Правозащитница Гульгакы Мамасалиева, которую задержали и вскоре отпустили таджикские военные в селе Кулунду Лейлекского района Баткенской области, 16 июня побеседовала с журналистом Ыдырысом Исаковым.

Во время интервью активистка рассказала, как ее забирали на территорию Таджикистана, как требовали у ее близких $1000 и как у нее после встречи с 10 тысяч сомов из кошелька после возвращения на родину.

«Приставил автомат и вызвал начальника»

По словам Мамасалиевой, она 15 июня во время поездки из села Максат в село Кулунду перепутала дорогу и поехала по неуточненной дороге, ведущей в Таджикистан. Эта дорога привела ее к таджикской погранзаставе.

Мамасалиева говорит, что объяснила таджикскому военнослужащему, что она перепутала дорогу и спросила, как она может выехать в Кулунду. Но когда она попыталась развернуться, ее задержали.

«Приставил автомат и вызвал своего начальника. Как только он подошел он отобрал у меня телефон, потом попросил сумку. Вырвал из рук и сумку и ключи от машины. Я подумала, что они пошли уточнять мое гражданство. И осталась ждать на месте», — сказала она.

Позже подошел представитель вышестоящего руководства и сказал, что Мамасалиева перешла границу и они обязаны ее передать ее властям. После чего военнослужащий сел за руль машины активистки и повез ее на территорию Таджикистана.

Мамасалиева отметила, что сотрудники погранзаставы сами отвезли ее в Таджикистан.

«Я не проезжала шлагбаум. Наоборот, они сами открыли ограждение и отвезли меня на моей же машине», — говорит она.

«1000 долларов»

После того, как Мамасалиеву перевезли на таджикскую сторону, таджикские военные снова отобрали у нее сумку, телефон, фотоаппарат и компьютер и потребовали показать материалы, которые хранились на переносной технике.

По словам активистки, она думала, что военнослужащие оповестят о случившемся официальные власти таджикской стороны и оповестят пограничников Кыргызстана. Но они не рассказали даже «своим» властям.

«Они подошли ко мне и попросили номера телефонов моих родственников, и пообещали рассказать, где я. Я думала, что они действительно хотят сообщить… Как только включила телефон, успела написать сообщение через WhatsApp акиму Лейлекского района о том, что меня забрали таджики. Но там, оказывается, был отключен и интернет и электричество», — вспоминает тот день Мамасалиева.

После чего таджикские военные снова отобрали телефон у активистки. Они сами стали звонить по номерам, которые были набраны последними. Один из них сказал, что они отпустят Мамасалиеву только тогда, когда получат 1000 долларов США. Он дозвонился до коллеги правозащитницы и объяснил, как доехать до места, куда нужно было привезти деньги.

Разговор коллеги Мамасалиевой, которая также находилась в Баткене и таджикских военных записался на телефон. В аудиозаписи можно услышать, как девушка звонит военным и говорит, что привезла деньги. Также она спрашивает у них, куда их положить. В ответ военный говорит, что сидит в машине, а деньги приедет и заберет сам. В конце разговора коллега активистки просит представиться мужчину, но он отказывается.

«Наши девушки спросили у военного, как я себя чувствую и можно ли поговорить со мной. Я успела спросить, сказали ли они властям, что меня задержали таджики и не отпускают. Тогда я поняла, что военные занимаются самосудом», — сказала она.

«Нужно уточнять границы»

По словам Мамасалиевой, ее отпустили только потому, что она достаточно известна в обществе и информация о ее задержании попала в СМИ — если бы задержали обычного гражданина, так бы никто и не узнал. Правозащитница также сообщила, что она написала заявление на таджикских военных: помимо прочего, из ее кошелька пропали наличные — около 10 тысяч сомов.

Во время интервью правозащитница отметила, что на неуточненной территории нет никаких опознавательных знаков и заблудиться там очень легко.

«Нужно уточнять границы. В таких местах нужно устанавливать специальные знаки и камеры видеонаблюдения. Например, я указываю в заявлении, что меня военные принудительно завели на свою территорию, как я это докажу? Если у нас нет камер? При написании заявления я буду требовать запись с их видеокамер, если они установлены», — сказала правозащитница

Гульгакы Мамасалиева находится в Баткенской области с начала мая. Группа волонтеров во главе с Мамасалиевой в начале мая посетила приграничные районы, пострадавшие от военной агрессии в Баткенской области, чтобы определить список жертв и их потребностей. Активисты также заявили, что жилищный проект не был обнародован, а само строительство затягивается.

Читать по теме:

«Я не находилась на территории Таджикистана». Как кыргызскую правозащитницу Мамасалиеву задерживали таджикские военные

Facebook Notice for EU! You need to login to view and post FB Comments!