1 min read

Ежедневно в Кыргызстане похищают от 10 до 30 девушек для вступления в брак — большинство из них вынуждены выходить замуж за своего похитителя, опасаясь позора и осуждения со стороны взрослых.

Алтынай 21 год. Она живет в Ошской области, на юге Кыргызстана, где проживает большая часть шестимиллионного населения страны.

Пять лет назад, когда она училась в девятом классе, её похитили неизвестные мужчины — они затолкали Алтынай в автомобиль и увезли в неизвестном направлении.

Когда они привезли её к дому своего будущего мужа, девочка поняла, что её похитили для вступления в брак (ала-качуу — обряд похищения невесты). Её похитителю было 20 лет, и он работал водителем маршрутки.

«Как помню, я шла в магазин, сзади подъехала машина, трое парней схватили меня и потащили в машину. Я сопротивлялась. Даже не знала, кто мой будущий муж. Потом оказалось, что это сын маминой двоюродной сестры — Акыл», — рассказывает она.

По словам Алтынай, все её близкие считали похищение «традицией» и «нормальным явлением», а побег от будущего мужа воспринимался как позор.

«Ала-качуу считалось древним обычаем, почти многие мои подруги вышли замуж таким способом. Но я теперь думаю, что это неправильно. Я не могла после кражи убежать, это считалось чем-то постыдным, да еще боялась, что меня родители не примут», — признаётся она.

После похищения Алтынай с мужем совершили религиозный обряд бракосочетания «нике», но только после двух лет совместной жизни они официально зарегистрировались в ЗАГСе.

«Я продолжала ходить в школу, но домашние дела, да еще и беременность, вынудили бросить школу, я отучилась всего девять классов. Родила дочку в 17 лет, а в 18 лет — уже вторую. Тогда мы и расписались официально в ЗАГСе, надо было уже получать свидетельства о рождении дочерям», — сказала она.

Алтынай говорит, что они жили совместно у свекрови. Первый год муж относился к ней хорошо, но затем его отношение поменялось — Акыл стал бить её.

«Моя кайнэне (свекровь — прим. ред.) была всегда недовольна мною: то посуду не так помою, то не так приберусь. Я была юная и вместо того, чтобы учить, она меня ругала. Кайнэне жаловалась на меня моему мужу, и на пустом месте мы с Акылом ссорились. Бывало, что он меня бил, ругал и материл», — вспоминает она.

Частые ссоры и драки привели к тому, что Алтынай ушла от мужа. Они поделили детей: старшая досталась Акылу, младшую она забрала себе. Сейчас Алтынай живет со своей мамой и планирует уехать на заработки в Россию.

«Родители сразу приняли меня, так как я им жаловалась на частые побои, и они знали мое положение. Сейчас я живу у родителей, но скоро я уеду в Россию на заработки. У меня там много родственников, они меня зовут. Дочку заберу с собой, ей уже пять лет, пока будем жить у тети», — говорит она.

Не смогла родить сына

36-летний Жаныбек из Бишкека в 2004 году похитил девушку. Асель (имя изменено) было на тот момент 18 лет — Жаныбек украл её из-за того, что боялся получить отказ с её стороны.

«Она была моей соседкой. У нее были длинные волосы, молчаливая была. Она нравилась мне, я всячески старался ухаживать за ней, но она не принимала мои ухаживания, тогда и решил ее украсть», — признаётся он.

После похищения, по словам Жаныбека, его жена сперва была такой же молчаливой и холодно относилась к нему. «Но с течением времени она начала привыкать ко мне», — говорит он.

После рождения дочери Асель стала бесплодной, и Жаныбек бросил её, потому что желал иметь наследника-сына. Совместно они прожили шесть лет.

«Когда хотели завести второго ребенка, у нас не получалось, и врачи сказали, что она не может иметь детей. Мне естественно хотелось наследника-сына. Поэтому я ушел к другой, то есть я развелся с ней в 2010 году», — не стесняясь, говорит он.

Жаныбек утверждает, что счастлив с нынешней женой.

«Я оставил [Асель] все: и квартиру, и один из контейнеров на «Дордое» (крупнейший базар в Центральной Азии — прим. ред.). С нынешней женой живем счастливо, она родила мне сына и дочку. Я поддерживаю отношения с дочкой от первой жены, но с ней мы не в наилучших отношениях», — говорит Жаныбек.

Насильно мил не будешь

Согласно данным «Центра помощи женщинам» и института «Кыз коргон», ежедневно в Кыргызстане происходит 32 случая похищения девушек для вступления в брак. В шести случаях девушки подвергаются изнасилованию.

Статистика от государственного Института омбудсмена за 2014 год в полтора раза ниже — 22 случая в день. По данным института, 80% похищенных выходят замуж за своих похитителей, а остальные 20% предпочитают бежать.

Эксперт по вопросам насильственных браков, директор организации «Открытая линия» Мунара Бекназарова, считает, что родители девушек должны воспрепятствовать браку с похитителем.

«Во-первых, за кражу несовершеннолетних сажают. Во-вторых, за несовершеннолетних ответственность несут родители, они должны воспрепятствовать такому браку», — объясняет она.

Иллюстративное фото
Иллюстративное фото

Бекназарова говорит, что насильственные браки негативно влияют на уровень образования детей в таких семьях.

«Сам похититель должен думать о том, что у него дети будут — чтобы они были здоровые, и чтобы мама им дала воспитание и образование. Но если мама — сама ребенок, то она не сможет полноценно этого дать. Она сама без образования остается. В семьях, где родители необразованные, они не вносят вклад в развитие своих детей, рождаются дети без будущего», — считает эксперт.

Причины похищений бывают разные, но, по словам Бекназаровой, среди них можно выделить три:

«Когда мы задавали вопросы молодым людям, оказалось, что на первом месте было то, что понравилась девушка. На втором — боязнь получить отказ, то есть это стереотипы в обществе, что мужчина не может получить отказ, поэтому лучше использовать такой способ. На третьем месте был спортивный интерес — такие браки несерьезные, быстро распадаются и унижают достоинство девушки».

Директор кризисного центра «Сезим» Бубусара Рыскулова говорит, что к ней часто обращаются женщины с жалобами на домашнее насилие — большинство из них, по её словам, были похищены в раннем возрасте.

«Две 35-летние женщины рассказывают, что в 17 лет одна была украдена, другая вынуждена была выйти замуж по сговору, сейчас она имеет троих детей. Она же была тогда не подготовлена к жизни. Вскоре ее муж бросил, и она с детьми скитается», — рассказывает Рыскулова.

Оставаться в семьях похитителя девушек часто вынуждает психологическое давление со стороны взрослых.

«Когда несовершеннолетние выходят замуж, там и ранняя беременность, организм еще не дозрел, тем более если насильно выдают. Это все отрицательно влияет не только на психику, но и на здоровье. Некоторые родители без согласия девочки сами решают её судьбу», — сказала она.

Грубое нарушение прав

Блогер Данияр Айтман, называющий себя «феминистом» — один из немногих мужчин в Кыргызстане, кто публично критикует практику похищения девушек ради брака.

По его мнению, правоохранительные органы должны проявлять больше инициативы для предотвращения насильственных браков.

«Браки несовершеннолетних совершенно недопустимы и незаконны, тем более если они заключены против их воли. Это является грубым нарушением прав человека, законодательства Кыргызстана и международного права», — сказал он.

Согласно данным ООН, в Кыргызстане в год совершается более 3600 преступлений против женщин и девочек, включая убийства, телесные повреждения, изнасилования и насильственные браки.

Профилактические работы

Похищение девушки для вступления в брак стало уголовно наказуемым в декабре 2012 года, когда были приняты поправки в Уголовный кодекс. С тех пор за кражу девушек наступает ответственность в виде 7 лет лишения свободы.

Представитель пресс-службы МВД Адыл Оморов утверждает, что правоохранительные органы проводят профилактические работы с молодежью для предотвращения насильственных и ранних браков.

«Участковые на местах на постоянной основе вместе с местным самоуправлением и с общественными организациями проводят профилактические работы среди молодежи о том, что похищение является уголовно наказуемым, и что ранние браки — это ненормальное явление в обществе», — рассказывает он.

Но, согласно официальным данным МВД, за весь 2015 год по статьям Уголовного кодекса, связанным с принуждением к вступлению брак, было возбуждено всего 25 дел, которые были затем переданы в суд.

Оморов говорит, что такое низкое количество дел связано с тем, что девушки или их родственники не обращаются в милицию после похищения, опасаясь позора или огласки.

«Если обращаются с заявлением о похищении, мы его сразу принимаем, но часто сами похищенные и их родители не пишут заявления, опасаясь позора и огласки. Сначала, когда похищают, они не обращаются в милицию, потом после ала качуу они официально регистрируются в загсе, и поэтому это уже не считается преступлением».