Эрика Марат: После смерти Бурулай ничего не изменилось

Скриншот из фильма «Ала-Качуу»

Материалы, которые публикуются в рубрике «Мнение», отражают личную позицию их авторов. Автор этой колонки — профессор политологии в Университете национальной безопасности Эрика Марат. Оригинал материала опубликован на сайте Sheisnomad.

Бурулай погибла от рук насильника в милицейском участке, и ничего не изменилось. Городская общественность немного позлилась, немного попротестовала и восхитилась фильмом «Ала-Качуу».

Кинематография прекрасна. Красивые и талантливые актеры, родные ландшафты. Но фильм вышел в самый неподходящий для общества момент. Хотя он и посвящён Бурулай, но он не про ее трагедию. Даже не про саму проблему кражи женщин и девочек, скорее — архетип мужской фантазии о спасении нежной девушки из рук чудовища. Мужчина крушит других мужчин и спасает прекрасную девушку. Девушка в итоге нежно поёт и тихо плачет.

Эрика Марат

Фильм также отразил общественное восприятие ролей, которые женщины и мужчины должны играть в реальности. Практически все положительные герои (за исключением насильника и милиции) — мужчины. Все женщины — или бабки, или неумелые матери.

Дискуссия после смерти Бурулай по сути заполнилась взглядами о мужской нужде насиловать или спасать и женской доле помогать или терпеть.

Трагедия Бурулай пока не продвинула общественную дискуссию вперёд к эмансипации и солидарности. Напротив, она усугубила привилегии мужчин (милиционеров и насильников) и уязвимость женщин, дав волю патриархальным инстинктам.

Именно в таком контексте смело выступают Бакир Улуу, Масалиев и прочие. Высмеивают женщин-предпринимательниц. Не доверяют женщинам в парламенте. Смотрят на женщин, как на объекты своих пристрастий.

Важные вопросы остались не подняты.

  • Какие институциональные решения нужно принять для предупреждения не только женских смертей, но и насильственной культуры в семьях?
  • Мало кто призывает к тому, чтобы МВД лучше защищало от насилия, к пересмотру воспитания мальчиков и девочек, к ответственности государства и переосознания общественных взглядов на культ кражи женщин в невесты.
  • Никто не поднял тему, почему парни вырастают с такими насильственными намерениями и готовы начать семью через физическое давление?
  • Где государство и общество может привить культуру ненасилия молодым людям?
  • Как изменить систему образования, которая помогала бы девочкам и мальчикам самореализовываться через любимое дело, построение отношений и любви к друг другу?
  • Как поддержать женщин, которых насилуют в браке и которые передают насилие детям?
  • Как предотвратить насилие среди мужчин в семье?
  • Как государство должно отдавать приоритет поддержке населения вместо постоянных порывов наказать или запретить?

Без таких более глубоких общественных дискуссий, когда погибнет или покончит собой ещё одна жертва насилия, мы будем продолжать оперировать старыми понятиями. Ничего таким образом не изменится.

Многие с отвагой накинулись на «бабок» как соучастниц, которых вероятно тоже в свое время насильно отдали замуж и отобрали контроль над репродуктивным здоровьем (насиловали). Которые вкалывали всю жизнь и кому нужна новая рабочая сила.

Были призывы их арестовывать как соучастниц насильственных ритуалов, тогда как часто именно семьи жертв не принимают их домой из-за стыда и страха, религиозные лидеры практически не выступают против семейного насилия и государство не ведет целенаправленной политики в поддержке женщин и детей от насилия.

Примечательно также, что нет прямого перевода собирательному понятию «бабка» в кыргызском языке. Дискуссия о похищении женщин среди кыргызского населения таким образом стала русскоязычным явлением горожан. Русскоязычные горожане в силах влиять на современную политику, но пока не способны перестать оперировать понятиями советского прошлого и найти новый язык для обсуждения политик семейных отношений.

Если вам так же, как и мне, не нравится, как повернулась дискуссия после смерти Бурулай, попробуйте послушать феминистских активисток и активистов. Почитать статьи, написанные женщинами. Откройтесь новым идеям и интерпретациям окружающего мира. Проанализируйте, где источники насилия в вашей семье и среди близких.

Серьезная мобилизация общества против насильственных режимов требует времени и усилий. Смерть Бурулай, я надеюсь, стала началом последовательных дискуссий среди общественности, которые будут поднимать осведомленность среди разных групп — городского и сельского населения, женщин и мужчин, гражданского общества и государственных работников.

Когда осознание системного насилия станет более повсеместным, то и попытки ему противостоять тоже усилятся. А пока:

Мужчинам, которые полагают, что женщины сами виноваты в насилии вами над собой:

Ваше мнение опасно для общества. Вы — источник насилия и страданий. И вам так удобно.

Мужчинам, которые не согласны с насилием:

Призывайте своих соратников ненасилию в семье и обществе, даже если они в ответ высмеивают ваше мужское начало. Будет неудобно, но только так рождаются перемены.

Всем женщинам, девочкам и мальчикам:

Заботьтесь о своём психическом и физическом здоровье, будьте смелыми и никогда не берите вину на себя, если вы оказались жертвой насилия — в семье или в обществе.

И главное, если есть силы и ресурсы, поддерживайте друг друга.