Учительница из Польши пережила похищение в Кыргызстане, а милиция обвинила её в «провоцировании»

Агнешка Квецень преподает английский детям в Кыргызстане уже полгода.

Учительницу английского языка из Польши Агнешку Квецень пытались похитить мужчины на иссык-кульском курорте. Она сбежала от них и написала заявление в милицию.

Квецень рассказала в интервью Kloop.kg о похищении, бездействии милиции, сексизме и бытовой коррупции в Кыргызстане. Повествование ведется от ее лица.

Я была в США и знала, что в сентябре поеду в Африку. Поняла, что никогда не была в Азии, вот и приехала пять месяцев назад в Кыргызстан. По идее я работаю учителем с детьми ЛОВЗ, но, так как мой русский не на совершенном уровне, здесь я преподаю английский. Вообще работаю в Бишкеке, а сейчас — в летнем лагере для детей на Иссык-Куле.

Два дня назад мои друзья приехали в Кыргызстан и остановились в доме отдыха «Кайнар» — между пансионатами «Радуга» и «Карвен Четыре Сезона». Ночью, примерно в 9 часов, они забрали меня к себе. Я осталась у них дома, потому что не хотела возвращаться к себе ночью, рисковать, все-таки это не Европа. Здесь я должна быть осторожна — понимаю, как надо себя здесь вести.

Вот поэтому я возвращалась обратно в сторону «Карвена» (мы близко к нему расположены) из «Кайнара» в 7 утра. Там была маленькая тропинка, где не было людей. Мимо меня проехала машина, в которой сидели четыре молодых человека. Они остановились и спросили, нужно ли меня подвезти. Я им сказала, что все нормально, сама доберусь.

Тогда один из парней схватил меня и начал затаскивать в машину, но его друг из машины сказал, чтобы он оставил меня. Он ослабил хватку, и я побежала. На мне не было обуви, но я была так напугана, что было все равно. Они отъехали, но два парня вышли опять и начали идти в мою сторону, говоря, что не тронут меня и хотят помочь.

Там мимо проезжала старенькая машина, и я решила поскорее сесть в нее. Открыла заднюю дверь, но там спал парень под одеялом. Я села вперед с водителем. Я была заплаканной и просто попросила его ехать вперед поскорее. В определенный момент ему сказала, что надо повернуть направо и оставить меня там, но он не остановился, а, наоборот, стал ехать быстрее.

Я сказала ему: «Я дам деньги, остановите», но он продолжал ехать. Я плакала, кричала, умоляла просто его остановить. У меня было с собой 1000 сомов, и я готова была их ему отдать. Тогда он развернулся и начал ехать обратно в нужное мне место. Он спросил меня: «Ты остановилась у Айбека?» Это имя хозяина места. Но потом он опять проехал нужное мне место и поехал в сторону трассы Чолпон-Ата — Бишкек. Я ему говорю: «Я же дала деньги». Он начал говорить, что они ему не нужны, и сказал «Успокойся». Я была очень напугана. Он притормозил на пересечении на трассе, и в этот момент я выпрыгнула из машины. Он попытался схватить меня за свитер и оставить в машине, но я выскользнула.

Я стояла на этой трассе заплаканная, без обуви, с покосившейся одеждой и, наверное, выглядела, как пьяная или как будто была под действием наркотиков. Машины другие долго не останавливались.

Квецень говорит, что восхищается природой Кыргызстана.

И знаете, все это время за нами ехала первая машина, парни из которой хотели меня подвезти. Я не знаю, почему — может, они вместе действовали. Теоретически я могла выпрыгнуть и до трассы, но я ждала, когда кто-нибудь будет вокруг, чтобы мне помогли.

Когда я вышла из машины, эти парни пытались опять подрезать меня и ехали, пока я шла. Наконец одна машина остановилась на трассе, и я села в нее, сказала, что меня пытаются похитить. Я попросила их отвезти меня домой, но они сказали, что надо написать заявление в милицию. Мы поехали в Чолпон-Ату и там оставили заявление. Я написала заявление на английском, а потом менеджер нашего лагеря еще раз рассказала им все на русском.

Даже когда я приехала на участок заплаканная, в истерике, милиционер шутил: «Так ты не хочешь замуж выйти?» А другой сказал: «Они похитили тебя, потому что ты красивая». И еще они сказали: «Если ты носишь платья определенной длины, ты провоцируешь их сама».

Мы в Европе стараемся бороться за то, чтобы люди не обвиняли жертву из-за ее вида. Если я ношу платье, это не означает, что я хочу быть украденной или изнасилованной. Но здесь они просто относятся к тебе с таким сексизмом.

Beachy kinda girl☀️🌴👙 – #beach #issykkul #kyrgyzstan #asia #wanderlust #traveler #polishgirl #latina #travel

A post shared by Agnieszka Kwiecień (@aggnieszkaa) on

Парень, который мне помог, сказал, что номера укравших меня парней бишкекские, но я уверена, что они были местные. Я уверена, что они были местные, которые работают в «Радуге» или рядом. Они в 7 утра куда-то ехали и не были пьяны или что-то еще.

Милиция могла бы легко их найти, ведь деревня маленькая. Но милиционер через некоторое время пришел и сказал что-то вроде: «Теперь вы можете гулять спокойно на улице. Ходите куда хотите, они вас не будут трогать». Мы разговаривали с менеджером и охранником нашего лагеря, и они сказали, что милиционеры нашли тех ребят, но, видимо, те смогли откупиться.

Даже на таможне они берут мой паспорт и говорят: «Дай мне свой номер» и не отдают обратно паспорт. А потом просят деньги. На границе однажды меня остановили и я не дала номер, тогда таможенник стал просить ему заплатить.

Я однажды арендовала машину из Бишкека в Каракол. Милиционер остановил меня, у нас были все документы, но патрульный сказал, что у нас не все документы. Они просто не давали выйти нам из салона машины, и пришлось просто заплатить 1000 сом. Они закрывали мне путь, но вышел мой друг. Они относились к нему по-другому, потому что он мужчина, и просто 30 минут держали нас там. Это было не о документах, это все было к деньгам.

Я обожаю Кыргызстан. Природа здесь просто невероятная.

Люди такие гостеприимные, но вот мужчины — сексисты. Они каждый раз относятся ко мне, как к сексуальному объекту. Когда я еду куда-то, я стараюсь ездить на маршрутке, потому что в такси меня всегда спрашивают, откуда я, что делаю в Кыргызстане. Это нормальные вопросы, я отвечаю. Но потом начинается: «У тебя есть муж?» Я говорю: «Нет». Они удивляются: «А сколько тебе лет?» Я говорю: «24». А они: «И до сих пор нет мужа? Детей?»

Для мужчин женщина здесь может быть только матерью или женой. Они не понимают, что я независимая женщина и путешествую одна, и начинают: «Ты такая красивая», предлагают переспать.

Беседовала Нуржамал Джанибекова

Обновление: Вечером 24 июля милиционеры взяли детальные показания у Квецень и начали расследование.