Новости

Насколько эффективны вакцины при «дельте» — новом варианте COVID-19

Опубликовано
Admin
Фото:  Данияр Мусиров

Оригинал материала опубликован в “Власти”. Текст Асель Мусабековой

Пандемия коронавирусной инфекции началась в марте 2020 года, летом уже появились первые сообщения о мутации COVID-19. Возникали «бразильский», «британский», «южно-африканский» штаммы. Сейчас тревогу Всемирной организации здравоохранения вызывает новый вариант — «дельта» («индийский»). Месяц назад ВОЗ решила обозначать новые мутации буквами греческого алфавита, дабы избежать стигматизации стран и в этом материале мы будем придерживаться новой терминологии. «Дельта» уже обнаружена в почти ста странах мира. 21 июня Минздрав Казахстана заявил о том, что этот вариант впервые выявлен в Казахстане. 2 июля он уже был уже во всех регионах страны.

Вирусолог и волонтёр Medsupportkz Асель Мусабекова рассказывает о том, что ученым известно о «дельте» и насколько против этого варианта эффективны существующие вакцины.

Отличия «дельты»

Этот вариант коронавирусной инфекции был обнаружен осенью прошлого года в Индии. Весной он привел к огромному количеству смертей и начал распространяться по всему миру. К примеру, в Великобритании на «дельту» приходится уже 95% всех заражений. По данным Шотландии «дельта» по сравнению с «альфой» («британским» вариантом) приводит к госпитализации в два раза чаще. Тут надо учитывать, что на госпитализацию могут влиять разные факторы: сам вариант, его заразность, опасность, загруженность медицинской системы, усталость медработников, какие-то культурные особенности — то, что, например, происходило в Индии, и т.д.

Вирус меняется в сторону заразности, он меняет свои симптомы, судя по тем данным, что у нас есть, он становится больше похожим на обычную простуду, то есть, все чаще первыми симптомами становятся першение в горле и насморк, а затем появляются классические ковидные проявления, с которыми мы уже знакомы. Наверное, это и есть адаптация вируса, его стремление стать сезонным — по примеру ОРВИ и гриппа. Также появилось больше симптомов со стороны желудочно-кишечного тракта: диарея, рвота, такие проявления «дельты» больше характерны для заразившихся детей.

Есть понятие «инфицирующая доза», — должна быть определенная доза вируса, чтобы привести к таким-то симптомам. Она, конечно, будет зависеть от состояния здоровья, но если вирус заразнее, то, возможно, его нужно меньше для того, чтобы привести к таким последствиям. Получается, что вирус быстрее размножается, быстрее заражает клетки, его будет физически больше, поэтому нам важен этот скачок антител после второй дозы.

Фото: Mufid Majnun

Об эффективности вакцин

Когда мы говорим об эффективности вакцин, то очень часто люди по умолчанию имеют в виду защиту от заражения. Поэтому возникает волна возмущения в тех случаях, когда кто-то из вакцинированных заболевает COVID-19. Сразу появляется вопрос о том, зачем тогда нужна вакцина, если люди все равно заражаются. Поэтому здесь больше нужно говорить о том, что прививка защищает от тяжелых последствий течения болезни, от госпитализаций, — это то, что дает вакцинация.

У цельных, инактивированных, вакцин (к примеру, «Синовак») с эффективность ниже, чем у векторных («Спутник», «Астра Зенека») и РНК-вакцин («Пфайзер», «Модерна»). Если изначально эффективность цельной инактивированной вакцины была в районе 60-70%, то сейчас, с появлением нового варианта, мы ожидаем, что она может быть еще ниже. Как именно, насколько, пока данных нет. К сожалению, у нас нет цифр по отечественному «Казваку», но думаю, что ситуация будет примерно как и у других инактивированных вакцин. Этому может быть несколько причин, я сейчас склоняюсь к тому, что инактивированные цельные вакцины меньше способны вызывать Т-клеточный иммунитет, нежели векторные или РНК-вакцины. Кроме того, существует много факторов самого процесса инактивации, когда вакцина может менять иммуногенность. Возможно, из-за этого происходит падение эффективности.

У нас есть некоторые данные по векторным и РНК-вакцинам, а конкретно по «Пфайзеру» и «Астра Зенеке». Что касается эффективности, она рассчитывалась с начала циркуляции варианта «дельта» в Британии. Там секвенируют очень большой объем положительных ПЦР-тестов: примерно каждый седьмой, за время пандемии получено около 600 тысяч последовательностей РНК и на это потрачено более 30 миллионов евро! Что касается «дельты», есть данные об эффективности для 12 тысяч заражений с начала циркуляции индийского варианта. Ученые сравнивали «альфу» и «дельту». Получилось, что при варианте «альфа» мы видим некоторое снижение эффективности от заражения векторных вакцин, но еще большее снижение происходит при варианте «дельта».


Что очень важно: защита от заражения и от госпитализации значительно снижается, если человек привит только одной дозой вакцины. От госпитализации вакцины по-прежнему защищают хорошо, и это самое главное.


В среднем защита от госпитализации после двух доз РНК или векторных вакцин составляет 94%. Мы можем сказать, что РНК-вакцины защищают чуть лучше от госпитализации, тем не менее, векторные вакцины, если получены две дозы, справляются достаточно хорошо.

Фото: Mufid Majnun

На днях прошла пресс-конференция заместителя директора Центра им. Гамалея Дениса Логунова, где он говорит о том, что активность сыворотки крови у привившихся вакциной «Спутник V» снижается в 2,6 раза при встрече с вариантом «дельта». Здесь надо пояснить, что мы не говорим об эффективности в процентах. Напомним, что по промежуточным результатам третьей фазы эффективность «Спутника» — 92%. Это эффективность, которая высчитывается именно количеством заражений: вакцина против плацебо. Денис Логунов говорит про нейтрализующую активность антител, и это совершенно другое дело. Это не совсем измерение эффективности вакцины, потому что это измерение в лаборатории. Делается это так: выращивается на клетках вирус или S-белок, добавляется сыворотка с антителами вакцинированных и когда мы добавляем вирусы разных вариантов, мы видим насколько хорошо нейтрализующие антитела связывают этот вирус. Эта нейтрализующая активность антител упала в 2,6 раз. Это не означает, что эффективность будет понижаться в 2,6 раз, это не значит, что было 92, а стало 40%. Это просто молекулярное доказательство того, что новый вариант способен убегать от распознавания антителами. И это нормально, это то, к чему вирус сейчас стремится.

Часто говорят: вот, из-за вашей вакцины вирус мутирует. Нет, он также будет мутировать, если человек переболел, он будет адаптироваться к тому, что люди иммунные. Он будет мутировать быстрее и чаще, если есть прослойка непривитых, и это тоже понятно, потому что вероятность их заражения больше, ему есть где размножаться, ему есть куда мутировать, если есть большое количество непривитых и не переболевших людей.

Есть некоторые данные по эффективности «Спутника» от тяжелого течения. Главврач московской Коммунарки Денис Проценко в прямом инстаграм-эфире говорил о том, что у него в больнице случаи инфицирования среди вакцинированных встречались в основном у тех, кто получил только первый компонент. Первый случай заражения после прививки зафиксировали 30 декабря 2020 года, а к 16 июня было 136 таких пациентов. Всего же через больницу в Коммунарке за этот период прошли 23 280 пациентов.

По этим примерам мы видим, что две дозы «Спутника» в практическом плане защищают хорошо, несмотря на то, что вирус мутирует. И здесь нам нужно обратить внимание на путаницу с интервалом вакцинации, которая возникла в Казахстане, и которой не было внятного объяснения. Людям не смогли понятно объяснить, что они могут привиться в интервале от 21 до 90 дней.


Когда у нас много привитых одной дозой, мы создаем благоприятную ситуацию для мутации вируса. Это такой субоптимальный иммунитет.


Несколько стран увеличивали интервал между вакцинацией, но быстро распространяющаяся «дельта» заставила отказаться от этого. Я сейчас нахожусь во Франции, и сначала здесь пытались привить максимальное количество людей первой дозой, но новый вариант коронавируса заставил поменять всю прививочную компанию. У меня получение второго компонента вакцины было назначено на начало июля, но я получила его в июне, потому что мне позвонили и попросили привиться быстрее. С точки зрения механизма защиты от «дельты», нам важен скачок антител, который происходит после второй дозы.

О чем говорят антитела?

Мы до сих пор не можем ничего точно сказать о каком-то референсном значении антител, которое в полной мере отражает уровень защиты от заболевания. Я считаю, что вообще пока нет смысла в измерении антител. При решении о вакцинации мы должны в первую очередь ориентироваться на сроки. Прививаться переболевшим можно уже через 3-6 месяцев, и одной дозы, судя по всему, достаточно. Что касается ревакцинации, то пока очень мало данных. В некоторых странах ревакцинация показана при сроке 10 месяцев после первой вакцинации, в России можно ревакцинироваться, если прошло более полугода. В Казахстане пока нет определенности, потому что привитых мало.

Сейчас есть спекуляции по поводу того, что в странах, в которых высокий процент иммунизированного населения, растет количество заболевших. Первое, что нужно понимать: вакцинация — не гарантия защиты, но гарантия снижения риска. Второе — с максимальной вероятностью привитый, даже если заразится, переболеет легко. Что касается цифр, обычно идет речь о доле привитых среди заболевших. Нужно обращать не на «половина заболевших в Израиле привиты», а на количество заболевших, и, конечно, количество смертей. Также если посмотреть на статистику, то будет заметно, что среди заразившихся много детей и подростков. Это вовсе не значит, что вирус стал как-то по-особенному опасен для детей. Тут дело в том, что данные хорошего качества по «дельте» мы получаем, как правило, из стран, где привито большинство взрослых. И понятно, что доля детей (т.е. непривитого населения) будет расти. Необходимо обращать внимание не на процент заболевших детей, а на их количество, оно по-прежнему, к счастью, достаточно маленькое. Одна из возможных причин — дети чаще заражаются обычными простудными коронавирусами и быстрее реагируют, не дают болезни перейти в тяжелую форму. Вторая — хронические болячки взрослых. Также существуют разные аспекты так называемого «иммунного старения». А вообще увеличение доли детей и подростков среди заболевших — для нас хорошая новость, это значит, что вакцина работает.

Манипуляции с цифрами добавляют паники относительно детей и подростков, нам сейчас крайне важно спокойно и трезво коммуницировать подобные данные. Мы должны понимать, что в скором времени заговорим о необходимости детской вакцинации. Но я бы хотела обратить внимание разработчиков вакцин на то, что когда мы говорим о детской вакцинации против COVID-19, мы должны быть очень осторожны. Мы не должны допустить тех ошибок, которые произошли с тем же «Спутником» или «Казваком» при взрослой вакцинации. Нельзя начинать массовую вакцинацию до публикации данных, это недопустимо во всех случаях, но особенно в рамках детской вакцинации. Всем нужно понять, что это влияет на отказ родителей от обычных прививок, таких, как вакцина от кори или коклюша.

Facebook Notice for EU! You need to login to view and post FB Comments!
Опубликовано
Admin