«Я знаю, вы это любите». Пять историй о преследовании из-за безответных чувств

Скриншот: Adult Swim

В Кыргызстане не принято публично говорить о преследовании, хотя с этим часто сталкиваются — особенно, девушки. Это происходит как в интернете, так и оффлайн. Официальной статистики по преследованиям нет, а в кыргызских законах нет наказания за чрезмерную навязчивость.

«Клооп» собрал истории пяти кыргызстанцев, которые стали жертвами сталкинга.

Угрожал смонтировать порно с моим лицом

Алтынай* столкнулась со сталкингом в 10 классе — ее преследовал неизвестный молодой человек, который хотел с ней встречаться. Он писал Алтынай в соцсетях: «Ты должна быть моей».

*имя изменено

Она не хотела дружить с ним, потому что даже не знала, кто он. Алтынай стала блокировать преследователя в соцсетях, но он создавал новые аккаунты и писал ей снова и снова.

После отказа он стал угрожать Алтынай, что смонтирует порнографическое видео с ней и разошлет ее друзьям и родным.

«У меня началась истерика — я просто не знала, что мне делать. Я плакала и в истерике начала удалять свои фотки со всех своих страничек в социальных сетях», — вспоминает Алтынай.

Она рассказывает, что в какой-то момент она была даже готова встретиться с преследователем: «Я не видела другого выхода, а в другие моменты я просто хотела покончить с собой».

В итоге Алтынай сменила номер телефона и целых три года не пользовалась соцсетями — да и сейчас она скрывает свое лицо в интернете и не публикует там свои фотографии. «Конечно, это в прошлом, но страх, что все может повторится, остался», — говорит она.

Узнавала через друзей, где я нахожусь

Однажды старая подруга Жаныша призналась ему в любви. Но он не хотел близких отношений с ней и ответил отказом. С тех пор он стал жертвой ее преследований.

«Она просила дать ей телефон, чтобы почитать мои переписки. Потом она узнала, что у меня появилась девушка, и начала следить уже напрямую», — рассказывает Жаныш.

По его словам, преследовательница стала наводить справки о его личной жизни через общих друзей — она хотела знать, где и в какое время он находился, с кем проводил время.

«Были моменты, когда я замечал, что она идет за мной. Это бесило очень, ведь это некрасиво со стороны человека — тем более того, кто был для тебя близким», — вспоминает он.

В очередной раз, когда Жаныш заметил, что бывшая подруга опять преследует его на улице, он сказал ей, что больше не хочет иметь с ней ничего общего.

После этого преследовательница стала все меньше следить за ним, но все равно продолжала морально давить — говорила, что его отношения с другими девушками делают её несчастной.

Но в конце концов она оставила Жаныша в покое.

Давил через знакомых и звал замуж

В 2011 году, когда Светлана ходила на языковые курсы при университете «Манас», она столкнулась с преследованием, которое продолжалось целый год.

«Это был друг моего преподавателя по турецкому языку. Я не знаю, почему, но он начал постоянно куда-то навязчиво звать. Замуж звал, хотя мы вообще не общались», — рассказывает она.

Этим преследователь не ограничился — посыльные начали приносить Светлане подарки домой и на работу, хотя она и не говорила ему свои адреса: «Иногда это были цветы, иногда — посуда, рамочки с моими фотографиями, взятыми из соцсетей. Если бы он дарил напрямую, я бы не принимала, а тут подарки были от посыльного, и я просто раздавала их коллегам».

Маму Светланы начали оскорблять ее знакомые и соседи — говоря, что ее дочь принимает подарки, а на свидание идти не хочет.

«К подруге, которая работала в школе, врывались в класс [его знакомые]. Самое ужасное, что в этом случае пострадали именно мои близкие», — рассказывает Светлана.

Устав от преследования, она написала пост у себя на фейсбук-странице: если он еще раз ее побеспокоит, то она подаст заявление в милицию. Это помогло — преследования прекратились. После этой истории Светлана стала намного осторожнее, и бросила учить турецкий язык.

Спустя год ей позвонили из милиции — сказали, что новая жертва ее старого знакомого написала на него заявление о преследовании. «Видимо, я была слишком доброй, но кто-то другой написал его», — говорит Светлана.

Выскакивала из-за угла и бесконечно листала мои соцсети

Арина* стала жертвой преследования на языковых курсах — однажды однокурсница одолжила ей учебник и девушки разговорились. Но для Арины на этом все и закончилось — она не хотела продолжать общение.

*имя изменено

Но ее новая знакомая вела себя навязчиво и странно — поджидала ее после занятий, но при встрече не пыталась что-то предпринять и объяснить, чего она хочет. Одногруппница преследовала Арину до остановки и поджидала в самых неожиданных местах.

При встрече она пыталась дать Арине денег на проезд, подсовывала в карманы печенье и другие сладости. Что думает об этом сама Арина, она не учитывала.

«Я всегда носила с собой шокер в виде фонарика. Однажды я шла, и из-за угла на меня выскочила какая-то большая тень. Мне стало так страшно, что я чуть не ударила шокером, а это оказалась она», — вспоминает Арина.

Она объясняла своей одногруппнице, что ее поведение пугает, и просила прекратить преследовать ее. Но та отвечала, что ей нравится следить за Ариной. «Она была младше, я не могла к ней относиться жестче, но ее поведение очень сильно стало бесить. Она не понимала того, что ей я ей говорила», — рассказывает Арина.

Вскоре ситуация стала невыносимой — преследовательница села с ней в один троллейбус и сунула ей в руки какой-то пакет: «Я и не смотрела в этот чертов пакет, это было так быстро, что я и не помню, как его взяла.

А она говорит: “Я вам купила кефир и булочки, потому что знаю, что вы это любите”». Позже Арина вспомнила, что пять лет назад писала в фейсбуке, что больше всего любит простую еду: кефир и булочки.

«Мне в этот момент стало по-настоящему страшно — ведь это сколько нужно пролистать ленту, чтобы увидеть этот пост, написанный много лет назад», — говорит она.

Чтобы девушка перестала ее преследовать, Арина написала об этом в общей WhatsApp-группе. «После этого абсолютно все начали обсуждать эту тему, а на занятиях стали смотреть на нее искоса». Это помогло — одногруппница перестала преследовать Арину, а через месяц вообще перестала ходить на курсы.

«После этой ситуации я стараюсь сразу открыто разговаривать с человеком, я научилась отстаивать свои границы и не быть слишком доверчивой и мягкой», — говорит Арина.

Преследовал вплоть до другой страны

Гюнель* поступила в университет «Ата-Тюрк Ала-Тоо» и должна была переехать в Бишкек из Кара-Балты. Но родители были против того, чтобы она жила одна, поэтому Гюнель переехала к родственникам в село неподалеку от столицы.

*имя изменено

Девушка рассказывает, что село было настолько маленьким, что все знали друг друга, и слухи расходились по нему очень быстро. Новенькой заинтересовались местные парни — стали свистеть ей вслед и предлагать подвезти до вуза.

«Как-то раз я стояла на остановке и ждала маршрутку до дома, а ее все не было. Подъехала машина, а там был за рулем тот, кто жил в моем селе, и он сказал, что едет домой. Я спросила, может ли он меня подвезти, так как нет транспорта, он согласился», — вспоминает Гюнель.

В машине парень стал говорить о том, что она ему нравится, и просить у нее номер телефона. Гюнель отказала ему, вышла из машины и пошла домой пешком.

После этого новый знакомый стал постоянно звонить ей. Гюнель даже пришлось сменить номер телефона, но и это не помогло — парень узнал новый номер.

Он даже стал приезжать за ней в университет:

«Он насильно сажал меня в машину. Пока мы ехали в село, я просто молча сидела всю дорогу, а он задавал всякие вопросы, потом брал мой телефон, вытаскивал себя из черного списка и только потом отпускал». Это продолжалось целый год.

Потом Гюнель переехала ближе к вузу, но преследователь нашел ее новый адрес. Он приезжал и говорил, что если она не выйдет к нему, то он скажет ее братьям, что она встречается со многими парнями.

«У нас [в селе] все очень строго и сложно. Я действительно боялась, что ему поверят. В конце-концов я просто начала выходить, когда он просил — настолько я устала от всего», — вспоминает Гюнель.

Когда Гюнель улетела работать в Турцию, преследователь нашел ее и там. «Вся сумасшедшая история, которая была здесь, начала повторяться в Турции», — говорит она.

Однажды Гюнель, наконец, набралась сил и попросила его больше не преследовать ее. Это вывело его из себя. «В этот момент он сошел с ума — затащил меня в свою общагу, запер двери комнаты и сказал, что не выпустит, пока я не заберу свои слова обратно. У меня началась паника, я кричала, плакала и говорила, что не хочу с ним быть, а он не слушал и ударил меня несколько раз по лицу. Я думала, такое бывает только в фильмах».

Чтобы успокоить его и сбежать из комнаты, Гюнель пришлось сказать своему преследователю, что она продолжит общаться с ним.

Он не отставал от нее еще несколько месяцев. А потом у него закончилась виза и ему пришлось вернуться в Кыргызстан.

«После этого он перестал меня беспокоить, — вспоминает Гюнель. — Когда он оставил меня в покое, я будто стала самой счастливой на свете».