Без вариантов. Почему школьники из бедных семей не могут сдать ОРТ и поступить в вуз

Иллюстрация: Дарья Удалова для Kloop.kg

Доступ к школьному образованию в регионах Кыргызстана совсем не такой равный, как задумано в конституции. Особенно это бьет по детям из необеспеченных семей, которым школа так и не помогает поступить в вуз и выбраться из бедности. Чтобы убедиться в этом, достаточно исследовать данные минобраза и нацстаткома — что мы и сделали.

«Я всегда мечтал получить высшее образование», — говорит 17-летний Манас, работающий на автомойке в Баткене. Но его мечта осталась мечтой — школьник не смог набрать пороговый балл на Общереспубликанском тестировании (ОРТ), и путь в университет для него оказался закрыт.

Ситуация, в которой оказался Манас — не единичная. Ежегодно вместе с ним тысячи выпускников не могут поступить в вузы из-за того, что проваливают ОРТ. Например, в 2014 году каждый второй школьник в Кыргызстане не смог набрать пороговые 110 баллов и сдать тестирование.

Эти 110 баллов — обязательное требование для поступления в большинство вузов Кыргызстана по всем направлениям, кроме специальностей культуры и спорта.

Что же делать выпускникам, которые не сдали ОРТ? Решений несколько: есть деньги — поступай в профтехлицей, если нет — иди работать или готовься к экзаменам в следующем году, что потребует дополнительных времени и денег.

Манас признается, что еще в школе понимал, насколько низки его шансы стать студентом. «Мы сразу знали, что денег на оплату контракта в нашей семье не хватит», — говорит он.

Такие переживания ребенка в школе не совпадают с целями ОРТ, которое должно обеспечить «равный доступ к высшему образованию на основе честного, прозрачного, независимого тестирования».

Почему же Манас и тысячи школьников по всей стране не сдают ОРТ? Они плохо готовились? А может быть они не такие одаренные? Или причина совершенно в другом?

Иллюстрация: Дарья Удалова для Kloop.kg

Редакция Kloop.kg провела статистическое расследование и выяснила, что дети из бедных семей с самого момента поступления в школу ограничены в доступе к образованию, а проваленные экзамены по ОРТ — это только последствие такой дискриминации в системе образования.

Манасу «повезло» родиться в Баткенской области — одной из беднейших в Кыргызстане. По статистике, вероятность провала ОРТ возрастает, если школьник живет в одной из бедных областей страны.

Например, в 2014 году двое из трех выпускников школ в Баткенской, Джалал-Абадской и Ошской областях не набрали проходные баллы на ОРТ — эти области самые бедные из семи областей в Кыргызстане.

В 2015-2016 годах ситуация несколько улучшилась, но все равно в бедных областях доля не набравших проходной балл выше.

Но место рождения — не самый важный фактор для успешной сдачи ОРТ. Большее значение имеет уровень достатка семьи. Если ребенок родился в бедной семье, его шансы сдать ОРТ гораздо ниже.

В богатых семьях родители могут оплатить детям услуги репетитора, купить хорошие канцтовары и учебники, а в бедных такого себе позволить не могут. Манасу не могли купить даже старенький компьютер, не говоря уже о репетиторах.

По статистике, бедные семьи тратят в 30 раз меньше денег на образование своих детей, чем богатые. Это еще один важный фактор, влияющий на получение образования.

Кроме нехватки денег в семье Манаса, в его школе было недостаточно учебников — это делает бесплатное школьное образование не равным и не доступным для всех. Даже в Центре оценки образования и методов обучения (ЦООМО) при минобразе отмечают, что в школах с детьми из обеспеченных семей показатели ОРТ значительно выше.

«Школы, в которых учатся дети с высоким социально-экономическим статусом, всегда имеют более высокие результаты, чем школы с учащимися, имеющими более низкий социально-экономический статус», — сказано на самом сайте ЦООМО.

Еще одна проблема — систематический пропуск занятий. Данные Нацстаткома говорят, что больше всего детей не посещают школы из-за инвалидности — это 1200 человек, около половины от всех детей, пропускающих занятия.

Все остальные причины связаны с бедностью: дети живут в неблагополучных семьях и испытывают материальные трудности, не посещают школы по семейным обстоятельствам, работают. Это доказывает, что именно школьникам из бедных семей приходится чаще пропускать занятия в школе или вообще туда не ходить.

Не исключением был и Манас. «Родители заняты в сельском хозяйстве — во время школы мне надо было помогать им. Приходилось пропускать школу», — признает он.

Статистический анализ Kloop.kg показал, что бедность не дает шансов на доступ к качественному образованию.

Что же Манас будет делать со своей мечтой учиться?

«Уже ничего», — отвечает он.

Как и многие его друзья по несчастью, он собирается в Москву на заработки. Что ждет его в жизни? Статистика подсказывает, что чем ниже уровень образования, тем выше вероятность оказаться за чертой бедности. Получается замкнутый круг: школьники из бедных семей получают худшее образование, что не дает им эту бедность преодолеть.

Иллюстрация: Дарья Удалова для Kloop.kg

Минобраз: Мы не решаем социальные вопросы

В минобразе считают, что решать проблемы школьников с бедностью — это не их задача. Ведомство видит равенство в том, что школьники из сел и городов получают примерно одинаковое количество грантовых мест в вузах. Но в действительности школьникам довольно сложно попасть на эти места — их получает менее 10% всех участников ОРТ.

«ОРТ справляется со своей задачей. Оно дает возможность учащимся, обучающимся в школах, расположенных не только в столице или в Оше, но и в малых городах и селах получить грант на обучение. […] Что же касается корреляции между уровнем бедности и уровнем ОРТ, то здесь необходима в первую очередь социальная поддержка семей и детей в трудной жизненной ситуации», — говорят в ведомстве.

При этом там признают, что тест показывает недостаточное качество подготовки выпускников в школе.

«Тест показывает, сможет ли абитуриент успешно учиться в вузе. В школе же мы до сих пор в основном “даем” знания, а не развиваем критическое мышление учащихся, умение работать с учебным материалом. Отсюда для многих возникают сложности в работе с основным тестом», — объясняют в министерстве.

Там считают, что Кыргызстану нужно менять «организационную культуру школ» и качество работы педагогов, но на это нужно много времени и усилий.

Что может помочь улучшить показатели ОРТ?

В 2015-16 годах министерство образования выпустило большое количество пособий с разъяснениями, что такое ОРТ, и как к нему готовиться — отчасти благодаря этим пособиям, средний показатель тестирования возрос на 10 баллов.

Часть из этих пособий бесплатные, но они изданы еще в 2004 году. А актуальные пособия можно купить только в Бишкеке — они стоят по 150 сомов за каждый предметный тест плюс 50 сомов за пособия, содержащие примеры заданий.

Учитывая, что в самых бедных семьях на образование тратят примерно 10 сомов в месяц, 200 сомов на каждое пособие — это непозволительная роскошь для них. Но если бы эти пособия были бесплатными и доступными в каждом регионе, то шансы сдать ОРТ для всех школьников были бы значительно выше.

Важную роль играет и правильное планирование семейного бюджета. Богатые семьи тратят на образование в 30 раз больше, чем бедные — и это сказывается на результатах их детей в ОРТ. В богатых семьях вкладывают в обучение своих детей не потому, что у них в 30 раз больше денег, а потому что они воспринимают траты на образование как инвестиции в будущее.

Наконец, надо улучшать школы. ЦООМО утверждает, что ОРТ нельзя использовать для оценки качества работы школ из-за того, что тест не учитывает другие факторы — например, уровень жизни населения, размер финансирования на образование или состояние школ. Поэтому необходима комплексная оценка качества школ.

Авторы: Арина Апарина и Савия Хасанова