«Это вам не Ошский рынок».
Как дресс-код в госорганах нарушает ваши права

1 min read
Иллюстративный коллаж. Фото: Freepik

Нельзя в джинсах, нельзя в спортивной обуви, нельзя в шортах — у большинства кыргызских госорганов есть четкий дресс-код для посетителей. Если вы ему не соответствуете, скорее всего, вас не пустят в здание. Рассказываем, почему это нарушает ваши права.

«Я считала себя виноватой»

Однажды Елену*, студентку одного из бишкекских вузов, пригласили на экскурсию в Жогорку Кенеш. Парламент периодически проводит их, чтобы познакомить молодежь с работой депутатов. В день экскурсии, когда Елена проходила через контрольно-пропускной пункт, ее не пустили в здание, ссылаясь на положение о дресс-коде.

*имя изменено

В тот день на студентке были рубашка, пиджак, синие джинсы и туфли-лоферы. В здание девушку не пустили из-за того, что на ней были не классические брюки, а джинсы. Сама Елена вспоминает, что тогда она посчитала себя виноватой в том, что не попала на экскурсию.

Из-за дресс-кода доступ в парламент закрыт не только некоторым студентам. В октябре 2018 года сооснователя «Диссернета» Андрея Заякина не пустили в Жогорку Кенеш на встречу с двумя депутатами, потому что на нем, помимо пиджака и рубашки, были синие джинсы и кроссовки. Заякину пришлось встречаться с депутатами в кафе за пределами белого дома.

Парламент — это не только законодательный, но и представительный орган. То есть, депутаты представляют в нем интересы своих избирателей и говорят от их имени. В обязанности депутатов входят, кроме прочего, встречи с избирателями.

Тем не менее, для посетителей Жогорку Кенеша деловой дресс-код обязателен — в парламент нельзя приходить в «спортивной, вызывающей и экстравагантной одежде». В джинсах тоже нельзя. За соблюдением дресс-кода следит охрана здания.

На сайте Жогорку Кенеша об этих требованиях ничего не сказано — узнать о них можно лишь на месте. Требование дресс-кода ссылается на положение «О пропускном режиме административного здания», однако этого положения в открытых источниках нет. Юристка Жибек Кенжебекова говорит, что этот документ — внутренний, и не может распространяться на граждан, которые пришли в здание парламента.

Единственное правило о соблюдении дресс-кода прописано в законе о регламенте Жогорку Кенеша. Согласно статье 145, «во время работы Жогорку Кенеша депутаты и присутствующие на его заседаниях лица носят [официальную] одежду». То есть, обязательный дресс-код по закону должен затрагивать только присутствующих на заседании парламента, а не всех посетителей Жогорку Кенеша.

Объявление о дресс-коде в здании правительства. Фото: Алексей Журавлев / Kloop.kg

Положения о пропускном режиме в здании правительства в открытом доступе тоже нет, но Кенжебекова смогла найти его. В нем сказано, что в рабочие дни посетители административного здания правительства должны придерживаться одежды делового стиля.

Положение ссылается на распоряжение рукаппарата правительства и противоречит ему — в документе сказано, что посетителям нужно «рекомендовать соблюдать деловой стиль одежды».

«Уважающий себя человек джинсы не наденет»

Похожие правила о внешнем виде посетителей действуют и в других государственных органах — например, в министерствах.

Бишкекчанка Александра отправляла официальный запрос в Министерство внутренних дел по личному вопросу. Она решила лично отправиться в здание МВД, чтобы забрать ответ на него. Когда она приехала туда, в здание её не пустили.

«Женщина в бюро пропусков спросила: «А вы случайно не в джинсах?». Я сказала, что в джинсах и в ответ получила: «В джинсах нельзя». На вопрос “почему?” мне сказали, что я хочу зайти не “абы куда”, а в МВД, и должна была одеться соответствующе».

Журналисту «Клоопа» в МВД объяснили, что правила о внешнем виде посетителей действительно существуют: «В шортах нельзя, в джинсах нельзя, в общем должен быть нормальный вид». В каком законе это закреплено, журналисту объяснить не смогли.

При входе в МВД, висит памятка «для посетителей Центрального аппарата МВД КР», которая тоже не ссылается ни на какие постановления и законы, печати и подписи на ней также нет. Тем не менее, в конце нее стоит указание «строго придерживаться вышеуказанным требованиям при пропуске командировочных и гражданских лиц».

Объявление о дресс-коде в здании Министерства финансов. Фото: Алексей Журавлев / Kloop.kg

В других министерствах ситуация обстоит почти также. Например, в здании минфина висит объявление: «Внешний вид служащего должен соответствовать классическому и деловому стилю, быть аккуратным и опрятным» — это один из пунктов кодекса этики для служащих.

Ниже написано примечание: «Соблюдение дресс-кода для посетителей Министерства финансов Кыргызской Республики обязательно», а также стоит печать и подпись без расшифровки.

Представитель пресс-службы министерства сказал в разговоре с журналистом «Клоопа», что «уважающий себя человек джинсы не наденет», но добавил, что попасть на прием в ведомство, не соответствуя дресс-коду, все-таки можно.

«В случаях, если придет человек, и по разным обстоятельствам его единственной более-менее приличной одеждой будут джинсы, возможен компромисс», — пояснили в министерстве. Охранник на пропускном пункте рассказал, что иногда встречи с такими посетителями могут проходить в общественной приемной, которая находится недалеко от входа и до прохождения через турникет.

От посетителей Министерства образования тоже требуют соблюдения дресс-кода. При входе в здание висит объявление о запрете посещения госучреждений «в шортах, в бриджах, в топике, в спортивных штанах, в рваной одежде».

Оно ссылается на постановление правительства № 378 от 2012 года. На сайте Министерства юстиции в базе законодательных актов есть лишь одно такое постановление, и речь в нем идет о «временном хранении товаров и транспортных средств под таможенным контролем».

Объявление о дресс-коде в здании Министерства образования. Фото: Алексей Журавлев / Kloop.kg

Похожие правила существуют и в мэрии Бишкека. В ее пресс-службе журналисту «Клоопа» сообщили, что в здание нельзя приходить в шортах, в футболках и джинсах. В отделе кадров мэрии подтвердили: «Каждый должен уважать деловой этикет и нужно уважать работников мэрии. […] Мэрия — это вам не Ошский рынок, где можно [находиться] в спортивной одежде».

Общего требования дресс-кода, которое распространялось бы на все госорганы не существует: если в одних министерствах правила строго расписаны, то в других их просто нет.

Например, в Министерстве культуры, информации и туризма нет никаких памяток о существовании дресс-кода. Охранник ведомства сказал, что в его обязанности не входит проверка внешнего вида посетителей и что никаких положений об этом нет.

Пресс-секретарь минздрава Жылдыз Айгерчинова рассказала, что в ведомстве никогда не было никаких ограничений дресс-кода: «Как я вижу, все в чем хотят приходят. Летом и в шортах могут. Люди как в обычной жизни одеваются, так и приходят. Как мы можем требовать, они же не государственные работники».

Дискриминация граждан

Юристка Жибек Кенжебекова утверждает, что в первую очередь требование дресс-кода — это ограничение конституционного права на доступ к информации.

Глава правовой клиники «Адилет» Чолпон Джакупова придерживается такого же мнения. «У нас в законодательстве ни одному ведомству не дается полномочий вводить дресс-код для посетителей», — утверждает она.

Джакупова пояснила, что если в кыргызских законах нет четкого запрета на ношение какой-либо одежды, то человек имеет право ее носить. Она напомнила, что госслужащих нанимают граждане Кыргызстана.

«Мы их нанимаем, содержим, а они начинают навязывать какие-то правила. Принцип их работы — это доступность, открытость и клиентоориентированность. […] Парламент — для избирателей, а не наоборот. Мы нанимаем госслужащих, чтобы они нас обслуживали, а они превышают свои должностные полномочия», — сказала она.

Джакупова считает, что внутренние положения о дресс-коде, принятые в госорганах — это дискриминация граждан, особенно из социально уязвимых групп. «Зачем нужны госорганы, которые вводят дискриминационные нормы? — спросила она и добавила: — Любое распоряжение или положение начинает действовать тогда, когда оно где-то опубликовано. Люди не могут о них узнать, если они закрыты».