Бывшая учительница и депутатка шестого созыва парламента Евгения Строкова накануне заявила, что поправки в закон об НКО нужно принять «немедленно». При этом депутатка, очевидно, позабыла про зарегистрированный на нее фонд с возможным оборотом в два миллиона долларов. Фонд обнаружили журналисты и Строкова признала его существование — но отрицает его оборот.

Но это не единственная ее связь с НКО, усложнить работу которых она требует. Депутатка упомянула в своем резюме, что проработала в Ассоциации центров поддержки гражданского общества (АЦПГО).

Резюме Строковой

Правозащитница Эркина Убышева уличила Строкову в предоставлении в резюме недостоверной информации.

«В одном из последних интервью вы назвали НПО, получающие западное финансирование, «иностранными агентами». Так вот, если вы работали в АЦПГО, вы, как иностранный агент, признайтесь, на какую именно страну работали и какую подрывную деятельность вели… Верните заработную плату за пять лет работы в АЦПГО, передадим Детскому хоспису в качестве пожертвований. А если нет, то извинитесь перед нами, избирателями, за заведомо ложную информацию в своей биографии», — написала Убышева на своей странице в фейсбуке.

* Депутатка Евгения Строкова также известна постоянной критикой в адрес детского хосписа и непониманием самого термина «хоспис» — например, она требовала от организации лицензию на лечение детей. Но в хосписе не лечат, там живут и получают помощь дети на тех стадиях болезни, когда их излечение маловероятно, а лицензии на работу хосписа не существует.

Убышева говорит, что в указанный период работала директором АЦПГО.

«Я работала директором этой организации и знаете, как-то я вас совсем не припомню в качестве сотрудника, и могу с уверенностью сказать, что у нашей организации не было такого проекта», — пишет она.

«Это я вас не помню»

Строкова ответила — в интервью 24.kg — что тоже не помнит Убышеву. Она настаивает на том, что информация верна и она работала в АЦПГО.

«У меня есть все сертификаты, что я была в составе этой организации. Меня сейчас все критикуют, что я поддерживаю поправку в закон об НКО, обязывающую открыть их свои источники поступления средств, но я считаю, что права в своей позиции. Если нечего скрывать, пусть демонстрируют, откуда деньги», — считает депутатка, которая не указала собственный фонд в декларации.

Правда она призналась журналистам, что не знает, где эти сертификаты.

“Однако депутат призналась, что не помнит, где ее сертификаты. Но пообещала их найти и представить общественности в качестве доказательств”, — пишет 24.kg.

Эркина Убышева сообщила, что сертификат — это не доказательство работы в АЦПГО.

«Какие сертификаты? Вы о чем, как они могут подтвердить Вашу трудовую деятельность в нашей организации! Покажите Вашу трудовую книжку, ну, в конце концов, хотя бы трудовое соглашение. Я то могу доказать, что была директором, а Вы….не позорьтесь уже!» — говорит правозащитница. Убышева считает, что Строкова либо должна доказать факт работы в НКО, либо удалить фейковую информацию из резюме, чтобы «не порочить репутацию организации».

«Тил-Дил», Cimera и ЦСИ

По словам Строковой, она «действительно работала в АЦПГО» и курировала проект «Тил-Дил» — такая ассоциация существовала в 2003 году. Его руководительницей была Айнура Джумаева, а занималась ассоциация многоязычным образованием.

«Первая попытка ввести в Кыргызстане многоязычное образование была со стороны швейцарской неправительственной организации Cimera в 2003-2004 году, а затем ассоциацией «Тил-Дил», но Министерство Образования и науки КР не поддержало инициативу для дальнейшего распространения», — писал о многоязычном образовании Cabar Asia в прошлом году.

В резюме Строковой «Тил-Дил» не упоминается, но есть Cimera. В 2006 году Айнура Джумаева дала интервью, в котором заявила, что ее ассоциация — это продукт швейцарского НПО Cimera.

Бывшая директриса офиса Cimera сказала, что не знает Строкову.

«Я ее не знаю, я была директором офиса CIMERA и проекта по многоязычному образованию с 2001-2004. Может быть она работала в местной ассоциации, основанной Лирой Карагуловой?» — написала Беатрис Шультер в комментариях под постом Убышевой в фейсбуке. Другие комментаторы ответили, что депутатка, будучи на тот момент учительницей, участвовала в пилотном проекте Cimera — прошла обучение, чтобы быть тренером проекта. 

Но Cimera, по словам Убышевой, не имеет никакого отношения к АЦПГО — даже если Строкова действительно работала с швейцарским НПО, в ее резюме неверная информация.

После Cimera многоязычным образованием занялся Центр социальной интеграции (ЦСИ) — но его зарегистрировали в 2008 году, а значит с ним сотрудничать Строкова не могла — ведь в ее резюме указано, что она работала в НКО с 2003 по 2007 год.