1 min read
Фото: Арсений Мамашев / Kloop.kg

Это был четвертый феминистический марш в Бишкеке, но по масштабам самый большой —  до 400 участников. Несколько нарядов милиции обеспечивали их безопасность — ведь буквально за день до этого власти Бишкека хотели запретить марш из-за угроз со стороны движения «Кырк Чоро». Но марш состоялся.

Фото: Александра Титова

Активисты и активистки собирались у кинотеатра Россия. Люди обнимались, говорили о разном и вертели в руках плакаты. Их окружали сотрудники милиции, стоявшие плотным кольцом вокруг участников марша. Но как только колонна двинулась, напряжение спало.

Под биты барабанной дроби люди пошли вдоль аллеи проспекта Чуй, минуя Белый дом, площадь Ала-Тоо, бульвар Эркиндик, дошли до памятника Курманджан-Датки, а после остановили марш у сквера Борцам Революции.

Фото: Александра Титова

Никаких попыток сорвать мероприятие не было, однако власти Бишкека все равно попросили свернуть палаточный Женский городок солидарности на час раньше заявленного. Организаторы не могли поспорить с этим, так как им уже отключили электричество, из-за чего микрофоны и колонки больше не работали, а участники марша не могли услышать спикеров.

Синхронное провозглашение лозунгов передавало дух праздничного настроения пришедших на акцию людей. Многие не готовились к этому, пришли «просто поддержать друзей», но быстро влились в общую атмосферу.

Фото: Александра Титова

Повесткой шествия в 2019 году стала безопасность. По словам одной из организаторок мероприятия Фариды Лансаровой, причиной стали резонансные события, связанные с насилием и домогательствами по отношению к женщинам, произошедшие за прошедший год.

Безопасность 24/7 365 дней в году

Во время шествия марширующие скандировали разные лозунги, в том числе — «Виноват насильник, а не жертва», «Бьет, значит сядет», «Патриархат кетсин» (Патриархат проваливай).

Фото: Арсений Мамашев / Kloop.kg

Аня, пришла на митинг с подругами, она нарисовала несколько плакатов с лозунгами. Но несла только один — белый, с красными буквами, с требованием обеспечить безопасность для женщин и детей.

«Безопасность это самая важная проблема сейчас. Как о ней можно говорить, когда у нас могут просто украсть девушку и убить ее в отделении милиции. А милиция будет стоять и просто смотреть и ничего не будут делать. Я сама с таким сталкиваюсь, когда иду ночью домой вроде иду по Советской самой освещенной улице, но к нам докапывается буквально каждая группа мужиков», — рассказывает Аня.

Фото: Арсений Мамашев / Kloop.kg

Она же нарисовала плакат с Курманжан-Даткой, где изобразила реальную историческую личность, правительницу, ставшую для многих эталоном феминизма. Она известна как «Алайская царица», потому что правила алайскими кыргызами в XIX веке, когда традиции были еще более консервативны, чем сегодня.

Эта признанная кокандцами и Российской империей правительница была феноменальной личностью для того времени — ушла от первого супруга не побоявшись осуждения, стала супругой и советницей алайского правителя, а после его смерти стала править подданными сама, хотя остальные правители региона были мужчинами.

Фото: Арсений Мамашев / Kloop.kg

По данным правоохранительных органов за последние с 2016 по 2018 года было зарегистрировано более девяти тысяч фактов насилия в отношении женщин и детей, по которым возбуждено всего 784 уголовных дела.

Эркина пришла на марш, чтобы высказаться. Она считает, что женщины не должны молчать о насилии и должны отстаивать право на учебу и развитие, вне зависимости от чужого мнения.

«Сегодня день гражданской солидарности и мы не должны молчать, потому что наша страна стремительно скатывается в мракобесие. Если посмотреть сколько девочек приходит в школу, становится грустно. Рабство отменено давно. Но тем не менее, некоторые наши граждане считают, что кто-то должен им говорить на ком жениться, сколько детей иметь, что одевать — это же на самом деле рабство. Никто не должен кем-то владеть и навязывать свои ценности», — говорит она.

Фото: Александра Титова

Адилет пришел поддержать друзей и высказаться на тему давно обсуждаемой проблемы — отношения к келинкам (невесткам) в семьях.

«У меня на плакате написано «Келинизация — это рабство», потому что это правда, мы все знаем, что когда молодые девушки приходят в семью как келин, к ним относятся как к рабыням. Это совсем не равноправие, поэтому мы считаем, что система семейных ценностей, которая есть в Кыргызстане совсем изжила себя и бесчеловечна», — говорит он.

Фото: Арсений Мамашев / Kloop.kg

Среди молодых людей, пришедших на акцию, был и Санжар. Он рассказал, что буквально за ночь до марша прилетел из Германии, чтобы поддержать активистов.

«У меня написано на кыргызском языке «Мое тело, мое дело». Я считаю, что тело каждого человека принадлежит только ему и человек сам должен решать как ему с ним распоряжаться и так как они хотят. Для меня этот лозунг является частью меня, как трансгендерного человека. И запрещать людям свободу в этом — насилие, а проблема насилия это проблема каждого», — говорит он.

Фото: Арсений Мамашев / Kloop.kg

«Мы разные, но мы равные»

На марш пришла и дата-журналистка Анастасия Валеева — она рассказала, что как человека, работающего с данными, ее больше всего возмущает неравенство мужчин и женщин в обществе. Как самый простой пример, она привела статистику по зарплатам.

«У меня на плакате написано:»Почему я получаю меньше?» Потому что по статистике за равный труд женщины получают на 30 процентов меньше чем мужчины. Тут так и нарисовано, что женщина получает 70 сомов, а мужчина 100 — это несправедливо! Слышала, что “Кырк Чоро” собирались прийти и надавать нам, но именно поэтому стоило идти, чтобы показать что нас много и это нормально!», — говорит она.

Фото: Арсений Мамашев / Kloop.kg

Ширин взяла транспарант с перечеркнутым словом «эркек» (мужчина), потому что устала от несправедливости поощрения только мальчиков.

«У нас поощряют только мальчиков, и если ты что-то выполнил (даже если ты девочка) говорят, что «ты эркек!», то есть то что ты мужчина. Но это же не означает, что ты обязательно должен быть мужчиной, крутым можно быть будучи женщиной», — говорит она.

Фото: Арсений Мамашев / Kloop.kg

Тынчтык вышел на марш тоже из-за чувства несправедливости. Традиционные ценности очень важны для народа, но в них есть сексизм.

«Я знаю, всех своих семерых матерей! Я написал эти слова, потому что у кыргызов есть традиция запоминать всех своих 7 отцов, дедушек и прадедушек. Но никогда при этом не заучивали имена бабушек, это несправедливо. Если заучиваем имена отцов, я требую помнить и матерей», — говорит он.

Фото: Арсений Мамашев / Kloop.kg

«Где хочу, там и митингую!»

На бишкекском марше также было много активисток из Казахстана. По словам активистки Алины, власти Казахстана идут вразрез с конституционными правами казахстанцев, и безосновательно запретили активистами проводить какую-либо акцию в честь 8 марта.

«Мы подавала пять или шесть заявок на проведение акции. Но нам не разрешили, поэтому мы приехали сюда, в Бишкек, где мы можем обойти цензуру и говорить свободно о том, что хотим иметь право на мирные собрания, я хочу свободно выражать свою позицию», — говорит Алина.

Фото: Арсений Мамашев / Kloop.kg

Участница марша Катя подняла проблему устоявшихся норм, когда женщинам навязывают смирение, приводя в пример поколения женщин, которые не могли бороться за свои права.

«Потому что наши бабушки и мамы, и все поколение женщин, которые, по-сути нас родили, терпели кучу ужаса: домашнее насилие, невозможность владеть имуществом, невозможность голосовать и так далее. Если бы не было феминисток прошлого, мы бы не смогли сейчас тут стоять, не могли бы ходить в штанах и красить волосы в розовый цвет[…] но нам до сих пор говорят, «ну ничего страшного, твоя бабушка так жила, мама и ты так будешь жить» Нет! Я не согласна с этим, я хочу жить так как я хочу», — рассказывает она.

Фото: Арсений Мамашев / Kloop.kg

На марше было много людей, которые присоединись к ежегодному шествию впервые, например Нура.

«Я решила написать [на плакате] цитату Эммы Уотсон — «Если мы сами не будем защищать свои права, то кто за нас это будет делать?» Но я перевела его на кыргызский, потому что у нас недостаточно информации на кыргызском о феминизме и феминистских движениях», — говорит она.

Фото: Арсений Мамашев / Kloop.kg

Одна из участниц марша пришла в пижамном костюме и погремушкой.Она хотела привлечь внимание к тому, что женщины не хотят самовыражаться, потому что находятся под давлением общества, которое им указывает как жить.

«У нас женщины зомбированы телевизором, что им диктует общество, то они и делают. Они готовят, они считают что кишку набил и все отлично. Мода, оделся красиво и себя обманул. Никто не работает над своим внутренним миром, не могут мыслить свободно», — сказала она.

Фото: Арсений Мамашев / Kloop.kg

13-летняя участница марша Настя рисовала плакаты вместе со всей семьей — по наставлению младшего брата, она нарисовала котов. Настя говорит, что феминизм — это не про агрессивное поведение женщин, а про гуманное отношение к людям.

«Мы изобразили не феминизм, который у людей часто ассоциируется как что-то жестокое и яростное. На самом деле мы хотим просто сделать этот мир лучше. Хотим, чтобы люди поняли, что такое феминизм, и не боялись быть феминистками и феминистами», — рассказывает девочка с зелеными волосами. Она пришла сюда с друзьями и мамой.

Фото: Арсений Мамашев / Kloop.kg

Плакаты участников были разными, как и лозунги. Кроме обеспечения и соблюдения прав женщин, они требовали соблюдения законов, создать инклюзивную среду, обеспечить чистый воздух, обеспечить свободный доступ к образованию.

Согласно статистике, всего один ребенок с инвалидностью из шесть посещает школу. По словам правозащитников, эти цифры могут быть в три с половиной раза выше, так как многие дети просто не зарегистрированы в системе. Также, многие родители детей с инвалидностью, просто не знают, что их дети имеют право получать образование.

По данным Национального статистического комитета, в 2016-2017 учебном году в школах обучалось всего 12 тысяч школьников с различными нарушениями и проблемами здоровья.

А с каким бы лозунгом вышли вы?