1 min read

Сотовый оператор «Мегаком» планировал изначально использовать логотип и слоган российского «Мегафона», чтобы затем «продаться» российскому гиганту. Но сделка сорвалась, и оператору пришлось срочно создавать собственную символику. О том, как это было, рассказал в интервью Kloop.kg Артур Мадумаров, возглавлявший в те дни отдел маркетинга компании.

Мадумаров работал в «Мегакоме» со дня основания в 2006 году до февраля 2010 года — когда оператор находился под фактическим контролем Максима Бакиева, сына правившего тогда президента Курманбека Бакиева.

Мадумаров поделился с Kloop.kg воспоминаниями о том, как «Мегаком» начинал своё существование, а также своим собственным мнением по поводу налога в 60 тыйын за звонок, действовавшего перед революцией 2010 года и ставшего одной из причин политических потрясений.

Kloop.kg приводит цитаты Мадумарова из разговора с корреспондентом издания:

Как создавался логотип «Мегакома»

«Первоначально компания вообще строилась с целью запуститься, набрать некую критическую массу, была цель продаться «Мегафону». «Мегафон» — это российский сотовый оператор, соответственно изначально все цвета, какая-то фирменная стилистика они были больше схожи с «Мегафоном».

В определённый момент — я не помню почему, может был какой-то конфликт — произошла ситуация, когда «Мегафон» сказал, что мы не можем использовать его фирменный стиль и нам в срочном порядке пришлось разрабатывать собственный.

На фото: одна из ранних визиток «Мегакома», на которой напечатаны «мегафоновские» логотип и слоган:

Оттуда и появился логотип «Мегакома» — это три шестигранника. Ну и само название. Буквально, сохранился скорее всего шрифт и цвета, которые мы использовали от «Мегафона».

Разработка логотипа заняла, наверное, буквально 2-3 дня, потому что сроки были сжатые. И нам срочно необходимо было печатать сим-карты уже с новым фирменным стилем.

Вот в итоге появился логотип. Разрабатывали, буквально, мы его сами, рисовали мы его сами, утверждали тоже.

Позже мы, если мне не изменяет память, в 2007-м стали работать с «Маккэн Эриксоном» (McCann Erickson – американская компания, занимающаяся рекламой и маркетингом — прим. ред.), и в этот период был разработан более полный брэндбук (правила использования логотипа — прим. ред.) и фирменный стиль самой компании.

Соответственно, было некое репозиционирование, то есть первоначально мы вообще заходили под платформой «Мегафона» — это «Выбери своё будущее» или «Будущее зависит от тебя».

«Маккэн Эриксон» разработали нам платформу, которая ближе скорее всего к некоему локальному, технологическому, более такому народному оператору.

Тем более, как раз в тот момент «Билайн» стал более-менее определяться с активами «Битела». И соответственно, мы понимали, что придёт крупный российский бренд со своим позиционированием — «Живи на яркой стороне» — и нам надо было аналог ему противопоставить, чтобы потребители выбирали нас.

Первый абонент

«Мегаком» запускался первоначально в марте 2006 года. Мы предложили тарифы для бизнес-сегмента, а потом уже в апреле был запуск, непосредственно, самого оператора.

Запуск состоялся в «Бета Сторесе» (супермаркет в Бишкеке — прим. ред.), там мы наградили первого абонента, который приобрёл сим-карту.

Первым клиентом, который приобрел сим-карту «Мегакома» была девушка. К сожалению, я не могу вспомнить ее имя, но насколько я помню она работала в отеле «Хаятт». Она первой пришла на открытие центра обслуживания абонентов. За то, что она первой выбрала нашу компанию, мы ей вручили мобильный телефон в подарок.

Я пришёл в «Мегаком» в январе 2006-го, тогда нас было человек 35 всего в компании, и то это были технические специалисты.

Само управленческое руководство компании можно было пересчитать по пальцам.

Налог в 60 тыйын со звонка

Не знаю, насколько внедрение платы за соединение в размере 60 тыйын было инициативой властей, так как это больше экономический вопрос, то есть когда компания рассматривает возможные модели повышения доходности, и как раз плата за соединение и является одним из инструментов в маркетинге для увеличения доходности.

А именно к 2010 году конкурентная борьба между игроками привела к резкому снижению цен, что привело к общему снижению выручки, поэтому руководство нашей компании — думаю что у «Билайна» стояла точно такая же задача — поставило задачу повышения выручки и доходов.

Мы проанализировали российский и международный опыт и пришли к выводу, что плата за соединение будет наименее безболезненным инструментом повышения доходов, так как повышение самих тарифов привело бы к еще более агрессивному негативу со стороны абонентов.

Сотрудники компании реагировали на данную инициативу по-разному. Кто понимал необходимость, принимали это как один из вариантов развития. Кто не осознавал, тот, также как и абоненты, был против внедрения платы за соединение.

Но если посмотреть не только на сотовую связь, то по сути мы каждый день сталкиваемся с повышением цен на другие продукты и услуги, и почему-то не видим такой бурной реакции со стороны потребителей.

Скорее всего сильный негатив на плату за соединение в 60 тыйын был вызван общей ситуацией в стране, когда повышение цен прошло по большинству коммунальных услуг и сильно ударило по карману потребителей».

4 КОММЕНТАРИИ

  1. Помню когда я позвонил в службу поддержки и потребовал объяснить — какого хера они установили эти 60 тыйын за соединение? Оператор среди прочих расходов указал «повышение цены на нефть».

  2. Ой.. ну пусть продается, раз так придумано. С такими как мы проходят многие номера. Бизнесмены считают нас идиотами. За дело )

  3. Эта уже нарушение авторских прав, я бы подал в суд на это «псевдо-компанию».

Comments are closed.