Генеральный прокурор Курманкул Зулушев. Фото: Айдай Токоева. 

В Бишкеке, в одном из отелей, прошло обсуждение поправок в Уголовный, Уголовно-процессуальный кодексы и Кодекс о проступках.

Поправки защищал сам Генпрокурор Курманкул Зулушев, который их инициировал по поручению президента, и другие прокуроры Генеральной прокуратуры.

Основным тезисом за принятие поправок со стороны Зулушева стало то, что кодексы от 2019 года привели к «необоснованному затягиванию раскрытия преступлений».

По его словам, сейчас следователи уделяют больше времени избранию меры пресечения, проведению специальных следственных мероприятий и уведомлению подозреваемых, чем расследованию уголовных дел.

Зулушев подчеркнул, что для совершения этих действий следователь должен сначала явиться к прокурору, а затем к следственному судье, выстоять в очереди и узаконить свои действия.

«Такие процедуры резко увеличивают нагрузку на следователя, прокурора и следственного судью. Необоснованные задержки в расследовании вызвали общественное возмущение, отрицательно сказались на оперативном раскрытии преступлений и подорвали позицию правоохранительной системы», — сказал Зулушев

По мнению Зулушева, необходимо открыто признать, что действующие кодексы подверглись широкой критике со стороны общественности с момента их вступления в силу 1 января 2019 года. По словам главы главного надзорного органа страны, такая критика высказывается не только со стороны простых людей, но и со стороны судей, адвокатов, прокуроров, сотрудников правоохранительных органов, независимых экспертов, а также представителей бизнеса и правозащитников, задержанных без видимых причин.

«Самое главное, большая часть критики обоснована», — заявил Зулушев.

Прогрессивные положения под угрозой

Однако доноры и гражданское общество с опасениями относятся к новым поправкам.

Никола Скарамуццо, сопредседатель Координационного совета партнеров по развитию – рабочей группы по верховенству права и правам человека, сообщил, что доноры тратят значительные ресурсы на техническую поддержку правовой и судебной реформы страны с 2014 года.

Он отметил, что в Кыргызстане только недавно вступили в силу новые кодексы. По его мнению, с помощью них был достигнут «значительный прогресс Кыргызстана в гуманизации уголовного правосудия путем декриминализации некоторых преступлений»

Одним из важных результатов кодексов, вступивших в силу в 2019 году, стала оперативная регистрация сообщений о преступлениях, большая часть из которых затем расследуется.

Также кодексы от 2019 году, по его мнению, давали «более надежные гарантии справедливого судебного разбирательства».

«Значительно увеличилось количество случаев регистрации случаев пыток, домашнего насилия и других преступлений на гендерной почве», — сказал он.

Скарамуццо опасается, что пересмотр кодексов и изменения в них вносятся в «чрезвычайно короткие сроки».

«В то время как в приказе главы администрации президента, положившем начало процессу, упоминается только “анализ” кодексов, критики указывают, что серьезного анализа не проводилось, а также не разрабатывалась концепция или стратегия. Вместо этого различные государственные учреждения поспешили немедленно вернуть старые положения в кодексы», — сказал он.

Скарамуццо обратил внимание на основные положения, которые подвергаются резкой критике со стороны юристов и гражданского общества:

– доследственная проверка, дающая правоохранительным органам до 20 дней для непроцессуальных расследований, выходящих за рамки уголовно-процессуального законодательства. Это повышает риски нерегистрации определенных видов преступлений, возвращение коррупционных действий, особенно затрагивающих бизнес, и манипулирование статистикой уголовного правосудия,

– отмена трехуровневой классификации правонарушений (преступления, уголовные правонарушения, нарушения), ведущая к чрезмерной криминализации противоправных действий;

– возврат к краткосрочному административному задержанию и аресту, ведущему к лишению свободы без необходимых процессуальных гарантий;

– частичная декриминализация домашнего насилия;

– ослабленные гарантии справедливого судебного разбирательства для обвиняемых;

– повторное введение в Кодекс о правонарушениях санкций за действия, которые должны рассматриваться в рамках административной процедуры.

«Мы, доноры, желаем, чтобы текущий обзор кодексов проводился после надлежащего анализа; чтобы каждое предлагаемое изменение должным образом обсуждалось с независимыми экспертами по правовым вопросам и организациями гражданского общества с учетом международных обязательств Кыргызстана по международным договорам о правах человека», — сказал он.

Скарамуццо подчеркнул, что доноры озабочены такими быстрыми изменениями без должного анализа и надлежащего обсуждения.

«Мы, доноры, хотим выразить нашу озабоченность по поводу того, как вносятся изменения в кодексы, которые могут поставить под угрозу все прогрессивные положения, введенные за последние семь лет в интересах Кыргызстана и лиц, проживающих в Кыргызстане», — заявил он.

Возвращение к советской системе уголовного правосудия

Экспертка по конституционному праву Сания Токтогазиева раскритиковала как саму реформу, так и действия Генеральной прокуратуры.

«При проведении нынешней реформы кодексов, исполняет ли прокуратура свою обязанность, как гарант верховенства права? Я считаю, что нет. Почему? Правовая основа реформ сейчас — распоряжение руководителя аппарата президента от 14 апреля 2021 года. Они поставили конкретные задачу провести анализ кодексов на предмет изучения пробелов, внутренних противоречий и коррупционных проявлений. По факту, что мы сейчас имеем? Это полное несоответствие фактической реализации реформы поставленным целям», — сказала она.

По ее словам, нет никакой концепции, правовой и социально-политической целесообразности этой реформы.

«Зачем мы проводим эту реформу? Только потому что прокуратура этого захотела? Только потому что правоохранительные органы хотят затащить нас обратно в 90-е годы? Не хотят работать по новым кодексам! Это не может считаться основанием! Мы сейчас возвращаемся к советской системе уголовного правосудия, где интересы государства стоят выше прав и свобод граждан», — сказала она.

Токтогазиева считает, что во всей этой реформе есть очень много больших рисков.

Например, в кодексах прописано примирение сторон по всем менее тяжким преступлениям. По мнению юристки, это открывает огромную схему для коррупции, что противоречит основной цели реформы.

«Очень много рисков заложено в самом тексте и в целом прокуратура как орган, который должен быть гарантом верховенства закона, не соответствует основным обязанностям, прописанным в Конституции. Я не вижу никакой правовой и политической целесообразности проводить эту реформу», — заявила она.

Конституция усиливает полномочия прокуратуры

Очень много нареканий со стороны юристов вызвал тот факт, что прокуратура увеличивает себе полномочия, возвращая функцию следствия. Однако прокуроры с этим не согласны.

«Касательно того, что прокуратура усилила свои полномочия, что вернула себе следствие. Это не прокуратура вернула себе следствие, это народ Кыргызстана проголосовал за Конституцию, в которой указано, что на органы прокуратуры возлагается уголовное преследование. Обвинять органы прокуратуры в присвоении себе каких-либо полномочий с вашей стороны неуместно!» — заявил Азизбек Шукурбеков прокурор управления уголовного и гражданского судопроизводства Генеральной прокуратуры.

По его словам, нет ничего плохого в том, что в кодексы вернулись некоторые советские нормы. Шукурбеков считает, что необходимо использовать все положительное из опыта разных стран — это улучшит работу следствия.

Завершил обсуждение генеральный прокурор Курманкул Зулушев. По его словам, изменения не могут не вызвать споры, но прокуратура создала эти поправки в Кодексы, чтобы они подходили под действующую Конституцию.

«Несмотря на то, что мы рассмотрели изменения за один день, экспертная группа работала день и ночь, целый месяц. Поэтому прошу поддержать и “пронести” данную инициативу. Прокуратура со своей строны соберет все предложения и внесет их в законопроект. Так, что рабочей группе придется собраться еще раз. Все доработки и изменения мы опубликуем на сайте Генпрокуратуры, и если успеем к 7 июня передадим на рассмотрение в Жогорку Кенеш, плюс-минус два-три дня. До передачи законопроекта на парламентские слушания, все предложения изменения также можно вносить», — заявил он.

Текстовая трансляция:

Facebook Notice for EU! You need to login to view and post FB Comments!