Один из основателей «Клоопа», Ринат Тухватшин, по образованию врач. Он в ужасе от двух явлений: от безумного роста случаев Covid-19 в Кыргызстане и от того, как мы бездарно использовали жёсткий карантин весной этого года.

Все свои тревоги и идеи он изложил другому основателю «Клоопа» Бектуру Искендеру, который всё это тщательно записал и превратил в обращение-пособие для правительства Кыргызстана. Прочитайте внимательно, поделитесь с друзьями и передайте всем своим знакомым в правительстве, кому только можно.

Глава 1. Сейчас

Почему Кыргызстану снова нужен жёсткий карантин? Потому что сейчас стало очень плохо. И если всё продолжится таким же темпом, дальше будет только хуже.

По всем признакам наша система здравоохранения оказалась на грани коллапса, она уже еле справляется с резким ростом случаев Covid-19.

Будут погибать пациенты от коронавируса. Будут погибать пациенты от других болезней — просто из-за того, что больницы не смогут их принимать, они же заняты пациентами с коронавирусом. Будут погибать врачи, и не только от самого коронавируса, но и от переутомления. И снова будут погибать пациенты от коронавируса, которые могли бы не умирать, убереги мы врачей.

И если кто-то полагал, что нужно просто всем переболеть, и проблема сама собой разрешится коллективным иммунитетом… Да, так можно попробовать, но на это уйдёт не месяц, и не два, на это может уйти год, а то и больше. Год — это непозволительно много. Страшно представить, какой катастрофой это будет для нашей страны.

Во второй половине июня ежедневный прирост случаев Covid-19 составил от 3,6 до 8,3 процентов. Вам кажется, что это маленькая цифра? Как бы не так. Вот как это выглядит на графике количества активных случаев:

Попробуем представить, что будет, если такой ежедневный прирост будет длиться целый год. Возьмём за начальную точку число в 5735 — столько было зарегистрированных случаев на 1 июля. Если каждый день прирост будет составлять 5 процентов, то через месяц в стране будет больше 23 тысяч случаев. Через два месяца — больше 100 тысяч. Через три месяца эта цифра приблизится к полумиллиону. Мы не осилим такое. (Понятно, что математическая модель эпидемии намного сложнее, но масштаб роста числа случаев примерно такой.)

Повторим наш вывод: сейчас всё очень плохо.

Как решить эту проблему? Переходим ко второй главе.

Глава 2. Жёсткий карантин — единственный выход

Нет, никакие половинчатые меры не подойдут.

Те страны, у которых был экспоненциальный рост, преодолевали его только введением жесткого карантина. И не надо про Швецию, смертность в схожих странах (например, в Дании и Нидерландах) значительно меньше на миллион. И мы не Швеция, с её мощной системой здравоохранения и дисциплинированным (и не бедным) населением.

Китай ввел на этой неделе жесткий карантин для 400 000 жителей провинции Хэбэй всего лишь из-за 18 новых случаев в одном уезде.

Кыргызстану, с его нынешней динамикой, тем более нужно ввести жёсткий карантин. Здесь следует напомнить вещи, которые должны были стать всем очевидны еще с прошлого раза:

  • Карантин продлевает эпидемию, а не прекращает её.
  • Карантин вводится для того, чтобы у общества и государства было время принять меры по борьбе с эпидемией.
  • Если меры не приняты, то после снятия карантина распространение инфекции резко ускоряется.

Главным принципом жёсткого карантина должно стать следующее: нигде не должно быть толп. Для этого мы либо полностью закрываем какие-то объекты, либо мы, наоборот, делаем их максимально доступными, и, если надо, круглосуточно.

Например: невозможно закрыть рестораны, но оставить только летники. Это создаст искусственный дефицит мест, мы получим огромное количество людей в летниках, и есть еду они, конечно же, будут без масок. Контролировать соблюдение правил в каждом летнике намного сложнее, чем контролировать, открыто ли заведение в принципе.

Общественный транспорт в Бишкеке может работать только утром и вечером в будние дни 

Исходя из этого, жёсткий карантин должен действовать по следующим правилам:

  • Люди не должны находиться ближе чем на два метра друг к другу.
  • Для этого нужно закрыть всё не жизненно важное, где может быть скопление людей: рестораны, клубы, торговые центры, всё! Закрыть надо совсем, как бы это тяжело ни было. Ресторанам и кафе можно работать на вынос, но нельзя туда приходить и сидеть.
  • Конечно же, придётся ограничить выход людей из дома. Выходить только по жизненно необходимым причинам: продукты, аптека, больница.
  • Если возможно, магазины, базары и аптеки должны работать, наоборот, круглосуточно. Можно работать посменно, чтобы избежать толкучки, но жизненно необходимое должно работать круглосуточно. (Потому что, повторим: нельзя создавать искусственный дефицит.)
  • Сотрудники жизненно важных объектов должны носить качественную персональную защиту: например, респираторы N95, а не тряпичные маски. (Или, другой пример, установить плексигласовые стёкла на кассах.) Нужны люди, которые будут следить за тем, что сотрудники и посетители жизненно важных объектов надевают персональную защиту правильно: никаких открытых носов, масок на подбородке, бород на лице, маски должны плотно прилегать.
  • Службы доставки при этом должны поощряться, они должны расцениваться как жизненно важные услуги. У курьеров должны быть средства персональной защиты повышенного класса, все они должны пройти соответствующий инструктаж.
  • Кто не занимается жизненно важной работой, должен работать на удалёнке, если возможно, и не выходить из дома.
  • Люди должны выходить на улицу с паспортом, людей надо штрафовать за выход дважды в день, но должна быть возможность оплатить штраф потом, через интернет или мобильные кошельки. Ни в коем случае нельзя задерживать людей и доставлять их бог знает в какие отделения, где они могут как раз заразиться.
  • Все массовые мероприятия должны быть запрещены, в том числе митинги и даже одиночные пикеты. (Это первый текст в истории «Клоопа», где мы призываем к запрету митингов, настолько всё серьёзно!)
  • Передвижение на личном автотранспорте по тем же строгим правилам, в машине должно быть не больше двух человек, либо люди из одного дома, которые могут это доказать.
  • Общественный транспорт нужно либо полностью запретить, либо, наоборот, вообще не ограничивать, чтобы был избыток свободных мест и люди могли рассредоточиться.
  • Меры можно ужесточать до тех пор, пока показатели мобильности людей, на основе данных мобильных операторов, не упадут до уровня первого карантина.

О, вам многое было знакомо? Мы пережили похожие меры весной, не правда ли? Да, и это помогло тогда приостановить рост случаев Covid-19, но, к великому нашему общему сожалению, правительство Кыргызстана использовало весенний карантин абсолютно бездарно. Плоды этого мы сегодня и пожинаем.

Как же организовать жёсткий карантин так, чтобы в нём был смысл и от него был эффект? Об этом в следующей главе.

Глава 3. Что нужно делать во время карантина, чтобы в нём был смысл?

Во время жёсткого карантина нужно работать сразу в четырёх направлениях, и каждое из них мы распишем:

  • Нужно организовать научный совет по борьбе с коронавирусом.
  • Нужно предпринимать меры для снижения смертности среди уже болеющих.
  • Нужно предпринимать меры для снижения заболеваемости.
  • Нужно спасать экономику.

Почему нельзя всем этим заниматься без жёсткого карантина? Потому что тогда невозможно будет работать на опережение. Когда идёт экспоненциальный рост случаев заболевания (как у нас сейчас), нужно такими же темпами наращивать ресурсы. Ни у одной страны мира этого не получилось. Жёсткий карантин — единственная возможность подготовить все ресурсы ко времени после карантина.

Теперь пройдёмся по каждому из этих направлений подробнее:

Глава 3.1. Как организовать по-настоящему эффективный научный совет по борьбе с коронавирусом

Штаб по предотвращению коронавируса, что был создан правительством Кыргызстана весной 2020 года, смог сдержать распространение во время жёсткого карантина, но, к сожалению, провалил подготовку к пост-карантинной работе. Может быть, потому что у него было недостаточно полномочий?

Нужно создать чрезвычайный научный совет из 3-5 человек, в котором будут собраны инфекционисты, эпидемиологи и специалисты по данным: эти три профессии особенно важны.

У них должна быть помогающая им команда (из представителей тех же трёх профессий). Большинство членов этого совета должны владеть английским языком.

Самое интересное, что в Кыргызстане все эти специалисты есть! У нас прекрасные инфекционисты и эпидемиологи, одни из лучших в регионе. Вы знали, что в Кыргызстане есть очаги сибирской язвы и бубонной чумы? Нет? Знаете, почему вы не знали? Потому что именно эти специалисты всё это сдерживали.

Где они сейчас? Они непосредственно спасают жизни людей, но это неэффективное распределение ресурсов! Эти люди нужны именно во временном руководстве страной на время чрезвычайного положения (которое, да, придётся снова вводить).

Непосредственно спасать людей будут другие врачи, многих из которых придётся переквалифицировать, но мы об этом поговорим ниже.

Этот научный совет должен стать высшим органом принятия решений на время ЧП — фактически он должен в это время управлять страной от лица президента страны, который ввёл ЧП.

Разумеется, в полномочия совета должен входить только контроль всего, что связано с коронавирусом. При этом каждое решение научного совета должно быть публичным и иметь общественно доступное (выложенное в интернете!) научное обоснование, содержащее ссылки на релевантные научные работы.

Правительство и президент, и уж тем более комендатуры с их силовиками, не должны перечить решениям, которые примет научный совет.

Наоборот, у научного совета должны быть полномочия пресекать любые действия правительства во время ЧП, которые этот совет сочтёт вредоносными для эпидемиологической ситуации.

О более детальных аспектах работы научного совета мы поговорим в следующих пунктах.

Иллюстрация: Жанна Жарматова для Kloop.kg

Глава 3.2. Как работать над снижением смертности

Смертность от коронавируса при не справляющейся системе здравоохранения может в 10 раз превысить смертность от коронавируса при нормальном медицинском уходе. Не говоря уже о смертности от других заболеваний, на которых у врачей просто не останется времени и сил. (Текущую волну пневмонии в Кыргызстане и связанную с ней смертность мы считаем вызванной коронавирусом.)

Чтобы побороть смертность, в первую очередь нужны врачи. Много квалифицированных врачей — при этом отдохнувших и способных выполнять свою работу месяцами. Здесь и далее под врачами мы имеем в виду как непосредственно врачей, так и средний медицинский персонал.

За время карантина надо переподготовить значительную долю врачей страны, чтобы каждый из них мог оказывать помощь при коронавирусной инфекции.

Врачи — военнообязанные. Придётся объявлять призыв и мобилизовать их.

При этом, ранее упоминавшийся научный совет должен ежедневно следить за новыми протоколами лечения, которые появляются во всём мире (поэтому в совет нужно будет набрать англоязычных людей), и каждый день выпускать обновлённый протокол для кыргызских врачей.

Всё это должно происходить максимально централизованно, и врачи должны лечить только по самому последнему протоколу, опубликованному научным советом.

Все, кому нужен кислород и ИВЛ, должны иметь возможность получить их. Большинство пневмоний должны расцениваться, как вызванные коронавирусом по умолчанию и лечиться по соответствующему протоколу. В свою очередь, научный совет должен решить, как максимально разгрузить врачей от бюрократии и другой не связанной с оказанием медицинской помощи работой. Очень много времени у врачей уходит на писанину, на время карантина это надо снизить.

Во вторую очередь, нужны оборудование и медикаменты. Они становятся сейчас более доступными. Любые несрочные траты в бюджете нужно перекинуть на закупку оборудования и медикаментов. Можно, например, пожертвовать пока что ремонтом дорог — важнее всего сейчас спасать людей.

Но любая покупка должна одобряться научным советом. Если он не одобрил, закуп не производится. Научный совет не выбирает поставщика — он только утверждает целесообразность той или иной закупки и приводит публичное научное обоснование, а далее самой процедурой госзакупки совет уже не занимается. Все покупки при этом должны быть опубликованы, чтобы убедиться, что деньги не тратятся неэффективно.

Только в третью очередь нужно помещение. Не надо строить новые здания больниц! Это создаст дыру в бюджете, и мы направим слишком много ресурсов туда, куда не так срочно надо. Надо максимально эффективно использовать всё имеющееся.

Надо перепрофилировать часть существующих больниц, чтобы в них можно было принимать пациентов с коронавирусом. (При этом важно сохранить медицинские мощности для лечения других заболеваний.)

Чтобы сохранить другие жизненно необходимые больницы (например, онкологию, травматологию, хирургию и так далее), надо использовать стадионы, спортивные залы, выставочные центры, мечети, церкви. В конце концов, здание Жогорку Кенеша обретёт гораздо больший смысл, если из него временно сделать огромную больницу.

Глава 3.3. Как снижать заболеваемость после карантина?

Принимающие решения должны их понимать

Недоверие убивает. Если население не доверяет государству и его мерам, то это фактически убивает. Если государство и общество не будут действовать рука об руку, по отдельности они ничего не добьются.

Нам кажется, что одна из главных причин недоверия к властям в Кыргызстане в том, что власти зачастую сами не понимали, зачем они предпринимают те или иные меры, и какая у них эффективность.

Поэтому вся власть на время ЧП должна быть в руках у научного совета — те, кто принимают решения, должны понимать, зачем они это делают. У научного совета должен быть отличный отдел коммуникаций, который затем объяснит населению понятным языком, зачем те или иные решения были приняты.

Ошибки будут

Надо понимать, что при всём при этом научный совет может принимать ошибочные решения. Что-то, что было эффективным, допустим, для Европы, даже при наличии научного обоснования может не сработать в Кыргызстане.

Такие ошибки должны открыто признаваться и эффективно исправляться.

Каждая задача, которую будет ставить научный совет, должна включать индикаторы, которые надо будет отслеживать, анализировать, и на основе данных принимать решение о дальнейших действиях (именно поэтому, кроме инфекционистов и эпидемиологов в научный совет нужны специалисты по данным).

Всё надо будет измерять. Например, научный совет принимает решение, что продавцы в магазинах должны носить респираторы N95, а не обычные тряпичные маски. После этого надо будет отслеживать степень исполнения этого правила и уровень заболеваемости среди продавцов. Это и будут индикаторы — на их основе будет понятно, сработала мера или нет.

Таким же образом надо будет работать со всеми остальными мерами: научный совет должен отслеживать эффективность каждой из них, и результаты этого мониторинга должны быть публичными.

Делаем карантин предсказуемым

Очень важно, чтобы усиление или ослабление карантинных мер было предсказуемым и выглядело обоснованным для большинства населения.

Для этого должна быть разработана статистическая модель баланса угроз и ресурсов. Мы должны знать, какие у нашей страны есть ресурсы (врачи, койки, препараты, оборудование) и мы все должны знать тот день, когда ресурсы закончатся при нынешнем темпе эпидемии.

Если мы понимаем, что наши ресурсы закончатся через месяц, то мы должны либо наращивать их, либо снова вводить жёсткий карантин. Люди, которые следят за этими данными, будут таким образом понимать, почему вводятся эти меры. Также люди будут знать, в какой день наступит усиление карантинных мероприятий.

Боремся со стигматизацией

Нужно просвещать людей. Нужно объяснять им, что для определенных групп населения Covid-19 часто лечится амбулаторно, но важно не подвергать риску других, сидеть дома и избегать встреч, особенно со старшими родственниками.

Надо, чтобы люди не боялись говорить, с кем они контактировали. Не надо пугать их уголовной ответственностью и сроками. Важно прекратить стигматизацию людей с коронавирусом как со стороны государства, так и со стороны общества. Вместе с тем, надо сделать всё, чтобы люди осознанно не шли заражать других. Мы предлагаем регулярно передавать обращение известных личностей, перенесших коронавирус, по каналам общественного телевидения.


После карантина абсолютно все должны понять, что ничего не закончилось, и что карантин может в любой момент вернуться. Каждый должен чувствовать персональную ответственность за то, чтобы карантин не вернулся.

Глава 3.4. Как спасти экономику?

Мы вообще не эксперты в экономике, но видя как рядом с нами погибают родные наших друзей и близких, мы понимаем, что не существует выбора между сохранением бизнеса и сохранением жизни.

В случае продолжающейся эпидемии и коллапса системы здравоохранения, бизнес может понести потери намного большие, чем потери, связанные с карантином.

Конечно же, для помощи бизнесу, скорее всего, понадобится свой отдельный научный совет.

Но мы спасём нашу экономику только если в первую очередь мы будем спасать жизни людей и оберегать наших врачей.

Facebook Notice for EU! You need to login to view and post FB Comments!