделить деньги пострадавшим — не свои, разумеется, деньги, а из президентского фонда, который формируется из пожертвований. Уверен, что и без него их выделили бы. (Скажу больше — и без президента люди спокойно деньги сами собирают.)
  • Якобы принял министра чрезвычайных ситуаций в день авиакатастрофы, хотя на всех официальных снимках с этой встречи стёрты EXIF-данные (я проверял), поэтому непонятно, в тот ли день эти снимки были сделаны. Но даже если и в тот, почему он был в кабинете, а не возле аэропорта “Манас”?
  • В день траура, 17 января, зачем-то принял главу Нацбанка и министра финансов, и говорил с ними не об авиакатастрофе.
  • 18 января Атамбаев встретился с вице-президентом компании General Electric (WTF?) и заместителем премьер-министра Узбекистана.

И всё.

То есть, Атамбаев вроде бы даже и не болеет. (И хорошо, я желаю ему долгой здоровой жизни.)

Алмазбек Атамбаев на встрече с вице-президентом корпорации General Electric, 18 января 2017 года (если верить пресс-службе президента)
Алмазбек Атамбаев на встрече с вице-президентом корпорации General Electric, 18 января 2017 года (если верить пресс-службе президента)

***

Когда Госкомитет национальной безопасности (ГКНБ, в прошлом КГБ / НКВД) затеял эту опасную игру с поиском людей, критикующих Атамбаева в соцсетях, у президента нашлось довольно много сторонников.

Почти все они приводили такой аргумент — что вот мол президент является одним из “символов государства” (хотя, согласно даже новой конституции, не является вообще-то), и поэтому его критиковать просто так нельзя, только конструктивно.

Что ж, за последние три дня Атамбаев дал поводов для огромной лавины конструктивной критики даже от тех, кому он был более-менее симпатичен.

И из биографии ему это не вычеркнуть, даже если ГКНБ пересажает половину страны.

Если вы согласны с позицией автора, подпишитесь на страницу “Клоопа” в Фэйсбуке

По теме:

  • Администрация Атамбаева назвала «неуместной» критику президента в связи с авиакатастрофой
  • Письма на родину: С неба не светит солнце, с неба упал самолет
  • Крушение «Боинга-747»: Папа Римский пожелал кыргызстанцам «сил и утешения»