Речь Атамбаева в Европе: о выборах, сотрудничестве с Европой и посредничестве между ЕС и ЕАЭС

Президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев находится в турне по европейским странам. В Брюсселе он встретился с журналистами, экспертами и представителями иностранных дипломатических миссий и рассказал про парламентские выборы в Кыргызстане, о свержении Курманбека Бакиева в апреле 2010 года и о своем отношении к украинскому кризису.

1. О парламентских выборах в Кыргызстане

Да, мы выбрали парламентский путь развития, потому что каждая страна, я считаю, должна выбрать свой путь развития. Потому что навязывать какой-то стране идти по какому-то пути — это неправильно.

Вот, например, я очень радовался, когда сменили Саддама Хусейна. Ну, диктатор, травил химикатами, убил десять тысяч людей. Но теперь Ирак на грани развали, и погибли, по-моему, сотни тысяч, если не миллионы людей. Вот пример Ливии — да, Каддафи был какой-то диктатор, убивал, наверное, я не знаю. Но теперь Ливия тоже распадается, и погибают, наверное, сотни тысяч, если не миллионы людей.

Поэтому я не хочу навязывать какой-то стране какой-то путь правления, но для Кыргызстана мы избрали именно парламентский путь. Потому что, во-первых, большинство из развитых стран, мы просто арифметически посмотрели, большинство развитых стран мира — это страны с парламентской формой правления.

Зал заседаний Жогорку Кенеша.
Зал заседаний Жогорку Кенеша.

Во-вторых, мы убедились, что когда судьба страны в руках одного человека, во всяком случае это в Кыргызстане было так, этот человек начинает думать только про свою семью, только про свой клан, и это беда для страны.

Одна семейка у нас — то первый президент, то второй президент — обогащалась, а страна нищала, страна нищала, поэтому избрали парламентский путь развития, больше того, мы решили, что всё должно происходить в срок.

И я вам скажу, почему нам так важно провести исключительно честные парламентские выборы, потому что через два с половиной года мы будем в Кыргызстане выбирать нового президента. Я считаю очень важным, чтобы обязательно избрали нового президента. Чтобы была система.

Конечно, в перспективе хотелось бы, чтобы как, например, в Швейцарии каждый год новый президент, это ни на что влияется. Но чтобы мы привыкали вовремя уступать место. Пять лет — срок, шесть лет прошел президентский срок — в Кыргызстане должно быть так, по-другому в Кыргызстане нельзя.

Очень важно провести парламентские выборы, чтобы люди увидели, что мы уже умеем проводить абсолютно прозрачные и честные выборы, чтобы через два с половиной года у людей даже не было сомнения, того ли выбрали, не было ли подтасовок, потому что, к сожалению, президентские выборы часто раскалывают страны. Мы уже это видим, выборы проходили в Афганистане — фактически там под конец договаривались.

Мы должны уже должны в этом году провести парламентские выборы так, чтобы через два с половиной года в Кыргызстане люди шли на выборы без сомнений. Поэтому мы очень долго к этому готовимся, уже второй год.

Осенью 2015 года в Кыргызстане должны пройти вторые парламентские выборы после свержения бывшего президента Курманбека Бакиева в апреле 2010 года.
Осенью 2015 года в Кыргызстане должны пройти вторые парламентские выборы после свержения бывшего президента Курманбека Бакиева в апреле 2010 года.

Мы посмотрели опыты всех стран и остановились на опыте Монголии. Это маленькая страна, очень сильно похожая на нас. Самое главное, если раньше у них выборы приводили к различным потасовкам, и даже однажды несколько человек погибли, то в последние выборы действующий президент Монголии победил с разницей буквально в три десятых процента. И все промолчали и согласились с этим. Это хорошая схема.

В то время как у нас я на выборах набрал 63 процента, а конкурент набрал 14 процентов и сказал: «Это неправильно. Это неправда». Поэтому мы хотим подготовить людей, что выборам тоже можно верить. Что они должны быть и могут быть честными, поэтому эти выборы для нас очень важны.

Конечно же, парламент сегодня обсуждает закон о выборах, пытается какие-то новшества внести. Но я твердо предупредил лидеров фракций, что я подпишу закон о выборах, если там обязательно будут квоты для женщин, квоты для национальных меньшинств и квоты для молодежи — такое у нас было в 2010 году, и это оправдало себя.

Раньше у нас в предпоследнем парламенте вообще не было женщин, а теперь 30 процентов квота минимум должна быть, 15 процентов представителей национальных меньшинств и, как минимум, 15 процентов должно быть людей до 35 лет. И вот с такими условиями я сказал, что подпишу закон.

Я надеюсь, что мы проведем выборы достойно, тем более, что во время встреч с господином Шульцом, председателем Европарламента, и с господином Юнкером, и с господином Туском, этот вопрос подымал, и мне была обещала конкретная поддержка. Потому что, честно говоря, на такие вопросы как демократические выборы, развитие демократии в Кыргызстане мы здесь полагаемся на поддержку, конечно, Евросоюза.

Перейти к содержанию

2. Об Афганистане и пути развития

Афганистан — это такая тема, когда забываешь про микрофон, да? Нас очень тревожит, конечно, ситуация в Афганистане, но мы ещё несколько лет назад думали, что, все-таки, какие-то идеи, какие-то ценности, нельзя навязывать при помощи оружия.

Я ещё раз, может быть, хочу повториться, что потрачены триллионы долларов в Афганистане, потрачены сотни миллиардов долларов в Ираке, в Ливии, но везде мы смотрим, что в той же Ливии, в Ираке, мы видим совершенно обратный результат — хаос, кровь.

Мне кажется, что надо что-то хорошее строить только при помощи хорошего примера. Если исламские страны, если мусульмане будут ориентироваться на хороший пример, только тогда можно что-то хорошее сделать.

А если, в том же Афганистане — здесь, мне сказали, присутствует посол Афганистана — я знаю, например, что посевы и урожай того же опиумного мака выросли, по-моему, чуть ли в несколько раз. Для чего, тогда, триллионы долларов шли на оружие, на кровь — хорошо ли это? Если в итоге, все равно, мы видим: скорее всего придется договариваться с тем же Талибаном.

13 лет войны, столько убитых, и все равно надо договариваться с Талибаном, а плантации опиумного мака выросли, по данным наших силовиков, в несколько раз. Тот ли это итог, который нужен был? Хороший ли это итог?

Военные коалиционных войск НАТО в Афганистане.
Военные коалиционных войск НАТО в Афганистане.

Поэтому, я считаю, что все-таки, надо людям показывать путь, каким надо идти. Чтобы человек учился, знал, как надо зарабатывать себе на жизнь — не только посадив опиумный мак, а что-то другое. Надо, не заваливать долларами, оружием, а надо учить ловить рыбу, а не давать рыбу.

И мне кажется, что, я может быть повторюсь, мы много раз все эти ходы предлагали, говорили: «Помогите нам, и мы покажем, какой дорогой надо идти мусульманам, исламским странам, и это будет намного дешевле, чем бомбить то одну, то другую страну».

Все эти бомбежки приводят к развалу и хаосу. К чему это привело в Ливии? К чему это привело в Ираке? К чему приведет в Сирии? Поэтому, у меня на это другой взгляд.

И, конечно же, если мы сможем построить светскую, демократическую страну в Кыргызстане — светскую, демократическую и успешную страну — конечно же, это будет мостик из Европы в Центральную Азию; это будет мостик между мусульманским миром и Европой, христианским миром — мусульмане поймут, какой дорогой надо идти.

Перейти к содержанию

3. О революциях и «двойных стандартах» Европы

Через восемь дней будет 5 лет как в Кыргызстане состоялась вторая революция. Первая революция, которую многие знаю как тюльпановую, состоялась в марте 2005 года.

Я помню, как тогда я тоже шел во главе одной из колон, и, честно говоря, я думал, что не вернусь домой. Я сказал жене, чтобы она смотрела за детьми, что, скорее всего, я не вернусь живым. Но получилось так, что очень много людей поддержали нас, и первый президент страны просто убежал.

Если при первом президенте страны семейка просто обворовывала страну, то при втором президенте они там начали вместе с уголовниками не только обворовывать, но и убивать, просто убивать.

Я вам так скажу, что по сравнению с нашим сбежавшим вторым президентом, Янукович, экс-президент Украины, просто ангел, просто ангел. У нас убивали и оппозиционеров, и депутатов, и бизнесменов, и журналистов. И убивали с особой жестокостью.

Например, был у нас очень хороший журналист Гена Павлюк (Геннадий Павлюк был убит в декабре 2009 года). Ему перевязали руки и ноги, запечатали рот скотчем и выбросили живым с шестого этажа. Вот семейка Бакиевых, которая сейчас скрывается кто-то в Минске, кто-то в европейском Лондоне, кто-то в Ирландии, кто-то в Америке.

А, например, когда глава администрации президента Бакиева пошел в оппозицию, то его… когда он возвращался с Казахстана, похитили, пытали всю ночь, причем пытал лично младший брат экс-президента, который был начальником его госохраны, и сожгли живым.

Толпа митингующих движется к Белому дому 7 апреля. Через несколько часов они свергнут Бакиева.
Толпа митингующих движется к Белому дому 7 апреля. Через несколько часов они свергнут Бакиева.

Таких вещей, я знаю, Янукович и его семья не вытворяла. Но ни один сподвижник Бакиева, ни один счет ни его, ни его семьи не был арестован ни в Евросоюзе, ни где-либо еще. Абсолютно! Политика двойных стандартов.

Потому что ведь 7 апреля 2010 года… Почему началась революция? 6 апреля всех лидеров оппозиции арестовали, меня в том числе. И когда нас арестовывали, я еще на допросе в ГКНБ сказал, что завтра могут выйти людей, и надо, чтобы завтра кто-то из лидеров оппозиции кто-то был на свободе, чтобы остановить людей.

Мне сказали: «Никто за вас не выйдет, люди вас не уважают, и вы будете сидеть по 25 лет». Но на другой день в Бишкеке люди вышли на площадь. Сначала их было не так много и где-то к 12 их стало больше.

И тогда власть начала убивать мирных граждан. Убили одного-первого в 12:30 дня. Потом убивали каждые 10-12 минут по одному человеку. Но людей становилось больше и больше. Во время этого массового убийства на площади были фотографы, ребята здесь сидят, я вижу Оселедко, Нину Горшкову я видел. Трое вас было на площади?

Это было просто убийство людей, причем стреляли просто так. Старались стрелять в тех, кто с телефоном, почему-то. Стреляли сразу или в сердце, или в пах. В тот день было убито 79 человек, в течение месяца умерли еще 20. И до сих пор в два-три месяца кто-то погибает от ран.

Больше того, точно также как на Украине через два месяца после революции у нас были организованы, я не побоюсь этого сказать, межэтнические столкновения на юге Кыргызстана.

Президент Узбекистана прямо сказал, что в этом замешаны посторонние силы, но это, оказывается, трудно доказать, я тоже в этом абсолютно уверен. Но мы смогли пройти и это мы смогли погасить эти столкновения за четыре дня. Фактически люди погасили, поняли, что это большая провокация.

Перейти к содержанию

4. О достижениях и дружбе с соседями

президенты ШОС

Вот уже пять лет исполняется, но несмотря на это, нам в том регионе, тем, кто строит парламентскую республику, мы не похожи на других, там парламентских республик нет. И никто нам практически не пытается помочь в этом пути. Если бы нам помогали как Евросоюз в Украине или Грузии, но этого, конечно же, нет.

Но мы ни с кем не воюем, мы поняли, что главное — это дружить с соседями. Учитывать отношения всех соседних государств в первую очередь. И только, может быть, потом тех, кто подальше. В первую очередь любая страна, даже которая идёт на самые радикальные реформы, она должна учитывать именно интересы своих соседей. И тогда ей удасться реализовать то, что она хочет.

И назло всему мы уже пять лет — страна, которая становится на ноги. Вот несколько примеров, только за последние три года мы увеличили доходную часть бюджета в два раза, и это только благодаря борьбе с коррупцией.

Сборы таможенные увеличились за три года в три раза. Представьте, что, например, в вашей стране, в Германии, России или где-то еще таможенные сборы увеличились в три раза за три года. А у нас увеличились, потому что мы боремся тоже. У нас была страшная коррупция.

Просто раньше две трети собираемых сборов шли в карманы семейки, вот этих воров. А эти воры спокойно сейчас живут, больше того через канадские суды арестовывают активы Кыргызстана. Те, которые грабили страну, семью Бакиевых, те, которые сейчас проживают в Латвии, в другой какой-нибудь европейской стране, продолжают сейчас грабить Кыргызстан.

Вот двойные стандарты.

А ведь именно Кыргызстан может служить примером строительства демократии для той же Украины, и для той же Грузии, не побоюсь сказать. Приезжайте, посмотрите. Хотя нам намного труднее, потому что рядом совершенно непохожие страны, совершенно с другим путем развития.

Перейти к содержанию

5. О демократии в «мусульманской стране»

Президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев и президент Франции Франсуа Олланд.
Президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев и президент Франции Франсуа Олланд.

И кроме того, у нас 90 процентов населения — мусульмане. И даже здесь мы смогли найти своей путь развития. Даже здесь мы приняли свою концепцию религиозного развития страны, смогли остановить резкий рост радикализма, который начинался в стране.

Один только пример: в последние месяцы я еду по городу Бишкеку и не вижу женщин в черных одеяниях, в хиджабах. Больше того, в последние месяцы, когда я встречаюсь с имамами, проповедниками в мечетях, я вижу, что они вместо прежних одеяний — арабских или пакистанских — они стали носить либо цивильную одежду, либо национальную одежду.

И это не потому что кто-то их обязывает, или есть такой закон — этого требует общество, потому что мусульмане в Кыргызстане увидели, что есть третий путь. Кроме каких-то полудемократий, или каких-то авторитарных режимов, есть еще… вы знаете, поэтому многие идут в исламский радикализм, потому что… проповедники говорят: «Давайте будем строить справедливое общество для всех».

И в Кыргызстане мы начинаем показывать третий путь, когда строится справедливое общество для всех, ни для какой-то семьи Бакиева или клана Акаева, а для всех. И поэтому люди начинают верить, какого бы они ни были вероисповедания, цвета кожи, они начинают верить, что это правильный путь. Путь светского демократического государства.

Перейти к содержанию

6. О сотрудничестве с Европой

Атамбаев на кыргызско-французском бизнес-форуме.
Атамбаев на кыргызско-французском бизнес-форуме.

И я, конечно же, очень рад, что во время этой поездки мне показалось, что у нас теперь будут совершенно другие отношения с Евросоюзом. Во время встреч с господином Олландом, господином Фишером, с руководителями Евросоюза я убедился, что сегодня совершенно другое отношение к Кыргызстану — нам поверили.

Я думаю, что у нас точно также сложится разговор с госпожой Меркель. Мы заранее готовимся, вот завтра улетаем в Германию, а сегодня уже проводим встречу переходную. Я думаю, что у нас начнется, Бог даст, новый этап отношений с Евросоюзом.

Было очень много разговоров о том, как будет совмещать Таможенный союз и Евросоюз. Я считаю, что здесь очень точный ответ дали госпожа Меркель и президент Путин. Вы помните слова Меркель, что Европа должна быть от Люксембурга до Владивостока, а Путин сказал, что Европа должна быть от Лиссабона до Владивостока, а я хочу добавить, что она должна дойти до Бишкека.

Потому что кыргызстанцы по духу абсолютные европейцы, абсолютно толератные люди, люди, которые справятся с любой экономической трудность, готовы голодать, но умрут за справедливость, умрут. Мы абсолютно не знаем вот этих людей, многих из них, которые погибли на площади пять лет назад. Но я знаю, что всей жизнью обязан им, наверное, меня бы давно не было в живых.

Наверное, клан Бакиевых вообще сделал бы из нас дикую страну, подобие какого-нибудь «Исламского государства» наоборот, потому что я рассказал, что они вытворяли. И это только часть того, что они делали с людьми.

И богатство Кыргызстана… нет у нас нефти и газа, но у нас есть вот такие люди. У нас есть народ, который не терпит несправедливости, народ, который готов умереть за свободу. И, конечно же, я очень верю в будущее Кыргызстана, потому что такие люди должны перевернуть любые горы, и построить прекрасную страну. Конечно же, в меру своих сил мы будем работать на это.

И я еще раз хочу подчеркнуть, почему мы хотели бы, чтобы Кыргызстан был или соседом Европы, которая будет такой большой, вмещая в себя Евразийский союз, или хотя бы частичкой Европы, потому что мы выбираем путь демократии, свободы. И я думаю, что никто не заставит нас отказаться от этого пути, никто.

Перейти к содержанию

7. О Кыргызстане, как «ключике» в ЕАЭС для Европы

В любом случае, Кыргызстан находит взаимопонимание со всеми своими соседями, и при этом мы учитываем очень жестко свои национальные интересы.

Вы знаете, когда два года назад ко мне приезжала представитель Евросоюза и задавала мне вопросы: “Почему вы вступаете в Таможенный союз?” Я сказал в ответ: “Давайте, мы вступим Евросоюз. Подпишем соглашение об ассоциации. Затем вступим в Евросоюз”. И она сразу сказала: “Нет, нет, нет, у нас нет общей границы”. То есть, мы выбираем из того, что есть.

Но все равно, я считаю, что вот я приводил в пример мировых лидеров — будущее за большой Европой; за Европой, в которой нет конфликтов. Конфликты, которые сегодня есть — их надо потушить. И мы будущее свое видим, как своего рода мостик, или ключик между Европой и Центральной Азией, между Европой и Китаем; когда у нас граница общая — больше 1000 километров.

Я думаю, это и будет как бы фишка для нашей страны, но в то же время, мы выбираем, однозначно, демократический путь развития.

А Евразийский союз, который многих пугает — это чисто экономический союз. Об этом не раз говорил и президент России (Владимир Путин), и президент Казахстана (Нурсултан Назарбаев) — участники этого союза.

Президенты пяти стран-членов ЕАЭС: России, Казахстана, Армении, Кыргызстана и Беларуси.
Президенты пяти стран-членов ЕАЭС: России, Казахстана, Армении, Кыргызстана и Беларуси.

И, конечно же, нам, чисто по экономическим позициям, если посмотреть: одно дело Кыргызстан — это один рынок, и другое — если мы будем участником рынка с 200-миллионным населением.

Я хотел бы сказать, что мы, мы — Кыргызстан в Евразийском союзе — мы будем делать все, с целью того, чтобы максимально сблизить позиции Евросоюза и Евразийского союза, чтобы в будущем вот эти пожелания лидеров Европы и России, чтобы они воплотились в жизнь. Чтобы была одна большая Европа — от Лиссабона или Брюсселя, и до Владивостока или Бишкека.

Перейти к содержанию