За последние три года в колониях Кыргызстана от болезней умерли 185 человек. И лишь трое заключенных были досрочно освобождены по состоянию здоровья. Остальные больные жалуются на бюрократические препоны и вымогательство взятки.

Камчыбек Жанабилов находится в заключении уже почти три года. В начале июля 2011 года он был осужден за убийство на 13 лет лишения свободы.

У него врожденный порок сердца. В условиях содержания колонии его состояние здоровья ухудшилось, и в апреле 2013 года он был переведен в больницу при колонии номер 47. Ему требуется пересадка двух сердечных клапанов.

Осенью этого года медкомиссия представила его на так называемое условно-досрочное освобождение (УДО) — согласно законам Кыргызстана, заключенного могут отпустить раньше срока в случае серьёзного заболевания.

Но уже две судебные инстанции отказали Жанабилову, несмотря на заключение врачей о том, что пересадка клапанов не может быть произведена в больнице 47-й колонии из-за отсутствия необходимого для этого оборудования.

«Врачи из колонии обратились к специалистам из Национального кардиологического центра. Они его обследовали, собрали консилиум и в своей рекомендации написали, что ему срочно необходима операция», — рассказала в интервью Kloop.kg глава Комитета по защите прав заключенных Динара Муканбаева.

Суды, в свою очередь, мотивировали свой отказ тем, что Жанабилов отбыл «лишь незначительную часть наказания» — около трех лет — и не погасил материальный ущерб, причиненный пострадавшим по его делу.

[divider]”Мы потихоньку умираем”[/divider]

Динара Муканбаева считает, что суд не должен был учитывать тяжесть преступления осужденного при вынесении решения о досрочном освобождении.

«По каким статьям он осужден — это не должно влиять на судебный процесс. [Это] осужденный, который в настоящее время болеет, находится при смерти, который может умереть, если ему не оказать квалифицированную медицинскую помощь в стационаре», — уверена она.

Сейчас состояние Жанабилова оценивается как тяжелое. Без операции он может умереть.

“Недавно у Жанабилова чуть не произошла остановка сердца. Сейчас он не может кушать, абсолютно нет аппетита. У него сильная одышка, цианоз. Он плохо передвигается”, — рассказывает Муканбаева.

Сам заключенный пожаловался в интервью Kloop.kg, что в больнице при колонии за ним плохо смотрят.

«За нами врачи не смотрят, лекарства не дают. Вот, восьмой месяц лежу — никакого толку нет […] Мы потихоньку умираем», — говорит Жанабилов.

[divider]Перечень болезней[/divider]

По данным Государственной службы исполнения наказаний (ГСИН), в среднем в колониях Кыргызстана от различных заболеваний ежегодно умирает около 80-90 человек.

С начала 2011 года, по данным ГСИН, в местах лишения свободы погибли почти 200 заключенных, из них 185 — из-за болезней.

Но на условно-досрочное освобождение было представлено лишь 11 человек, а в итоге на свободу вышло всего трое из них.

Ведомство объясняет такие показатели тем, что не все заболевания, от которых умирают заключенные, позволяют досрочно освобождать заключенного — болезнь должна быть в перечне, который содержится в постановлении правительства номер 745.

IslBG

«Многие болезни, от которых погибают наши заключенные, не входят в данный перечень», — объясняет пресс-секретарь ГСИН Ольга Степкичева.

В этом списке перечислено 79 болезней, среди которых тяжелые формы туберкулеза, злокачественные раковые опухоли и серьёзные психические расстройства.

[divider]Взятка за диагноз[/divider]

Но, даже имея тяжелое заболевание из официального перечня, подать на условно-досрочное освобождение не так просто.

Для этого необходимо пройти медицинскую комиссию, по результатам которой начальник исправительного заведения может передать в суд документы с просьбой об освобождении заключенного.

Однако эта процедура обычно занимает от двух до трех месяцев. За это время заключенные зачастую погибают, не дождавшись рассмотрения своего дела в суде.

Мужская исправительная колония №3. Фото: Эрик Гурлан.
Мужская исправительная колония №3. Фото: Эрик Гурлан.

Из представленных за последние три года на УДО 11 человек, до начала суда погибли четверо.

Добиться прохождения медкомиссии непросто. Заключенные жалуются, что зачастую для этого нужно дать взятку, а потом ещё заплатить судье за решение дела в их пользу.

«К сожалению, очень много осужденных жалуются на коррупцию в судах, особенно в Ленинском районе [Бишкека], куда территориально относится 47-я колония, — рассказывает Динара Муканбаева из Комитета по защите прав заключенных. — Чтобы перевестись в колонию-поселение или освободиться по УДО, якобы нужно 1,5 тысячи долларов», — говорит она со слов осужденных.

Кроме того, начальство исправительных учреждений, по словам заключенных, может потребовать взятку за ускорение созыва медкомиссии, а также за указание более тяжелого диагноза, чтобы повысить вероятность досрочного освобождения.

Проблема в том, что никто из заключенных, жалующихся на коррупцию при УДО, не готов заявить об этом открыто и тем более написать заявление.

«Они боятся озвучивать имена тех, кто просил эти деньги, вымогал. Не говорят, какие лица — врачи или сотрудники», — говорит глава Комитета по защите прав заключенных.

Родственники и сами заключенные боятся последствий оглашения имен вымогателей.

[divider]Как мумии[/divider]

Корреспондент Kloop.kg поговорил с несколькими тяжело больными заключенными — все они говорят о коррупции, но никто не согласился на указание своего имени в материале.

«Они на наши болезни не смотрят, попросту деньги просят, а мы потихоньку умираем каждый день. Как мумия сушимся уже», — говорит один из заключенных колонии номер 47.

Другой осужденный, который также лежит в больнице при колонии, рассказал, что за решение районного суда об условно-досрочно освобождении нужно заплатить две тысячи долларов.

«Мы прошли медкомиссию, пошли в суд — все по закону. На суд поставили, а у нас деньги вымогают. Две тысячи долларов платите, говорят, и мы вас отпустим. Это в районном суде было», — вспоминает он.

IslBG

Деньги подсудимый заплатить не смог, и суд в итоге отказал ему в досрочном освобождении. Адвокат обжаловал приговор в суде второй инстанции — Бишкекском городском, — но и там попросили взятку.

«Мы наняли адвоката и обратились в городской суд, там у нас попросили три тысячи долларов. Но мы не могли такие деньги дать, и поэтому сказали, что можем только одну тысячу долларов заплатить. Там было три судьи и второй на одну тысячу не согласился», — рассказывает заключенный.

Его родственники пытались найти требуемую сумму, но смогли собрать только еще одну тысячу долларов, однако судьи все равно не согласились на досрочное освобождение.

Сегодня осужденный ждет рассмотрения своего дела в Верховном суде. Его диагноз — цирроз печени.

[divider]Спорное УДО[/divider]

Однако три человека за последние три года всё же вышли на свободу по состоянию здоровья. И одним из них оказался криминальный авторитет Азиз Батукаев, чьё освобождение до сих пор вызывает ожесточённые споры в Кыргызстане.

Официально ему поставили диагноз «острый лейкоз крови», по поводу которого звучало немало сомнений, в том числе среди некоторых политиков.

Батукаев вышел на свободу по решению Нарынского областного суда. В свою очередь, судьи вынесли решение на основании диагноза, который поставили специальная медкомиссия и врач колонии строгого режима номер 24.

Позже парламентская комиссия признала освобождение авторитета незаконным, а приглашенные ими независимые эксперты заявили, что результаты анализов криминального авторитета были подделаны.

Но Батукаев к тому времени уже давно переехал в российский город Грозный.

Фотографии: Эрик Гурлан