1 min read

Фото: DPA

Министерство иностранных дел утверждает, что в китайских «лагерях перевоспитания» нет кыргызов — такие данные получил министр Чингиз Айдарбеков на встрече с председателем Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая Шохратом Закиром. Однако ранее китайские кыргызы жаловались на массовые задержания и требования вернуться в Китай из Кыргызстана.

Ссылаясь на председателя Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая Шохрата Закира кыргызский МИД сообщил, что информация об этнических кыргызах в китайских «лагерях перевоспитания» не подтвердилась.

Встреча Айдарбекова и Закира прошла в Урумчи 22 февраля во время официального визита главы кыргызского МИД в Китай.

Чингиз Айдарбеков, Шохрат Закир. Фото: МИД

Ранее, в декабре 2018 года, неназванный кыргызский дипломат посетил китайские лагеря, но МИД отказался сообщать журналистам информацию о визите и подтверждать или опровергать новости о находящихся там кыргызах.

Посещение лагерей не было инициативой кыргызского МИД, экскурсию провели для международной делегации из представителей Казахстана, России, Узбекистана, Таиланда и других стран Азии. Европейских или американских дипломатов и международных правозащитников туда не пригласили.

МИД осторожничает в вопросах, связанных с Китаем, утверждая, что «вопрос двусторонних отношений» с соседом — это «главное». В этом ведомство солидарно с президентом Кыргызстана Сооронбаем Жээнбековым, считающим, что «нужно быть аккуратнее».

«У нас тоже в тюрьмах сидят китайцы, но власти Китая нам ничего не кричат. Кыргызы, которые находятся в Китае — граждане Китая, и на них действуют законы Китая. Это не страх, просто нужно быть аккуратнее», — сказал президент после того, как китайские кыргызы обратились к властям Кыргызстана за помощью в возвращении своих близких из лагерей.

Китай — стратегический партнер и главный грантодатель Кыргызстана. Кыргызстан взял в кредит у государственного китайского «Эксимбанка» $1,7 млрд. Это более 43% от всего внешнего долга страны. Если страна не сможет погасить проценты или кредит, то Китай сможет потребовать любой актив в международном арбитраже.

Фото: CCTV

Что за лагеря?

Китай называет свои лагеря «центрами профессионального перевоспитания», которые должны предупреждать случаи экстремизма и радикализма. По их словам, это «образовательные центры», а содержащиеся там люди — «студенты», изучающие китайский язык и культуру.

Власти страны подтвердили существование лагерей после резонанса, вызванного обращениями международных правозащитников и статьями в СМИ. В лагерях провели экскурсии для некоторых дипломатов и журналистов, которые смогли взять интервью у находящихся там людей — но только в присутствии представителей власти.

Международная правозащитная организация Human Rights Watch (HRW) рассказала о лагерях в сентябре 2018 года, утверждая, что китайские власти с конца 2016 года стали массово и безосновательно отправлять мусульман региона в тюрьмы и лагеря перевоспитания. По разным оценкам, в лагерях перевоспитания содержат от 1 до 3 миллионов человек.

Бывшие узники лагерей сообщали о том, что их разделяли с семьей, пытали, угрожали и держали в антисанитарных условиях.

Видео: Медуза

Этнические кыргызы и лагерь перевоспитания

Китайские кыргызы обратились к властям Кыргызстана за помощью осенью 2018 года. В своих жалобах они утверждали, что после того, как китайские власти начали бороться против экстремизма с помощью «лагерей», многие из них потеряли контакт с оставшимися в Китае родственниками.

«У меня [в Китае] остались мама и сестренка. Но я не могу с ними связаться. Если звоню, говорят: “Не звони, нам страшно. Будет лучше, если не будешь звонить”», — сказал один из этнических кыргызов журналисту «Клоопа».

В ноябре 2018 года радио «Свободная Азия» сообщило об аресте 300 жителей села Кайыз Кызыл-Суйского кыргызского автономного округа Китая — в этом селе проживало около 1500 этнических кыргызов.

«Родители и все родственники остались в Китае. На сегодняшний день мы не можем с ними связаться. Но мы слышим информацию от тех, кто связывается. В селе раньше было пять школ с уйгурским, казахским, китайским, кыргызским и монгольским языками обучения. Все эти школы закрыли, оставили только обучение на китайском языке», — рассказал радио «Азаттык» Турсунаалы, вернувшийся пять лет назад на историческую родину в Кыргызстан.

Получивший кыргызское гражданство студент Аалы Суйунаалы уулу рассказал журналистам, что студентам-этническим кыргызам из Китая поступают угрозы от китайских правоохранительных органов. Студентов требуют вернуться — но те, кто уехал в Китай, не возвращаются. Комитет по поддержке кыргызов в Китае сообщил о невозвращении из Китая 45 студентов и преподавателя.

Фото: Шамбетов Токтосун

Комитет по защите китайских кыргызов был создан в феврале — организация пытается донести до властей информацию об арестах и лагерях.

«Мы боимся, как бы парней, которые пришли сюда, не похитили мафиозными или другими способами», — говорит получивший кыргызское гражданство Алмамбет Осмон уулу.

Организация подтвердила данные о 50 000 этнических кыргызах в лагерях, ранее об этом сообщили казахские активисты. Активист Серикжан Билаш рассказал о задержаниях в Кызыл-Суу, в том числе о давлении и закрытии кыргызоязычных и казахоязычных СМИ региона.

«В Синьцзяне давлению подвергаются не только мусульмане. Сотни тысяч монголов на Тибете заключили под стражу несмотря на то, что они одной религии с ними. В самом Китае миллионы христиан-католиков. Задерживают их. Задерживают демократов. Закрывают уйгуров по ложному обвинению в экстремизме и терроризме», — говорит Билаш.