Пресс-служба УВД Первомайского района сообщила о задержании за публикации в фейсбуке кандидатки философских наук, доцентки Гулзат Аалиевой. В милицию 19 февраля обратился заявитель, который указал, что она занимается возбуждением межнациональной и межрелигиозной розни.

«Экспертиза показала, что публикации Гулзат Аалиевой содержат провокацию против религии или личности, исповедующей ее, а также унижение конкретной религии и ее последователей, негативные эмоциональные оценки и негативное отношение», — рассказали в УВД.

В отношении Аалиевой начато досудебное производство по статье «Возбуждение расовой, этнической, национальной, религиозной или межрегиональной вражды».

Если суд признает Аалиеву виновной, то ей грозит наказание в виде лишения свободы III категории от 5 до 7,5 лет.

Кто подал заявление?

Личность заявителя милиция не раскрывает, однако ИА 24.kg сообщило, что подал заявление некий гражданин Д.У. По данным же «Азаттыка», заявление подала на Аалиеву в милицию адвокатесса Аида Абдырахманова «за заявления против ислама и мусульман».

На своей странице в фейсбуке Абдырахманова, действительно, посвятила Аалиевой и ее публикациям несколько постов. В одном из них почти неделю назад юристка высказалась о том, что «Алиева должна быть взята под стражу», потому что «разделяет народ».

Абдырахманова обещает, что готова идти «до конца», если Аалиеву не заключат под стражу, а отпустят под подписку о невыезде или под домашний арест.

«Разделяющая кыргызский народ на два Г. Аалиева должна быть взята под стражу, как только выйдут результаты теологической судебной экспертизы. […] Если будет нарушен закон и меру пресечения изменят на домашний арест, возникнет очень большой конфликт. Аалиева делит [кыргызов] на сарт-аркалыков, мусульман-тенгрианцев, если в результате этого деления между ними возникнут столкновения и этому не воспрепятствуют и выпустят ее под домашний арест, тогда я пойду до конца», — написала она.

Возбуждение вражды в Кыргызстане

Статья 313 Уголовного кодекса, по которой начато производство в отношении Аалиевой, неоднократно становилась объектом споров. Эксперты заявляют, что ее нередко используют в отношении блогеров, оппозиции и инакомыслящих.

Например, в ноябре 2019 года с помощью этой статьи пытались надавить на блогера Афтандила Жоробекова, модерировавшего популярный паблик в фейсбуке «Беспредел».

Жоробекова задержали за разжигание межрегиональной розни, причем, согласно формулировке ГКНБ, сам он не писал постов с подобным посылом. К ответственности его призвали за комментарии, оставленные другими пользователями под его постом. В обществе на задержание блоггера отреагировали негативно и в мае того же года дело против него прекратили.

Юристы «Института Медиа Полиси» считают, что введенное наказание по этой статье «несоразмерно» по сравнению с другими преступлениями. Одним из примеров стало дело по этой статье в отношении блогерки Юлии Барабиной и сотрудниц предвыборного штаба Абдиля Сегизбаева.

«То есть за высказанное слово или публикацию комментария с группой лиц можно получить наказание от 7 до 10 лет лишения свободы. К примеру, за незаконное обогащение для должностного лица, занимающего ответственное положение, предусмотрено наказание от 5 до 7,5 лет, а для других должностных лиц — от 2,5 лет до 5 лет лишения свободы», — отметили юристы.

Также юристы говорят, что по указанной статье нельзя получить амнистию — в частности, об этом говорит адвокат беженца Камрана Шинвари, к которому также применили эту статью. Его признали виновным и приговорили к пяти годам лишения свободы за комментарий в фейсбуке.

При этом жена и правозащитники утверждают, что аккаунт, с которого был оставлен комментарий — не его. Согласно документам уголовного дела, доказательств того, что аккаунт принадлежит мужчине, не было — его инициалы были записаны неверно, а комментарий оставлен на русском языке, которым сам Шинвари не владеет.

В связи с тем, как на практике работает эта статья, в марте 2021 года депутат Дастан Бекешев предложил смягчить наказание по ней.

«Санкция применяется вне зависимости от тяжести содержания распространяемых сведений, контекста событий, при которых оно было сделано, степени публичности, умысла лица и вероятности наступления негативных последствий. Закон не предусматривает каких-либо смягчающих обстоятельств при определении наказания», — уточнил Бекешев.

По его словам, правоохранительные органы и суды не утруждают себя рассмотрением содержания спорного высказывания, взвешиванием потенциальной опасности тех или иных слов, в результате происходит «чрезвычайно широкий разброс в тех высказываниях, которые могут попасть под уголовное преследование».

«Утвердилась практика, когда привлеченные лингвисты-эксперты дают делу правовую оценку вместо суда. Есть примеры, когда суды выносят обвинительные приговоры, даже если и вовсе не установлена и не доказана причастность субъекта к высказываемым словам», — отметил депутат.

Бекешев предлагает смягчить наказание до штрафа в 3-6 тысяч сомов, если человек совершил преступление впервые.

При повторном преступлении — установить наказание в виде лишения свободы не III категории, а II: для несовершеннолетних — от 1,5 года до 2,5 лет лишения свободы, для остальных — от 2,5 до пяти лет лишения свободы.

Facebook Notice for EU! You need to login to view and post FB Comments!