Лидеры трех партий должны были схлестнуться в дебатах 21 сентября на канале ЭлТР. Но вместо них пришли другие кандидаты — главы политобъединений заняты в агитационных мероприятиях в регионах страны.

От «Мекеним Кыргызстан» выступал бывший вице-мэр столицы и глава Бишкекводоканала Бакыт Дюшембиев, честь партии «Биримдик» защищал дважды избранный от СДПК депутат Торобай Зулпукаров, а политобъединение «Ордо» представлял замначальника управления профобразования минобраза Эльдар Аттокуров. «Клооп» приводит самые яркие моменты прений сторон.

В своем представлении Зулпукаров обошелся довольно общими фразами о глубоком желании «служить народу», Аттокуров подчеркнул, что среди кандидатов «Ордо» нет экс-депутатов и коррупционеров.

Дюшембиев прокомментировал массовое столкновение сторонников «Мекеним Кыргызстан» и «Биримдик» в Араванском районе Ошской области: он уверен, что правоохранительные органы внимательно расследуют произошедшее и призвал кыргызстанцев к единству.

1 раунд — «конкретные» вопросы от ведущих

«Есть ли в программе вашей партии конкретные предложения по поддержке бизнеса? Какие меры можно применить и откуда взять на них денежные средства?»

Зулпукаров: Мы в программе сделали акцент на усилении промышленности — взяли направление на усиление отечественных производителей. Для их поддержки уже есть проекты, финансируемые из госбюджета. Мы предложили поправки в закон о госзакупках, по которым, надо будет покупать у отечественных производителей, даже если их продукция дороже до 25%. А механизм, как это будет работать правительство должно принять, как законопроект примут. Также мы поднимаем национальную идеологию, которая агитирует покупать товары, произведенные у нас.

Аттокуров: Этот вопрос нужно было задавать еще до выборов правительству и парламенту. Антикризисную программу нужно было принимать еще до пандемии, так как у нас кризисное государство.

Дюшембиев: Я бы пожелал, чтобы правительство довело до конца реализацию своих мер во время пандемии. Потому что там показаны хорошие вещи. Донорские средства надо тратить на мелко инфраструктурные проекты, которые обеспечат работой множество людей. Кроме этого, финансовые институты, например, Кыргызско-русский фонд и Европейский банк, предоставляют малому и среднему бизнесу средства по облегченным условиям. Мы должны ввести механизмы для ускорения этого.

«Во время карантина в соцсетях обсуждались случаи, когда отдельных граждан силовики заставляли публично извиняться за их мнение о недостатках здравоохранения. Что конкретно ваша партия предлагает для реформы силовых структур, чтобы они защищали интересы граждан?»

Зулпукаров: В нашей программе уделено особое внимание защите свободы слова и других прав наших граждан. Во время обсуждения новых кодексов мы предлагали внести кое-какие правки, их проигнорировали. Но в итоге правительство само предложило их. Для устранения коррупционной схемы в правоохранительных органах нормативно-правовые акты и законы должны быть написаны четко. Нужно, чтобы правоохранительные органы рассматривали только технические проблемы. Для проведения реформ нам сначала нужно повысить доходность нашего бюджета.

Аттокуров: Реформа правоохранительных органов все не заканчивается, да и не закончится. Обществу известно, что правоохранительные органы или их родственники тайно защищают притоны и сауны. Журналисты знают, мы готовы отдельно рассказать про тех, кто работает в прокуратуре. После реформы каждый должен получать зарплату, соответствующую мундиру служащего. Должно быть отдельное министерство обороны. Нужно провести ревизию всех законов, которые принимали в нескольких созывах депутаты, баллотирующиеся от этих двух партий, раз реформы еще нет. Реформу надо начинать с юрисдикции.

Дюшембиев: Перекосы с принятием этих кодексов — прямая ответственность парламента. Не успели принять документы, сегодня уже вносим пачками изменения.

Все экономические взаимоотношения между гражданами и субъектами предпринимательства должны быть за пределами регулирования правоохранительных органов. Должно быть сугубо договорное право и судебные разбирательства.

«Какие конкретные вопросы делимитации и демаркации госграниц описаны в вашей программе? И какие конкретные решения мы должны принять для уменьшения конфликтов с соседними странами?»

Зулпукаров: С 1991 по 1998 года границы Кыргызстана и Китая охраняли российские погранслужбы. Нашу службу открыли лишь после Баткенских событий, когда маджахеды напали на территорию Кыргызстана. Для делимитации и демаркации нужно создать межправительственную комиссию.

Аттокуров: Для решения вопросов делимитации и демаркации нужно пойти путем разбирательств в международных судах. Потому что многие участки Кыргызстана были даны в аренду на 49 лет и не возвращены. Сколько созывов было — никто не поднял вопрос. Есть факты, когда наша земля просто подписью без всякой делимитации отдается. Когда у власти стояла партия СДПК, были проведены делимитация и демаркация тысяч километров границ с Узбекистаном. Результаты этого мы увидим лишь через 10 лет. В нашей программе есть пункты про возвращение наших земель. Послы должны не прохлаждаться, а немедленно решать такие вопросы.

Дюшембиев: Приграничные вопросы нужно решать в трех направлениях: дипломатические инструменты, этим делом должен заняться ГКНБ, усиление экономического интереса населения в приграничных районах. Считаю, что эти проблемы можно упорядочить в течение одного-двух лет.

«Какие направления и механизмы предлагает ваша партия в модернизации системы школьного образования? Что конкретно нам нужно изменить?»

Зулпукаров: Мы хотим поднять бюджетные школы поднять на уровень частных школ. Мы хотим обратить внимание не только на образование, но и на воспитание детей. Мы должны поднимать патриотический дух школьников. К концу обучения в школе, дети должны знать два иностранных языка. Средств на образование из бюджета выделяется недостаточно. В нашей программе есть четкие шаги для повышения качества образования, но я не успею рассказать ее за две минуты.

Аттокуров: На образование у нас выделяется большая часть бюджета — 19 млрд сомов. А большая часть этих средств уходит на зарплаты учителям. В городах у нас около 101 школы, там есть интернет. А в сельских школах не то, что интернет, там компьютеры рисуют на доске, чтобы показать детям. Поэтому сложно будет перейти на цифровизацию. А перед президентом отчитываются, что благодаря цифровизации дети учатся через Zoom и WhatsApp. Но ведь это не наши приложения. Поэтому нужна национальная программа, в которой будут учебники и видеоуроки. Нужно в региональные школы провести интернет.

Дюшембиев: На базе национальной компании «Мегаком» необходимо создать национальную образовательную платформу. Помимо этого нужно использовать потенциал телевидения, которое сегодня доступно каждому ученику и учителю. И другие средства: соцсети, YouTube-каналы и тд.

2 раунд — 3 вопроса оппонентам

Торобай Зулпукаров — Аттокурову и Дюшембиеву: «Есть ли в вашей программе шаги по реформе административно-территориальных участков?»

Аттокуров: Такой закон уже принят вами и скоро войдет в силу. Мы не рассмотрели его, потому что не было общественных обсуждений. Но по нашей платформе мы хотим укрупнить 40 районов и 31 город. Полпреды правительства — лишний орган. Надо убрать его, сократить вдвое районы. И позже чтобы по мажоритарной системе избрать бойких депутатов из каждого района и города — не более 45 нардепов. Половина — законодательная, половина — представители народа.

Дюшембиев: Я согласен, что структура должны быть трехступенчатой: республика — район — село. Районные центры должны быть сильными настолько, чтобы сельчане решали там свои проблемы, а не ездили в Бишкек.

«Каковы основные направления партий в поднятии госэкономики?»

Аттокуров: Деньги разбросаны у нас на дороге. На трассах Ош — Бишкек и Талас — Баткен ходят фуры с 60 тоннами ГСМ. Если с каждой тонны брать по сому, то за год в Баткене останется 1,5 млрд сомов, а в Таласе почти млрд сомов. Можно открыть региональные фонды развития для малых предприятий. Но, кто этот ГСМ возит — те, кто сидит в парламенте.

Зулпукаров — Аттокурову: «Как развить образование?»

Аттокуров: ОРТ — тестирование для школьников грубо нарушает конституционные права детей. Потому что через порог может пройти лишь 51% детей, а 49% становятся мигрантами. По конституции, каждый имеет право получить образование. Если тест убрать, частные образовательные учреждения получат возможность подняться, потому что увеличится количество абитуриентов.

Аттокуров обратился к обоим оппонентам: Наш кандидат Рустам Юсупов выдвинулся на выборы из Баткена. Он замечательный молодой лидер. Были угрозы со стороны «Мекеним Кыргызстан» — его не впустили в город Исфана. Также его не впустили в Кадамжай, где есть кандидат от «Биримдика». Мы не стали поднимать шум, потому что решили не опускаться до такого, а пойти законным путем.

Из «Мекеним Кыргызстан» ему звонят, угрожают. Предупреждаю, если хоть один волосок с головы Рустама упадет, это не приведет к хорошему исходу. Передайте свои лидерам и другим сторонникам.

Эльдар Аттакуров — Бакыту Дюшембиеву: «По парку имени Даира Асанова стоит ваша подпись и Исы Омуркулова. Вас угрозами заставили это подписать?»

Дюшембиев: Прежде, чем ответить на ваш вопрос, скажу по вашему предупреждению. Это не вам нужно предупреждать нас, а Рустаму Юсупову обратиться в правоохранительные органы. По парку — суд заключил, что его границы не были нарушены, а земли выделялись законно.

Аттокуров — Зулпукарову: «Сколько Кыргызстан должен Китаю в общем? Вы же были в парламенте»

Зулпукаров: Наш внешний долг — $3 млрд 800 млн — плюс внутренний долг в $700 млн. Тогда наш внешний долг приближается к $4,5 млрд. Основная часть нашего долга была взята у Китая — $1 млрд 800 тысяч — со времен Бакиева и Атамбаева.

Аттокуров: Простите, но он был получен во время правления СДПК — $1 млрд 700 млн. Это 43,5% от общего долга страны. Эти же кадры из СДПК сейчас состоят в «Биримдике» — 15 действующих депутатов.

Зулпукаров: У Кыргызстана в сравнении с соседними странами внешний долг меньше, и наше положение немного получше. У нас долг еще не превысил 60% ВВП.

Аттокуров — Дюшембиеву: «У вас очень дутая партия — в ней 22 высокопоставленных госслужащих. Какие у вас мысли по реформе правительства?»

Дюшембиев: Мы хотим объединить вице-премьер-министров с профильными министрами, а также сократить 7 губернаторов и повторяющиеся госслужбы. Можно сократить до 40% аппарата.

«Считаете ли вы, что ваш список — это чистый список, который улучшит будущее Кыргызстана?»

Дюшембиев: В нашем списке есть и опытные, и молодые, и образованные. Я считаю, что в нашем списке люди, которые разовьют государство и смогут изменить его.

Аттокуров: В вашем списке есть люди, замешанные в крупных коррупционных схемах и получившие штрафы за это.

Дюшембиев: Я не знаю про таких.

Аттокуров — Зулпукарову: «Вы можете честно участвовать в выборах, не используя админресурсы?»

Зулпукаров: При использовании админресурса каждая партия имеет право обратиться в ЦИК и правоохранительные органы. Партия «Биримдик» не использует админресурс. В нашем списке есть бывшие госслужащие, за которыми наблюдает народ. Хвалиться, что в ваших рядах нет госслужащих — большая ошибка. Должен быть опыт в управлении.

Дюшембиев — Зулпукарову: «Объясните, в чем заключается идеократичность вашей партии?»

Зулпукаров: Главная идеология партии «Биримдик» — это Евразийский выбор и демократический социализм.

«Кого вы предложите на пост премьер-министра, если пройдете в парламент?»

Зулпукаров: У нас есть достойные люди, это решим уже позже.

3 раунд — вопросы от избирателей

«Насколько будут эффективен пересмотр налогов и ставок для вывода экономики из тени?»

Зулпукаров: Мы должны пойти путем фискализации, уменьшить количество налогов и пересмотреть выплаты в Соцфонд.

Аттокуров: У нас довольно гибкая налоговая система. Акцизный налог надо усилить в вино-водочной сфере.

Дюшембиев: Нужно принять инвестиционный кодекс — закон для бизнесменов. В нашей программе есть лозунг: одна страна — один налог, по которому можно ввести единый 6% налог.

Ведущая спросила про соблюдение санитарно-эпидемиологических норм при агитации. Все дебатеры уверили, что проводят свои мероприятия, сохраняя их.

Аттокуров: Я сам объездил Нарын и Иссык-Куль. Там все билборды принадлежат «Мекеним Кыргызстану» и «Биримдику» — только небо еще не закрыли. У нас нет средств на такие билборды, но мы встретились с народом без всяких шоу.

Дюшембиев: Мы проводим встречи даже онлайн через Zoom.

«Как вы можете гарантировать, что исполните свои предвыборные обещания избирателям?»

Аттокуров: На встречах с избирателями мы говорим, что нам не нужны их формы, мы не можем дать им денег. Народ сам строит себе дороги в новостройках, а парковые земли отдаются. Мы на деле докажем свои слова.

«Правда ли, что “Биримдик” — партия власти?»

Зулпукаров: Нет, наша партия была создана год назад и успела побывать в оппозиции. В нашем списке есть люди, которые соперничали с нынешним президентом на пост главы государства.

Аттокурову: «Сообщают о подкупах избирателей. Сможете ли вы при этом выиграть?»

Аттокуров: Если мы пройдем, мы упраздним мандаты. Потому что мы устали от политической проституции — прыгают из одной в другую партию. Те, кто в «Мекеним Кыргызстан» позже перейдут в другие. Это люди еще со времен «Алга» и «Ак-Жола», которые довели страну до такого состояния.

«Вы обещаете построить Камбар-Атинскую ГЭС, хватит ли у вас сил поднять экономику страны?»

Дюшембиев: Мы не говорим, что сразу построим ГЭС. На ее строительство понадобится около $3 млрд, которых нет в бюджете. Поэтому нужно рассматривать возможности инвестиций, планировать долгосрочные проект.

Facebook Notice for EU! You need to login to view and post FB Comments!