Аппарат президента мешает журналистам работать. Что мы об этом думаем

1 min read
Фото: Пресс-служба президента

Сооронбай Жээнбеков на фоне его эмоционального предшественника Алмазбека Атамбаева всегда казался менее многословным. Во время публичных выступлений он никогда не отходит от своей заготовленной речи и все читает с бумажки, а попытки пресс-службы сделать все, чтобы президент выглядел хорошо на фото и видео, дошли до абсурда.

9 мая Жээнбеков возглавил шествие «Бессмертного полка» и, как мы вчера узнали, только государственному телеканалу КТРК разрешили снимать и фотографировать президента, также как и запускать дроны, чтобы зрители телеканала могли наблюдать шествие и сверху. Журналистов всех остальных СМИ попытались успокоить тем, что КТРК и пресс-служба президента (а это почти что одно и тоже) будут делиться с остальными медиа своими материалами — но прислали они их через час после окончания марша.

Спасибо, конечно. Но зачем тогда нужны все остальные журналисты, когда транслировать самые важные мероприятия может только КТРК?

Этот вопрос всплывает в журналистской среде не впервые. Такая несправедливость проявилась еще во время инаугурации Жээнбекова в 2017 году в госрезиденции «Ала-Арча» — тогда более 150 журналистов кыргызских СМИ не пустили в комнату, где происходило мероприятие, а просто усадили перед большим телевизором и включили трансляцию инаугурации на КТРК. Ту же трансляцию, которую мы могли посмотреть дома на фейсбуке или по телевизору.

Позднее разочарованных журналистов, зря проснувшихся в 6 утра, чтобы приехать в госрезиденцию на краю города, нарядившихся по всем правилам дресс-кода, пытались задобрить шоколадками, фруктами и алкоголем посреди рабочей недели. Но осадочек остался.

Во время приезда президента России Владимира Путина в Бишкек ситуация повторилась — нас снова посадили в тот самый злополучный пресс-зал. Там нам около четырех часов пришлось ждать президентов, а потом через окно наблюдать, как сотрудники КТРК снимают торжественную встречу Путина и Жээнбекова — нам ее снимать не разрешили. Когда мы пытались сфотографировать их хотя бы из окна, охрана запрещала нам сделать и это. Еще через час президенты все же вышли к нам, 15 минут хвалили друг друга, а потом их увезли, не дав журналистам возможности задать хотя бы один вопрос.

Почему в пресс-службе президента доверяют только КТРК непонятно. Вероятно, из-за того, что это государственный канал и его журналистов легче контролировать, а значит неприятных ситуаций и фейлов для имиджа Жээнбекова будет меньше. Но если доступ к телу президента имеет только одно СМИ в Кыргызстане, разве журналистику в нашей стране можно назвать свободной?

В предыдущие годы не было официального запрета на съемку и тем более на использование для этого дрона. А нынешняя пресс-служба всеми силами хочет, чтобы главу государства показали только с выгодных ракурсов ради «имиджа» страны.

По их словам, хаотично бегающие перед президентом журналисты помешают КТРК красиво заснять Жээнбекова, а дроны других СМИ могут столкнуться в небе с дронами гостелеканала, упасть на шествующих и испортить всем праздник. Картинка, конечно, ужасающая, но только вот есть множество других способов предотвратить такой расклад — и запрет самый радикальный из них.

Эта история напоминает то, как казахские службы фотошопят Касыма-Жомарта Токоева, убирая ему второй подбородок и сильно подтягивая кожу лица.

В Кыргызстане в целом со свободой дела обстоят лучше, но такими действиями власти ограничивают работу журналистов, давая исключительные привилегии КТРК и забирая у граждан право следить за событиями через другие СМИ. А это нарушение закона «О защите профессиональной деятельности журналиста». Там же и указано, что госорганы могут понести ответственность за «вмешательство в профессиональную деятельность» журналистов.

После возмущения журналистов из-за запрета на съемку горкенеш переложил ответственность за это решение на аппарат президента, в котором в свою очередь заявили, что ничего не запрещали.

Но 9 мая милиция все же пыталась запретить съемку президента, который шел в первом ряду шествия. Несколько милиционеров, а также сотрудники аппарата президента утверждали, что снимать главу государства нельзя, в то время как перед ним в десятке метров ходили люди с камерами, которые и так делали фото и видеосъемку президента. Хотя на них не было опознавательных знаков «Пресса» и других символов, хотя бы обозначающих их принадлежность к КТРК.

Все эти запреты неофициальные и необоснованные, об этом журналистам говорят только устно, во время телефонных разговоров перед аккредитацией, как это было с нами. Обычно это звучит так: «Мы вас аккредитовали, но трансляция с телефонов запрещена». На вопросы о том, почему нельзя, аппарат президента понятных ответов не дает.

Обжаловать запрет на съемку можно через суд, но там потребуют официальный документ, подтверждающий запрет, который госорганы просто не выдают. И доказать, что работу ограничивали, невозможно — госслужащие в любой момент могут сказать, что такого не было и все.

В итоге журналисты опять же не смогут полноценно выполнять свою работу, потому что их «вежливо» попросят убрать камеры мужчины в черных костюмах, потому что мобильная связь может просто пропасть по воле спецслужб, или потому что эти журналисты не работают на КТРК.

Мы в «Клоопе» считаем, что это нарушение наших прав как журналистов и ваших прав как граждан Кыргызстана. И поэтому мы будем и дальше выполнять свою работу так, чтобы это было полезно нашим читателям.

Поэтому, если президенту Кыргызстана и сотрудникам его аппарата действительно нечего скрывать, и он не боится журналистов кыргызских СМИ, мы предлагаем ему провести интервью с журналистами «Клоопа» и ответить на те вопросы, которые волнуют граждан нашей страны в рамках нашей интернет-передачи «Пятиминутка».

Торжественно клянемся снимать президента только с хорошего ракурса.