Малый и средний бизнес, который чаще всего называют не иначе как «хребет экономики», сильнее всего пострадал от кризиса, который вызвала пандемия коронавируса. Эксперты ещё не до конца подсчитали экономические потери (потому что пандемия ещё не закончилась), но 2020 год запомнится всем, как один из худших в истории.

Этот материал создали в Бюро сторителлинга «МедиаСторис» совместно с компанией «Кока-Кола Кыргызстан», которая с начала пандемии поддержала около 700 точек общественного питания малого и среднего бизнеса на сумму более 3 миллионов сомов.

«Это сами наши сотрудники так разрисовали к Новому году», ― говорит Айгерим Аильчиева, директор сети ресторанов быстрого питания MADFOOD, и показывает на новогодние рисунки на окнах ресторана. Мы находимся в заведении на бульваре Эркиндик ― одной из трех точек сети, которые разбросаны по Бишкеку.

MADFOOD появился в 2017 году и за три года вырос до трех заведений в Бишкеке. До пандемии сюда любили приходить целыми семьями, а ещё обедать офисные работники из компаний и международных организаций, которые работали в центре Бишкека.

Но в конце марта 2020 года все изменилось: власти Кыргызстана ввели режим чрезвычайного положения в Бишкеке, Оше и нескольких районах страны, где началась эпидемия COVID19. Среди ограничений, которые вводились вместе с ЧП, был и запрет на работу кафе, ресторанов, отелей и развлекательных заведений. Общепиту разрешили работать только на доставку.

«Как и всем, нам было очень тяжело ― [в марте] ввели жесткие ограничения. К тому же, заведения, у которых сеть, попросили оставить открытой только одну точку, откуда можно было осуществлять доставку», ― говорит сооснователь MADFOOD Данияр Максат.

По его словам, удержать коллектив и обойтись без сокращений ― это была основная проблема для их бизнеса, и для других бизнесов в стране.

«Когда мы думали, может закрыть на карантин бизнес, [сотрудники] мне сказали: “Айгерим эже, мы будем работать, мы должны работать”. И вот некоторое время пешком походили, потом на велосипедах начали приезжать, все взяли велосипеды. У меня есть ребята, которые с Кызыл-Аскера пешком приходили, просто потому что он хочет прийти на работу», ― добавляет Аильчиева.

Оба ― и Данияр, и Айгерим, говорят, что вместо сокращений в ресторанах «ужались везде, где могли» и старались выходить из ситуации своими силами. «По маркетингу полностью ужались, дорогие крафтовые пакеты ― здесь тоже ужались. Сократили свой бюджет, чтобы остаться на плаву и не закрыться», ― добавляет она.

«Всех тех, кто могли уехать к себе в села, работать там на поле, сажать там что-то, мы всех их отпустили на время со спокойной душой, что этот человек не останется голодным. Те, кто не мог уехать, у кого не было дома за городом, мы им чуть ли не по пять смен давали, чтобы каждый мог выйти, чтобы по чуть-чуть заработать, чтобы совсем на нуле не сидеть», ― говорит Айгерим.

По словам Данияра, в отпуск в тот период отправили почти половину сотрудников.

Но MADFOOD повезло немного больше, чем другим заведениям ― директор кафе «Очак Кебаб» Булан Ормокоева говорит, что им пришлось почти всех сотрудников отправить по домам, кроме четверых, кто могли в период карантина готовить еду на вынос.

«Наши сотрудники остались без работы, считайте. Но мы потихонечку работали [во время карантина] на вынос. Вот «Кока-Кола» помогла в этой ситуации ― они безвозмездно привозили нам напитки, обеспечили формой, посудой», ― говорит она.

Общая помощь «Кока-Кола Кыргызстан» сектору ресторанов и кафе составила более 3 миллионов сомов и покрыла около 700 точек общественного питания по всему Кыргызстану.

По её словам, если до пандемии у них работало 25 человек, то из-за карантина и последовавшего кризиса кафе пришлось сократить коллектив до 10 сотрудников.

Ещё меньше повезло NY Pizza: из-за режима ЧП власти перекрыли весь центр Бишкека, и владельцы кафе не смогли получить документы, разрешающие работать, и весь карантин они не работали ― это почти три месяца.

«Те документы, которые надо было предоставить в Республиканский штаб, мы предоставили, но это было бесполезно. Так что мы были закрыты. Даже на доставку. Пришлось сократить персонал», ― говорит Чинара Осурбаева, главный бухгалтер NY Pizza.

Она добавляет, что с началом пандемии продажи значительно снизились ― и на доставку, и в самом кафе.

«[После открытия] продажи упали на 40 процентов, плюс цены [на продукты] поднялись, продолжают расти. Так как мы не хотим потерять потенциальных своих клиентов, мы не можем поднять цены. Мы и так потеряли очень много клиентов во время пандемии. С этой пандемией и покупательная способность, как мне кажется, сильно упала», ― сетует главный бухгалтер NY Pizza.

Из-за кризиса кафе пришлось сократить штат сотрудников почти на 40 процентов. «Порядка 20 человек работало, человек 7-8 мы сократили, это официанты, повара и курьеры», ― говорит Осурбаева.

Доходы упали и не вернулись

«Во время карантина доходы упали на 50%, сейчас по сравнению с прошлым годом у нас спад на 30%. Это и понятно, у людей нет денег, трудный год до сих пор», ― говорит она.

Такая ситуация, согласно данным кыргызского Национального статистического комитета, почти у всего сектора МСБ ― за 9 месяцев 2020 года малый и средний бизнесы в сфере общественного питания потеряли 41% или почти 6 миллиардов сомов в валовых доходах от продажи услуг по сравнению с аналогичным периодом 2019 года.

«После того, как нам разрешили открыться, естественно, товарооборот упал, цены поднялись. Поэтому сейчас практически работаем, чтобы аренду заплатить, зарплату сотрудникам. Кое-как выживаем», ― говорит Чинара Осурбаева из «NY Pizza».

С ней согласна и Булан Ормокоева ― в «Очак кебаб», по её словам, продажи с начала пандемии упали на 70 процентов.

«Конечно, пострадали в этом карантине ― все люди сидели дома, не выходили на работу. Считайте, наш бизнес потерпел убытки ― продажи упали почти на 70 процентов. После окончания карантина чуть-чуть пошли продажи, но не на 100%. Люди все ещё опасаются ходить», ― говорит она.

Точной статистики, сколько бизнесов за этот год закрылись, нет, но ситуация, когда вы едете по Бишкеку и видите на витрине надпись «Сдаю в аренду помещение» буквально через одно здание друг от друга ― уже не редкость.

То, что бизнесы закрываются, говорят и в Министерстве экономики Кыргызстана ― чиновники в начале ноября отмечали, что кыргызские компании «не могут» конкурировать по ценам и качеству с зарубежными компаниями.

«Во многом, поражения связаны с низким потенциалом предпринимателей и их сотрудников», ― говорил на одном из госсовещаний министр экономики Санжар Мукамбетов.

Тогда же чиновники заговорили о начале программы поддержки малого и среднего бизнеса, но это может быть слишком поздно ― предприниматели с начала пандемии говорили о необходимости поддержки со стороны государства.

Больше всего говорили о невозможности выплачивать действующие кредиты банкам, но государство смогло обеспечить только отсрочку по выплатам процентов и только до октября 2020 года, хотя бизнес только начал полноценно работать в июне и пока не вышел на тот уровень доходов, который позволил бы безболезненно выплачивать и зарплаты, и проценты по кредитам, и работать без ущерба для себя.

«В нашем случае, да, банки пошли на уступки ― дали отсрочку по процентам, по их выплате», ― говорит Чинара Осурбаева.

Данияр Максат из MADFOOD говорит, что им пришлось реструктурировать кредиты (изменить условия выплаты кредитов), а в апреле-июне они привлекли ещё заемные средства, «чтобы поддерживать обороты».

«Но даже с учетом этого все равно не получалось выйти на какие-то рабочие объемы, которые позволяли бы нам безболезненно пережить карантин. В любом случае приходилось пользоваться заёмными средствами, помощью. […] Хотелось бы больше внимания государства. Насколько знаю, по законодательству, если правительство вводит режим ЧП, то оно должно компенсировать потери в условиях этих ограничений. Но я не знаю, насколько это реально в наших условиях», ― говорит Данияр Максат, сооснователь MADFOOD.

Он добавляет, что ситуацию под конец года усугубил резкий скачок цен на продукты, который мешает общепиту выйти из кризиса с минимальными потерями ― цены в октябре-ноябре подскочили почти на 15-20 процентов, и это только в розничной продаже.

«2021 год, надеемся, будет лучше»

«Сейчас очень сложно предопределить и предугадать, как все будет. Но в 2021 году мы надеемся, пандемия пойдет на спад, экономическая ситуация в стране наладится и придет к тому, что было раньше», ― говорит Чинара Осурбаева, главный бухгалтер NY Pizza.

По ее словам, сейчас, перед новогодними праздниками, им помогает компания «Кока-Кола» ― сделали скидки по продажам, помогают через сервисы доставки продвигать блюда в комбо-наборах.

«Прибыль сейчас нулевая, хочется продержаться на плаву, пандемия, надеюсь, когда-нибудь закончится», ― добавляет она.

Булан Ормокеева из «Очак Кебаб» тоже говорит, что остается надеяться на то, что пандемия в какой-то момент закончится, и они смогут работать «как раньше».

Во всех этих заведениях с начала декабря действуют специальные «Кока-Кола комбо», которые можно заказать на доставку в сервисах «Намба Фуд» или «Ковер Самолет», или в самих кафе ― в сервисе 2GIS можно найти все заведения, в которых есть комбо-меню от «Кока-Кола».

«Надеемся, что все устаканится. Мы сами собираемся и дальше работать. Надеемся, что дальше будем процветать… надеемся на это», ― говорит она.

Данияр Максат и Айгерим Аильчиева почти в один голос говорят, что смогли пройти 2020 год без сокращений и надеются, что следующий ― 2021 год ― «будет лучше».

«Ни в коем случае [не было мысли, чтобы закрыться]. MADFOOD ― это не только бизнес, но и идея, что стритфуд может быть премиальным, вкусным и полезным», ― говорит Данияр Максат.

В Европе и Америке уже началась вторая волна COVID-19, во многих странах вновь введены ограничительные меры для бизнеса, а население уходит на самоизоляцию. Повторного “блекаута” кыргызская сфера общепита может и не выдержать, но предприниматели не опускают руки. Пока что.