Гостем «Кофе-брейка» стал экс-заместитель главы госкомитета нацбезопасности Артур Медетбеков. Он рассказал о ситуации с экстремизмом и терроризмом в Кыргызстане.

http://www.youtube.com/watch?v=VjGzxaxK4Rw

Kloop.kg: Здравствуйте

Медетбеков: Добрый день.

Kloop.kg: Прежде чем начать такую сложную тему, я бы хотела, вернуться в ваше отрочество, вспомните, как вы решили охранять и защищать родину.

Медетбеков: Ну, это было в Советское время, там совсем другая идеология была. Люди по-другому обучались смотреть на мир, который нас окружал. Соответственно, многие из ребят желали работать, ничего сверхъестественного.

Kloop.kg: Давайте перейдем к теме, в свободной энциклопедии «Википедия» говорится, что экстремизм — это приверженность к крайним взглядам и, в особенности, мерам (обычно в политике). Среди таких мер можно отметить провокацию беспорядков, террористические акции.

Росту экстремизма обычно способствуют: социально-экономические кризисы, резкое падения жизненного уровня основной массы населения, тоталитарный политический режим с подавлением властями оппозиции, преследованием инакомыслия. А какие меры способствуют его росту в Кыргызстане?

Медетбеков: Давайте я расскажу немного из истории. После развала Советского Союза, в стране произошло отчуждение всего, что было в Союзе. Независимость Кыргызстану досталась, извиняюсь за выражение, халявная: мы не прошли ни через войну, ни через какие-либо трудности. Это дало возможность войти в Кыргызстан религиозным экстремистам.

В 96-х годах было сильное насаждение эмиссаров [спецагентов], по улицам Бишкека ходили и ездили в транспорте многие выходцы из Пакистана, Турции, Саудовской Аравии. Религиозные деятели проповедовали ислам и совершали дават [проповедь].

Собственно, в то время большое количество наших молодых людей были подвержены, можно сказать, одновременно и познанию ислама и вербовке, плюс к этому, еще и экстремистской деятельности.

В 99-ом году, у нас в республике были задержаны несколько молодых парней, которые были вовлечены в экстремистскую деятельность. Притом, что родители сами написали заявление. Они путем обмана были вывезены в Пакистан в учебное заведение медресе, там прошли подготовку, соответственно, в Кыргызстан они пришли уже более подготовленные.

Некоторых из них потом посадили в Афганистане, некоторые были помощниками или водителями известных террористических движений, таких как «Исламское движение Узбекистана», «Освобождение Восточного Туркестана». Это ни для кого не секрет. В то время наше молодое правительство упустило это, допустило грубейшее недопонимание ситуации, которая назревала.

Kloop.kg: Вы говорите: «Мы допустили, государство допустило», но, что поспособствовало наплыву людей, заставило их так свободно пойти агитировать? Гибкая конституция? Слабые госслужбы? Слабые политики? Что является индикатором мягких условий?

Медетбеков: Самым главным фактором на тот момент было то, что наше государство только начало зарождаться, и многие вещи, не только экстремистскую деятельность и проблемы терроризма, но многие отрасли нашей жизни адекватно не рассмотрели.

Во всех сферах и отраслях жизнедеятельности страны были упущения, все проходили методом проб и ошибок. Создавался эксперимент на тот период и мне кажется, что это все повлияло на то, чтобы экстремистская деятельность начала приобретать массовый характер.

Также, как-никак южная часть нашей территории — Ферганская долина, граничит с территорией Афганистана. В те годы была массированная атака, идеологическая и, соответственно, практическая война была в соседней республике Таджикистан.

Этот экспорт экстремистской деятельности постепенно переходил в страны Ферганской долины. В частности, в Таджикистан, Кыргызстан и Узбекистан.

Индикатор, который влияет на развитие экстремизма — деградации нашего общества. Молодые люди, которые обучаются в школах, не заканчивая их, в 5-6 классе, идут в медресе [мусульманское учебное заведение], разные религиозные школы.

Конечно, не во всех медресе плохому учат, хорошему тоже учат, но не во всех учебных заведениях дети получают то обучение, которое необходимо. Плюс, большая часть нашей молодежи безработная, далее идет криминал и так далее.

Kloop.kg: Как обстоит дело с учетом и контролем на каналах въездов и выездов? 25 октября прошлого года правительство одобрило введение безвизового режима с 41-ой зарубежной страной. Как вы к этому относитесь?

Медетбеков: В этом вопросе я был категорически против. Необходимо сократить или запретить, чтобы просто безвизово входили в нашу страну. В числе этих стран — Кувейт, Саудовская Аравия, Катар, где политикой является ваххабизм — религиозно-экстремистская деятельность, поддерживающая идеологию.

Сейчас в Кыргызстане более 60 медресе, из них половина находится в ведении иностранных государств. Допустим, 10 принадлежат Пакистану, 10 — Саудовской Аравии, 10 — Турции. То есть, они ведут, направляют, нет общей единой программы обучения, поэтому здесь их информационно-идеологическое влияние огромное.

В том комплексе вопросов, который надо рассматривать с точки зрения национальной безопасности, наше государство дает большой сбой. Это может аукнуться по той простой причине, что многие знают, кто в этом деле разбирается, что паспорта 96-98 годов были похищены в количестве 100 тысяч экземпляров. И многие из них попали в руки экстремистско-террористических организаций. И главное, никто не даст гарантий, что под видом разных туристов, разных религиозных деятелей, люди не будут проводить какие-либо акции.

Например, недавно на юге начали вербовать ребят и вывозить на войну в Сирию, это тоже одна из возможностей безвизового режима. Безвизовый режим создал окно, брешь в безопасности. В первую очередь, чтобы были туристы в стране, должна быть стабильность и безопасность.

Kloop.kg: Говоря о безопасности, может все-таки мы боимся открывать и вводить безвизовый режим, потому что наша госслужба не может нас защитить? Можете конкретизировать свою позицию, вы совсем против введения безвизового режима для стольких стран, или хотите сказать, что нам еще рано, и мы не готовы?

Медетбеков: Есть страны, которым можно разрешить, например, Япония.

Kloop.kg: То есть, нужно осторожно относиться к отбору стран?

Медетбеков: Конечно, тут надо подходить разборчиво. Не так, что, если эти страны богаты и у них есть большой капитал, и они сразу придут и обеспечат нас инвестициями.

Kloop.kg: 15 апреля в Бостоне прогремел взрыв, СМИ всего мира начали передавать новости об этом. В фокусе этого события были браться Царнаевы, также в этих новостях был упомянут Кыргызстан, и даже прозвучал город Токмок.

Например, издание «The BostonGlobe» написало, что Кыргызстан является «одной из беднейших и очень беспокойных стран Центральной Азии». Все начали выяснять, откуда родом эти братья, и тут возникает вопрос, насколько Кыргызстан может быть площадкой для обучения, вербовки и подготовки этих же террористов?

Медетбеков: Ну, во-первых, Кыргызстан не может быть площадкой для этого, но, хотим мы этого или нет, в определенных кругах идет обучение и подготовка, идеологическая обработка по линии экстремистской деятельности.

Действительно, были выходцы из Кыргызстана, которые участвовали в террористических акциях. Это было в 2002 и других годах. Действительно, сейчас надо бить тревогу и работать контридеологией, ведь сейчас вербовка проходить не только через конкретных людей, но и через интернет. Тяжело просто закрыть их сервера, ведь они находятся в других странах.

Kloop.kg: То есть, чтобы бороться с вербовкой через интернет, нужно блокировать сайты?

Медетбеков: Мне кажется, что наше правительство и общество должны это глубоко изучить и принять закон относительно сайтов экстремистской направленности. Например, в некоторых странах, если граждане заходят на такого рода сайты, в их отношении принимаются меры. Но, конечно, с такими репрессивными мерами тяжело работать, естественно, государство должно применять адекватные меры в войне против экстремизма на идеологическом и политическом фронте.

Kloop.kg: У нас в законодательстве прописано, что, если сайт, имеет экстремистский и сепаратистский характер, его закрывают. Как часто в вашей практике, под маской борьбы с экстремизмом глушились те, кто имел отличное от действующей власти мнение? Может вы сможете привести примеры, не только касательно сайтов, а в общем по этой ситуации.

Медетбеков: Есть несколько видов экстремизма: идеологический, национальный, политический, религиозный. В контекст политического экстремизма попадают какие-либо политические движения, группа людей, которые не согласны с политической властью.

Политический экстремизм мы испытали дважды — в 2005 и 2010 годах, для кого революция, для кого переворот. Тем не менее, проявление экстремизма на лицо. Он проявился в погромах, разрушении. Это ведь крайняя форма экстремизма.

Kloop.kg: Наши силовики, часто прикрывались тем или иным законом, а сейчас говорят о межнациональной розни, и просто глушат сайты или журналистов, которые придерживаются отличного от власти мнения. Насколько это правильно, корректно или некорректно?

Медетбеков: Бывает, когда некоторых госмужей выставляют на общее обозрение, авторов пытаются подловить под закон.

Kloop.kg: Было ли такое в вашей практике?

Медетбеков: В моей практике, когда я служил, в некоторых подразделениях встречался с такими моментами, еще в союзного время. Одного преподавателя столичного вуза объявили националистом, потому что он патриотично выступил за сохранение языка и культуры.

Этот же фактор повторялся при первом и втором президенте. В нынешнее время он тоже продолжается.

Автор: Мээрим Асаналы


1 КОММЕНТАРИЙ

  1. “Также, как-никак южная часть нашей территории — Ферганская долина, граничит с территорией Афганистана.” Arturchik nasha respublika ne granichit’ s Afganistanom. Pozor dlya takovogo ranga eks politika.

Comments are closed.