Навигация

Большая утечка о преследовании уйгуров в Синьцзяне: Они задержаны за бороды, платки и «ненадежность»

Опубликовано
Евгения Михайлиди
Изображение: UHRP

Журналистам Би-би-Си попал в руки документ, проливающий свет на массовые угнетения мусульман в китайской провинции Синьцзян. В 137-страничном документе перечисляются подробности личной жизни более трех тысяч человек из западного региона Синьцзян. «Клооп» пересказывает материал, опубликованный на Би-би-си.


Документ, оформленный таблицей, описывает в мельчайших подробностях бытовые аспекты жизни, которые китайские власти могут посчитать за практику религиозных верований. То, как часто молятся люди, как одеваются, с кем общаются и как себя ведут — эти данные вписаны в строки таблицы.

Один из ведущих мировых экспертов по политике Китая в Синьцзяне — доктор Адриан Зенз — считает утечку подлинной. Документ, вероятнее всего, был составлен китайскими властями и, по словам Зенза, он позволяет взглянуть на умы тех, кто принимает решения об отправке людей в так называемые «лагеря перевоспитания».

Из трёх тысяч человек, перечисленных в документе, жизни 311 людей описаны подробнее остальных — рассказывается их происхождение, религиозные привычки, а также отношения с сотнями родственников, друзей и соседей.

Последняя колонка в таблице — вердикт, решающий дальнейшую судьбу человека: должны ли находящиеся в лагерях остаться там, или должны ли быть отправлены в лагеря те, кто сейчас на свободе.

Документ показывает, что мусульмане Синьцзяня могут попасть в лагеря за выполнение даже самых невинных религиозных ритуалов.

Строка 598 описывает случай 38-летней женщины по имени Хельчем, которую отправили в лагерь по одной основной причине: было известно, что несколько лет назад она носила платок.

Часть уйгуров была задержана за подачу заявления на получение загранпаспорта, что китайскими властями считается «проявлением радикализации». Одного из таких мужчин задержали именно за намерение уехать за границу, хотя в других столбцах его описали как «не представляющего практического риска».

Все 311 человек, перечисленных в детальном списке, живут в уезде Каракаш, недалеко от города Хотан на юге Синьцзяна, где более 90% населения составляют уйгуры. Но наряду с уйгурами, в лагерях также содержатся китайские казахи и кыргызы.

Как собирали информацию?

«Каракаш-лист», как называет этот документ Зенз, отражает то, как китайское государство рассматривает практически любое выражение религиозных убеждений как сигнал нелояльности. Чтобы это искоренить, им необходимо проникнуть в личную жизнь уйгур.

Так, в начале 2017 года, когда усердно заработала кампания по принудительному задержанию, группа людей, преданных коммунистической партии Китая, стала проникать в уйгурское сообщество через так называемые «деревенские рабочие группы».

Каждому члену этой группы назначали несколько домов: они посещали их, заводили дружбу с этими семьями, а затем делали подробные записи о «религиозной атмосфере». Например, сколько у семьи было Коранов или были ли соблюдены религиозные обряды.

Судя по всему, власти Китая придерживались принципа коллективной ответственности — вместе с главным обвиняемым могли быть задержаны члены его семьи. В таблице, полученной Би-би-си, 11-й столбец используется для указания семейных отношений и круга общения.

«Продолжение обучения»

Из документа очевидно, что все 311 человек из детального списка имеют родственников, которые в настоящее время живут за границей — что долгое время считалось проявлением нелояльности.

Оценка одного 65-летнего мужчины содержит информацию о его детях: две дочери, которые «носили платки и бурки в 2014 и 2015 годах» и сын с исламскими политическими убеждениями. Его вердикт — «продолжение обучения». Это означает, что мужчина останется сидеть в лагере.

Расплывчатый термин «ненадежный» встречается в документе несколько раз. Он указан в качестве единственной причины задержания в общей сложности 88 человек.

У многих людей из списка Каракаш несколько причин попадания в него. Очень часто встречается нарушение законов Китая о планировании семьи. По мнению властей, наличие нескольких детей в уйгурских семьях показывает, что собственные традиции для них важнее светских законов государства.

Валидность

В документе нет печатей и штампов, из-за чего сложность проверить его подлинность. Предполагается, что вместе с другими засекреченными документами, этот список попал в руки анонимного беженца-уйгура. Он, в свою очередь, передал все файлы, за исключением списка, контактам за рубежом. После того как в прошлом году международные СМИ опубликовали первые документы, беженец передал и сам список Каракаш.

В конце 2019 года Китай объявил, что все заключенные уйгуры в Синьцзяне «закончили обучение» и «вышли на свободу». Тем не менее, также отметил, что некоторые центры могут оставаться открытыми, если бывшие или новые «обучающиеся» захотят пройти там курс.

Опубликовано
Евгения Михайлиди