Журналист-расследователь Болот Темиров выпустил видео, в котором связал приобретение недвижимости журналисткой Эльнурой Алкановой с ее сотрудничеством с кланом Матраимовых.

Алканова объяснила, что первая недвижимость — большой офис на Айтматова — был приобретен для клиники ее отца, но пока в нем работает она. Вторую недвижимость приобрел супруг, родители которого давно хотели купить ему квартиру — Алканова говорит, что часть суммы дала сама с первого транша премии за журналистское расследование. Транш, по ее словам, составлял 125 000 долларов.

*Эльнура Алканова — бывшая журналистка «Клоопа» и «Азаттыка», сотрудничала с «Ферганой», OCCRP и «Пятым каналом». Когда-то она сама делала расследования об имуществе Райыма Матраимова для «Азаттыка», но с 2019 года переключилась на контрасследования на материалы «Азаттыка» о связи Матраимовых с выводом 700 миллионов долларов из Кыргызстана. В 2020 году Алканова призналась, что сотрудничает с фондом Матраимовых и помогает им закупать тесты на коронавирус. Позже она была объявлена кандидаткой в депутаты от партии «Мекеним Кыргызстан», которую называют партией Матраимовых.

А что, журналистам всегда дают такие большие премии?

Призовой фонд одной из наиболее престижных наград для журналистов — Пулитцеровской премии — составляет всего 15 тысяч долларов.

А какую премию получила Алканова?

Алканова получает награду из рук Шейха Тамима бин Хамада аль-Тани. Фото: ROLACC

Алканова в декабре 2019 года получила премию Шейха Тамима бин Хамада аль-Тани. Ее наградили за «Инновации в сфере борьбы с коррупцией». Это премия эмира Катара и Центра обеспечения верховенства права и борьбы с коррупцией (ROLACC). Церемония награждения проходит ежегодно с 2016 года в декабре.

На сайте премии нет информации о размере призового фонда, но Алканова указана в числе лауреатов.

Квартиру супруги приобрели в конце ноября — но, судя по всему, о премии сообщают заранее, и если журналист соглашается, то его приглашают на церемонию награждения и переводят деньги. Алканова подтвердила это «Клоопу» и сказала, что от Центра ей перечислили 125 тысяч долларов.

В 2019 году я стала лауреатом международной премии от фонда катарского эмира Rule of Law and Anticorruption Centre и UNODC, и мы смогли добавить часть денег из призового фонда, и наконец с помощью семьи мужа приобрели другую трёхкомнатную квартиру”, — написала она позже в фейсбуке

Действительно можно получить такие деньги?

Буквально месяц назад, в июле, известная азербайджанская расследовательница Хадиджа Исмаилова отказалась от премии Шейха Тамима бин Хамада аль-Тани. Она сказала, что размер ее премии — 250 тысяч долларов.

Она изучила деятельность ROLACC и узнала, что центр был создан эмиром Катара Шейхом Тамимом бин Хамада аль-Тани, который до этого закрыл центр журналистских расследований в своей стране.

«Представитель фонда ответил, что вместе с призом дают еще 250 тысяч долларов и надеются на положительный ответ. Я узнала, что [эмир], который представляет себя реформатором, закрыл центр журналистских расследований в Катаре, а в Катаре журналистика — такая же опасная профессия, как и у нас», — рассказала Исмаилова изданию Jam News. Исмаилова из-за своих расследований подвергается гонениям в Азербайджане.

Она также заявила, что за несколько лет существования премии ни один известный журналист не согласился ее получить, а имена уважаемых журналистов, по сути, используют для обеления репутации катарского эмира и его центра. Поэтому она сказала ROLACC, что не продает свою репутацию.

Чем занимается центр?

Центр ROLACC был создан генпрокурором Катара «при покровительстве шейха Тамима бен Хамада Аль Тани» и в сотрудничестве с ООН.

На сайте центра указано, что он «работает над привлечением внимания мировой общественности к борьбе с коррупцией и оказанием поддержки борцам с коррупцией».

ROLACC официально организует конференции, финансирует исследования, а с 2016 года награждает за борьбу с коррупцией. Награду получают не только журналисты, например, вместе с Эльнурой Алкановой премию получили первый президент Замбии Кеннет Каунда, профессор из Кипра Мария Крамбия Капардис, албанский профессор Альбан Кочи и конголезский банкир Жан-Жак Лумумба. Также были награждены бельгийское молодежное НПО JM International и организация SEMA.

За четыре года центр наградил уже 28 человек или организаций,  среди которых чиновники, политики, активисты, НПО и журналистка. Так что это не специализированная журналистская премия, а награда за антикоррупционную деятельность, хотя критерии отбора не совсем ясны. 

Что не так с репутацией фонда?

Основателя ROLACC генпрокурора Катара Али бин Фетаис аль-Марри и членов его семьи подозревают в незаконном приобретении имущества в Европе. В частности, основателя центра обвиняют в приобретении роскошной недвижимости в Париже и Женеве, что не совпадает с его официальными доходами.

Европейские СМИ не раз писали о сомнительной репутации как фонда, так и его основателя. А сенегальские СМИ обвиняли главу ROLACC в связи с политиком Каримом Вейдом, осужденном за коррупцию и бежавшим из Сенегала в Катар.

Также основателя центра обвиняют в нарушении прав человека. В нарушении прав человека обвиняют и власти Катара в лице Шейха Тамима бин Хамада аль-Тани.

По информации Amnesty International, в стране нарушают права иностранных работников, которые полностью зависят от работодателей. Мигранты, по информации на 2019 год, это 90% рабочей силы в этой стране. А закон о терроризме настолько расплывчат, что позволяет задерживать людей за, например, создание сайта, если публикуемая там информация не нравится властям.

Нарушаются права женщин — трудовые мигрантки подвергаются жестокому обращению, а гражданки Катара сталкиваются с дискриминацией. Кроме того в стране есть племя Аль-Мурра — самое большое в Катаре, но не обладающее гражданством и из-за этого лишенное прав на образование, здравоохранение и даже свободу передвижения. Нарушаются и права ЛГБТ.