Экс-глава ГКНБ Абдиль Сегизбаев связал своего оппонента в борьбе за пост президента Садыра Жапарова с передачей месторождения «Кумтор» канадским инвесторам.

Именно национализация месторождения много лет была главной идеей, транслируемой Жапаровым — из-за этого проходили митинги в 2012 и 2013 годах, на политика даже возбудили дела за попытку захвата власти и взятие в заложники губернатора Иссык-Кульской области.

Сегизбаев сообщил, что месторождение передали инвесторам еще в 2009 году.

«Я спрашивал, какое отношение ты имеешь к “Кумтору”. Вот соглашение 2009 года 30 апреля. Максим Бакиев на основе этого соглашения вывез из Кыргызстана несколько миллионов долларов.  По этому соглашению, он полностью передал “Кумтор” канадским инвесторам. Вот тут написали, что они не имеют права даже в суд подавать», — рассказал Сегизбаев.

При правлении Курманбека Бакиева Жапаров был депутатом парламента, советником президента и комиссаром Национального агентства КР по предупреждению коррупции. Само правление Бакиева известно масштабным рейдерством со стороны его младшего сына Максима Бакиева.

Сегизбаев уличил Жапарова в двуличии.

«Последующие 10 лет слова о возврате «Кумтора» были ложью. А сейчас говорит, что в «Кумторе» нет золота. По документам сейчас в «Кумторе» есть золота от 300 до 500 тонн», — сказал Сегизбаев.

Золото “Кумтора”

Ранее Жапаров действительно говорил, что на месторождении «нет золота».

Он говорил об этом 10 октября, во время рассмотрения его кандидатуры на пост премьер-министра.

«Когда я был в тюрьме, через адвокатов журналисты прислали вопросы, изменилась ли моя позиция по Кумтору. Я тогда сказал, что «национализировать нужно было 8 лет назад, а сейчас смысла нет, сейчас там золота не осталось». Сейчас правильнее дать «Центерре» доработать до конца, чтобы она потом провела рекультивацию и привела все в порядок», — сказал он.

Слова Жапарова опровергли еще тогда. Специалисты в золотодобыче сообщали, что в земле остается порядка 300-500 тонн драгоценного металла. Согласно договоренностям добывающее предприятие завершит свою работу только в 2025-2026 годах.

Изменение позиции Жапарова по поводу «Кумтора» разочаровало некоторых его бывших сторонников.

Вот что рассказывала Орозайым Нарматова, основательница объединения «Жаштар коому» («Общество молодых»), активистка. Она была в рядах партии «Мекенчил» с 2014 по 2018 года.

«Главная причина почему я выбрала Жапарова — это то, что он поднял вопрос о “Кумторе”. Мы издали книги Жапарова про “Кумтор”, записали видеозаписи его выступлений в парламенте и все это распространяли среди населения максимально широко. Все силы направили на то, чтобы охарактеризовать Жапарова как “национального лидера”», — говорила она.

Когда он заявил о том, что в «Кумторе» не осталось золота и нет смысла возвращать его народу, она была «огорчена», ведь именно тема о национализации «Кумтора» в свое время привлекла ее на сторону Жапарова.

«Он всегда нам говорил, что в “Кумторе” есть больше тысячи тонн золота, и что если его отдать людям, то у преподавателей зарплата будет составлять не менее тысячи долларов. До настоящего момента всего лишь добыли 400 тонн золота. После его заявлений все инициативы, которые он поднимал по “Кумтору”… кажется, что они были направлены лишь на достижение власти», — говорит Нарматова.