В Китае начал свою работу XVIII съезд Коммунистической партии, по итогам которого станет известно имя преемника нынешнего главы страны Ху Цзиньтао. Самая вероятная кандидатура – Си Цзиньпинь.

Источник: информационный ресурс «Военное «обозрение»

На самом деле имя сменщика действующего Генерального секретаря ЦК КПК Ху Цзиньтао стало известно общественности задолго до того, как начался выборный съезд в Пекине.

Имя этого человека Си Цзиньпин. Но есть один нюанс в современной китайской политической системе, и заключается он вот в чём: будет ли Си Цзиньпин проводить ту же политику, которую до него проводило предыдущее поколение китайских лидеров.

Для начала необходимо коснуться личности самого Си Цзиньпина. И как любят вопрошать на Западе: Ху из мистер Си?

А Си Цзиньпин – политик потомственный. Родился он в 1953 году в китайской столице. По меркам Китайской Народной Республики политик он достаточно молодой. По решению съезда Компартию Китая он возглавит в тот момент, когда его возраст составит 59 лет 4 месяца. Для сравнения, Ху Цзиньтао стал Генсеком ЦК КПК в возрасте 59 лет 10 месяцев, Цзянь Цзэминь – почти 64 года, Чжао Цзыян – почти 67 лет, Ху Яобан – 65 лет и т.д. В общем, исходя из такой арифметики Си Цзиньпин «рискует» стать самым «молодым» лидером Китая за все последние десятилетия.

Примечательно то, что Си Цзиньпин имеет прямое отношение к так называемой революционной династии. Его отец являлся видным политическим деятелем Китая, принадлежавшим к первому поколению коммунистического руководства страны. Си Чжунсюнь (отец потенциального главы КНР) являлся одним из главных соратников Мао Цзэдуна.

Если детство Си-младшего можно считать безоблачным, то вот в юности ему пришлось испытать на себе карающий меч Компартии, новые лидеры которой обвинили его отца в политическом отступничестве и даже антипартийном заговоре. Си-старшего, как и членов его семьи, ждала ссылка. Си-младший оказался в таких условиях, которые для него, жителя столичного города, казались просто невероятными (в негативном контексте). По словам самого Си Цзиньпина, ему приходилось жить в деревне, в которой жители вели борьбу не только за урожай, но и за выживание. Нищета была поистине ужасающей, а потому 5 лет, проведенные в ссылке для Си-младшего оказались настоящей школой жизни.

Он считает, что именно этот тяжелый период в его жизни помог ему окончательно осознать, что на жизнь нельзя пенять ни при каких условиях, и всегда идти к поставленной перед собой цели. Ссылка продемонстрировала Си Цзиньпину быт простых китайских крестьян, и именно этот факт в его биографии самым позитивным образом настраивает по отношению к будущему лидеру Поднебесной сотни миллионов обычных китайских граждан. Как это ни покажется пафосным, но китайцы, несмотря на то, что Си Цзиньпин имеет отношение к властной династии, считают его своим человеком. С такой поддержкой можно не бояться каких бы то ни было шероховатостей при принятии решений на съезде.

В 1974 года Си Цзиньпину разрешили вернуться в столицу, а его отец в это время отбывал тюремный срок. Си-младший закончил пекинский университет Циньхуа, получив специальность химика-технолога. С тех самых пор его карьера стала идти в гору, чему не мешало даже наличие весьма серьезной по китайским меркам статьи у его отца.

В 1979 году он получает должность в канцелярии Госсовета Китая, в 1983-м становится секретарем Комитета Компартии в одном из уездов провинции Хэбэй, в 1985-м – заместителем главы города Сямэнь. Далее практически ежегодно он восходит на одну иерархическую ступень выше и, наконец, в 2008 году получает должность заместителя Председателя КНР – второй по величине пост в современном Китае.

Получается, что еще 4 года назад именно Си Цзиньпин представлялся одним из наиболее вероятных лидеров нового поколения китайских политических элит. А после того, как разразился коррупционный скандал, связанный с именем Бо Силая, так и вовсе в назначении Си Цзиньпина на должность Генсека ЦК КПК мало кто сомневался.

Итак, отталкиваясь от того, что новым Генсеком ЦК КПК, а затем и новым Председателем КНР, станет именно Си Цзиньпин, стоит обратить внимание на то, по какому курсу он может повести Поднебесную. Однако и в этом случае у прагматичных китайцев всё продумано до мелочей и наперёд. Подтверждением таких слов является почти полуторачасовое выступление действующего главы Китая – Ху Цзиньтао. Он не просто выступил с дежурной речью по отношению к собравшимся, но и методично повествовал о том, в каком русле должно работать новое поколение китайских лидеров.

Другими словами, действующий лидер, обращаясь ко всем более чем 2-м тысячам делегатам съезда, фактически обращался к своему потенциальному сменщику. Слова эти были то ли напутствием, то ли очевидным приказом Си Цзиньпину в плане реализации программы партии. Вероятнее всего, для Китая оба этих статуса (напутствие и приказ) в данном случае сливаются воедино, и в итоге рождается то, что принято называть политической преемственностью.

Говорил Ху Цзиньтао много и о разном. Лейтмотивом его выступления стали слова о том, что Китай должен уметь справляться с новыми политическими и экономическими вызовами, которые сегодня формируют геополитическую структуру. Ху Цзиньтао затронул и весьма острый для современной Поднебесной вопрос о том, стоит ли и дальше при развитии страны упоминать о генеральном курсе, основанном на учениях Мао Цзэдуна, а также марксизме-ленинизме.

Многие представители новой китайской формации считали и продолжают считать, что приходящее к власти политическое поколение во главе с Си Цзиньпином для более активного развития должно отказаться от выше обозначенных учений. Но действующий китайский лидер расставил все точки над «i» в идеологических приоритетах и высказал слова о том, что необходимо обязательно работать в рамках марксистского учения в соответствии с моделью развития, разработанной Мао.

Эти слова вызвали позитивную реакцию у тех, кто выступает за обязательную и 100%-ную преемственность политического курса, однако есть в Китае немало и тех, кто видит продолжение уверенного развития КНР в новых экономических подходах на основе либеральных принципов.

Очевидно, что Си Цзиньпину придется решать этот вопрос в самое ближайшее время, ведь если остановиться на, скажем так, законсервированной идеологии (в том числе и экономической), то можно ожидать стагнации, предвестником которой является небольшое замедление роста финансовой системы КНР. Если же, как говорится, начать рубить сплеча и переводить экономику в либеральное русло, то можно ожидать и более худших последствий. В общем, принятие решение – за новым политруководством Поднебесной.

В речи Ху Цзиньтао прозвучали и слова, связанные с внешней политикой государства. В частности, действующий Председатель КНР заявил о том, что нужно укреплять военный потенциал Китая, чтобы иметь возможность отстаивать различного рода посягательства на целостность и независимость страны. Эти слова прозвучали на фоне очередной истерии, связанной с самосожжениями нескольких активистов движения за отделение Тибета от Китая. Западные СМИ тут же назвали самоубийц жертвами борьбы за свободу и демократию, а официальный Пекин как всегда отреагировал спокойно, назвав столь противоречивые акции попытками внешних сил повлиять на китайскую политику.

Ху Цзиньтао отметил, что Пекин должен начать активный диалог с Тайбэем (административным центром Тайваня). И если раньше китайские власти нередко заявляли, что могут нанести военнй удар по «мятежному острову», если его позиция будет далекой от позиции Пекина, то сегодня позиция официальных властей выглядит более дипломатичной. И чтобы его слова никто не понял превратно, Председатель КНР подчеркнул, что переговоры с Тайванем нужно вести исключительно в формате принадлежности острова Китайской Народной Республики. Этим он дал понять как будущему руководителю, так и властям Тайваня, что диалог пора интенсифицировать, но про слова о независимости острова пора забыть. “Мы никогда не будем подчиняться какому-либо давлению извне”, – подвел черту под «тайваньской» темой выступления Ху Цзиньтао.

Поставил Ху Цзиньтао и еще одну задачу перед своим преемником Си Цзиньпином. Он заявил, что к 2020 году подушевой объем ВВП в Китае должен вырасти вдвое, породив так называемый среднезажиточный слой общества (китайский средний класс). Решить такую проблему КНР вполне под силу лишь в том случае, если темпы роста китайской экономики не будут сокращаться. Однако здесь снова начинает маячить глобальная вовлеченность Китая в международную финансовую структуру, а также энергоэффективность страны. Именно энергетическая стабильность может позволить не только сохранить, но и повысить темпы производства в КНР.

Серьезным ударом по китайской экономике здесь может стать военный конфликт Запада против Ирана, из которого в КНР поступают углеводороды. Если удар по иранским ядерным объектам будет нанесен, то мировые цены на нефть взлетят предельно высоко, что может заставить Китай прибегать к использованию резервных хранилищ. Но ведь хранилища не бездонны и даже несколько месяцев нефтяной лихорадки способны отбросить экономику Поднебесной назад. Правда, в этом случае сами китайцы прекрасно понимают, что в случае развязывания Западом или Израилем войны против Ирана, не сладко придется и самому Западу, экономика которого также далеко не свободна от конъюнктуры нефтяного рынка. Чем ни новая система глобального сдерживания?..

В общем, новому китайскому лидеру придется решать много сложнейших задач, с которыми столкнулся Китай в последние годы. Очевидно, что приобретенный статус сверхдержавы уже не даст следующему главе Китая Си Цзиньпину возможности закрывать глаза на новые вызовы. В этом плане для лидера нового поколения китайских политиков, готовых войти во власть, главное состоит в умении удержаться в седле, не вылететь из него на экономических и геополитических ухабах. Потенциал для этого, очевидно, имеется и немалый.

Источник: http://topwar.ru/20869-peredacha-vlasti-po-kitayski-ili-hu-iz-mister-si.html


1 КОММЕНТАРИЙ

  1. В 3 абзаце фраза не завершена:”…предыдущее поколение китайских лиде”

Comments are closed.