Работа после 50-ти: Сложно найти и легко потерять. (А полноценно жить на пенсию невозможно)

Иллюстрация: Дарья Удалова для Kloop.kg

Гульнара (имя изменено) проработала в сфере образования 35 лет. В этом году она оформила пенсию — теперь государство будет платить ей чуть более трех тысяч сомов в месяц.

Она говорит, что треть ее пенсии — до тысячи сомов — уходит на коммунальные услуги, а зимой и того больше — две тысячи. Поэтому ей приходится работать — Гульнара преподает в одном из бишкекских вузов. Иначе она не сможет себя обеспечивать.

«Прожить на три тысячи сомов абсолютно невозможно. Поэтому даже, если бы я захотела бросить свою работу и начать заниматься каким-то другим делом, я бы не смогла выжить», — говорит она.

По данным Минсоцразвития, каждый четвертый кыргызстанец на пенсии не может полноценно питаться, а каждый третий — оплатить себе лечение. У них просто нет на это денег. Поэтому работать вынуждена почти половина пенсионеров Кыргызстана, а еще 34% из них — предприниматели. При этом каждый третий пенсионер материально помогает своим детям.

Но Гульнара и тысячи других пенсионеров не могут быть уверены в том, что завтра их не уволят.

Кыргызстанцев предпенсионного и пенсионного возраста нередко увольняют, хотя увольнять сотрудника из-за возраста незаконно — поэтому их просят написать заявление об уходе по собственному желанию.

По официальным данным, самая низкая пенсия в Кыргызстане — около 1,8 тысячи сомов. А прожиточный минимум на начало 2018 года — около 5 тысяч. И только треть пожилых людей Кыргызстана получают пенсии больше этой суммы.

Есть и те кыргызстанцы, которые никогда не работали официально — это, например, женщины, которые рано вышли замуж, не получили образования, и всю жизнь работали на земельных участках, вели домашнее хозяйство, воспитывали детей, ухаживали за пожилыми и больными родственниками.

Все, на что они могут рассчитывать в пожилом возрасте — это пособие в 1000 сомов, которое государство будет выплачивать им после того, как им исполнится 65 лет.

«Всех, кто в возрасте, убрали с работы»

Малика (имя изменено) работала главным специалистом в мэрии Токмака. После того, как она вышла из больничного отпуска, её вызвал руководитель аппарата мэрии. Он сообщил женщине о пожелании мэра — чтобы она уволилась по своему желанию.

«То, что я была в шоке — это ничего не сказать. […] Это было ясно, что они меня из-за возраста [увольняют]. После меня всех, кто в возрасте, они технично убрали с работы. Я уволилась, когда мне было 53, я осталась без работы, а до пенсии мне еще пять лет», — рассказывает она.

Малика — отличница муниципальной службы. Но сейчас она безработная, которая, к тому же, еще не может получать заработанную годами службы пенсию.

Кыргызстанцы предпенсионного и пенсионного возрастов, попавшие в такую же ситуацию, после увольнения вынуждены устраиваться на работу без оформления документов. Это значит, что они не имеют прав на больничный и отпуск, а также не платят страховые взносы.

Именно в таком месте работает одна из участниц опроса, проведенного институтом омбудсмена — ей почти 60 лет, и она вынуждена работать в швейном цехе.

Когда она из-за болезни пропустила два дня на работе, начальница накричала на нее и сообщила пожилой женщине, что, если она не может работать, то «пусть сидит дома, а дети и внуки обеспечивают ее».

«Она сказала, что у нее ателье, а не богадельня. Мне нужна работа. Теперь, если болею, все равно выхожу», — рассказывает женщина.

Иллюстрация: Дарья Удалова для Kloop.kg

Что делать, если вас уволили из-за возраста?

Юристка компании «Прецедент» Ильяна Жедигерова рекомендует собрать доказательства, которые помогут подкрепить заявление в суд.

«В случае, если гражданин считает, что ее/его незаконно уволили, то он/она вправе обратиться в суд. Конечно же, аудиозапись, свидетели будут служить доказательством при рассмотрении трудового спора», — говорит Жедигерова.

По ее словам, если пожилой сотрудник ушел с работы под давлением, то через суд можно будет оспорить увольнение и восстановиться.

Врач Бурул Алмазбекова дважды отстояла свое право работать в системе здравоохранения через суд.

В ноябре 2017 года ее и еще пятерых главврачей пенсионного возраста уволили с должностей. Занимавший тогда должность министра здравоохранения Талантбек Батыралиев говорил, что «дает дорогу молодым».

«Мир не стоит на месте. Освобождаемые от должностей руководители — в основном пенсионного возраста. Они положили немало сил, чтобы улучшить оказание медицинской помощи гражданам страны, но надо двигаться вперед и давать дорогу молодым», — сказал он тогда.

Алмазбековой, возглавлявшей Городской перинатальный центр, на момент увольнения было 67 лет. Больше 40 из них она отдала медицине.

«У меня такое ощущение было, что [министру здравоохранения] нужно было мое место. Там жесточайший прессинг был. Фактически, минздрав не давал нам работать. Они все время посылали комплексные проверки», — рассказывает она.

По словам врача, проверки не выявили ничего противозаконного. К тому же, Алмазбекову уволили пока она находилась на больничном — это противозаконно.

Она подала в суд и выиграла у Минздрава в двух инстанциях подряд — суд постановил восстановить ее в должности и оплатить ей вынужденный прогул.

19 июля Алмазбекова вернулась на работу в перинатальный центр. До этого она восемь месяцев жила на пенсию и радовалась, что ее дети могут ей помогать.

Международная организация AgeNet International назвала эти увольнения сотрудников пенсионного возраста, инициированные минздравом, дискриминационными.

«Подобные решения могут сформировать в правовом государстве, как Кыргызстан, дискриминационную практику в отношении людей пенсионного и предпенсионного возраста другими работодателями и послужить основанием для отказа при приеме на работу или при продлении трудовых договоров», — написала организация.

По данным Всемирной организации здравоохранения, возраст — ненадежный индикатор для оценки эффективности сотрудников. Но в Кыргызстане продолжают увольнять сотрудников из-за возраста — как в частных компаниях, так и на государственной службе.

Иллюстрация: Дарья Удалова для Kloop.kg

Как кыргызские законы поощряют дискриминацию пожилых людей

Согласно главному закону страны — Конституции — дискриминация по возрастному признаку в сфере труда запрещена. О том же говорится и в Трудовом кодексе — каждый гражданин имеет равные возможности для реализации своих трудовых прав и свобод.

Тем не менее, закон о государственной службе устанавливает возрастные ограничения для госдолжностей. По нему предельный возраст госслужащего — 65 лет.

В 2008 году Конституционный суд исключил из этого закона возможность увольнения госслужащих из-за пожилого возраста — этот пункт был признан дискриминационным. Но через шесть лет Конституционная палата, пришедшая на смену Конституционному суду, вернула эту норму.

Получайте самые важные и интересные истории «Клоопа» прямо в ваш телефон. Для этого подпишитесь на наш телеграм-канал

Институт омбудсмена Кыргызстана считает, что подобные решения должны принимать только после исследований — то есть нужно определить виды деятельности, при которых пожилые работники испытывают трудности.

Государство могло бы помочь уволенным пенсионерам, нуждающимся в работе, найти ее. Но встать на учет в то же Управление по содействию занятости, которое должно бесплатно помогать безработным с официальным трудоустройством, пенсионеры не могут по закону о содействии занятости населения.

По нему пенсионеры не считаются безработными, потому что получают пенсию.

По той же причине пожилые кыргызстанцы не могут пройти бесплатную профессиональную переподготовку или повышение квалификации. Всем остальным гражданам государство гарантирует их.

Соавтор: Айсымбат Токоева

Считаете важным, чтобы эту историю прочло побольше людей? Тогда поделитесь ей в соцсетях: