1 min read
Фото: Валерий Панов

В новосибирском аэропорту Толмачево жили 423 человека, брошенные на произвол судьбы из-за коронавируса. Утром 2 апреля их выгнали и оттуда.

Оригинал текста опубликован в издании “Такие дела”. Текст: Наталья Дмитриева. Фото: Валерий Панов.

Международный терминал новосибирского аэропорта напоминает затонувшую подлодку: все входы с улицы заперты, электронное табло остановилось на дате «23 марта», рейсы больше не объявляют, но в «трюме» полно народу — пахнет отчаянием и человеческой усталостью. Граждане Кыргызстана и Узбекистана живут здесь уже десять дней, ночуя на полу и жестких сиденьях: люди застряли в терминале, потому что их государства закрыли внешние связи с миром. Все рейсы отменены. А люди остались.

«Нас много»

В самом аэропорту пусто, но в международном терминале гудят человеческие голоса, пахнет свежезаваренным «Дошираком» и солнце из высоких окон освещает людей, пытающихся превратить холодное пространство во временный дом. Люди совершают намаз, едят, играют в нарды, спят на полу, сидят скорчившись на твердых сиденьях и уже не верят, что когда-нибудь выберутся отсюда.

«Я тут десять дней, — говорит Равшан. — Хотел домой. Отменили рейсы. Нас не гонят, но очень трудно. Нас много, пройди дальше».

Как только стало понятно, что пандемия коронавируса — это не сезонный грипп, жители Узбекистана и Кыргызстана, приехавшие на заработки в Россию, решили вернуться домой. Но с 20 марта правительства Узбекистана и Кыргызстана прекратили регулярное международное авиасообщение «в целях противодействия распространению коронавируса» — и терминал Толмачево превратился в «лагерь беженцев». Здесь собрались люди из разных уголков восточной части России — Томска, Красноярска, Магадана, Якутии и Приморья, которые добрались до Новосибирска, но не смогли транзитом вылететь дальше. В основном это рабочие-вахтовики и те, кто в России лечился.

Кыргызы, ожидающие отложенного рейса в Толмачево, Новосибирск. Фото: Валерий Панов

«Авиакомпания S7 просит у правительства Кыргызстана посадку, — говорит Ирина Степкичева. — С 27 марта авиакомпания готова взять нас на борт и доставить в Бишкек. Но правительство Кыргызстана нас не слышит! Они говорят: “Мы всех своих вывезли”. Вы из Москвы своих вывезли, а здесь полный Новосибирск! В кыргызских СМИ пишут, что все улетели 28 марта, но это вранье! До вчерашнего дня Толмачево принимал наших людей, которые хотели через Новосибирск добраться до Бишкека».

За неделю жизни в терминале Ирина стала лидером движения «людей за бортом». Шутливо ругается на своих товарищей по несчастью: вы, мол, все за жрачку переживаете, а нас родины лишили — это посерьезнее желудка будет! Сама Ирина лечилась в Новосибирске — у женщины прооперирован коленный сустав, домой лететь должна была 21 марта, но за день до возвращения стало известно, что родина закрыла границы. Авиакомпания S7 заверила Ирину, что регистрация на рейс Новосибирск — Бишкек все-таки будет, Ирина приехала в аэропорт и… поселилась в терминале. Рейс отменили, билет поменяли сначала на 27 марта, а теперь ничего вообще не известно.

«А нам предложили из Москвы лететь в Бишкек через Новосибирск, — говорит Валентина. — И нас таких, транзитных, тут очень много. Деньги нам не вернули за билеты. Вот мы и живем тут».

«Сотрудники аэропорта — золото»

Кыргызский генконсул в Новосибирске обвинил Ирину в том, что она сеет панику, просил потерпеть, но никакой реальной помощи не предложил. Продуктами и средствами гигиены людей снабжает киргизская диаспора: неравнодушные люди привозят в аэропорт горячие обеды, мыло и туалетную бумагу, фрукты для детей.

«Сотрудники аэропорта — золото! — горячо подхватывают слова Ирины стоящие рядом люди. — Дали нам чайники, одноразовые маски, относятся с уважением и пониманием».

Люди, ожидающие вылета уже несколько дней, возмущены и хотят поддержки властей. Фото: Валерий Панов

Люди боятся, что аэропорт могут закрыть — и тогда все они окажутся на улице. Но даже пока не гнали, ситуация была напряженной. Рассказывают, что спят на сиденьях, у многих обострились хондрозы, ночью холодно, укрываются куртками. Из всех доступных благ цивилизации — туалеты и вода из-под крана. Очень тяжело все эти тяготы переносят женщины. Люди даже пытались пригрозить своему правительству голодовкой, но инициатива захлебнулась: все и так психологически истощены на фоне постоянного стресса.

Представители генконсульства говорят, что всем нужно оставаться на местах, вопрос решается, но ясности нет никакой. На сегодняшний день в списке ожидания на вылет в Бишкек зарегистрировано 273 человека.

«Мы все транзит»

Рядом с гражданами Кыргызстана разбили походный лагерь и жители Узбекистана. Мы попали на их «территорию» во время обеда — еду люди покупают на рынке, но говорят, что есть распоряжение больше не пускать их в город.

«Хотели домой поехать, в Узбекистан, — говорит старший походного лагеря Бахредин. — Приехали 22 марта сюда, в 11 часов. Я сам приехал из Читы. Нам сказали, что билеты отменены все, будет специальный рейс, ждите. Вот ждем. Спим здесь — кто на полу, кто на столе. Несколько дней нас кормили наши земляки, но 150 человек кормить трудно. Мы все транзит».

Бахредин говорит, что несколько дней назад к ним приходили представители консульства Узбекистана, сказали, что ситуация еще долго не решится, и посоветовали снять квартиры. А куда идти людям? Они здесь ничего не знают — где снимать, сколько будет это стоить? И так деньги потрачены на билеты, а теперь вот и на продукты.

Брошенные в Толмачево. Фото: Валерий Панов

«Родные плачут, — вздыхает Бикзот. — Мама говорит: “Почему не прилетаешь?” А что я скажу тебе, мама? Не пускают нас. Давление у них поднимается. Расстраиваются. И мы тоже плачем. Домой хотим».

Утром 2 апреля Бахредин позвонил автору «Таких дел» и сказал, что на рассвете их всех выгнали из аэропорта.

«Пришел начальник аэропорта и сказал, чтобы мы собирали вещи и уходили, — говорит Бахредин. — У него постановление от губернатора региона законсервировать аэропорт и сделать дезинфекцию. Я ему говорю: “Куда нам идти?” Он говорит: “Не знаю. Собирайте вещи и уходите. Чтобы через два часа вас не было и возле аэропорта тоже”».

Пресс-служба аэропорта Толмачево на момент сдачи текста ситуацию не прокомментировала.