Правозащитница и руководительница некоммерческой организации помощи мигрантам «Тонг Жахони» («Утро мира») Валентина Чупик до сих пор находится в спецприемнике аэропорта Шереметьево. Её туда поместили 25 сентября, чтобы депортировать.

Сама Чупик — гражданка Узбекистана и жила в России в качестве беженки. Но 25 сентября сотрудники ФСБ вручили ей уведомление о лишении ее этого статуса и запретили въезд в Россию до 2051 года.

Ее коллеги полагают, что выдворение правозащитницы — это месть правоохранительных органов. Сама Чупик утверждает, что силовики сказали об этом ей напрямую.

Правозащитница уже много лет в Москве оказывает бесплатную юридическую помощь мигрантам, которые столкнулись с давлением правоохранителей и другими проблемами.

Валентина Чупик даёт интервью «Настоящему времени» из спецпреёмника. 27 сентября 2021 года. Фото / скрин с видео

«Пытаются на меня сварганить протокол»

Помощник Чупик Александр Ким 27 сентября сообщил, что с обыском пришли полицейские к тяжелобольной матери Валентины Чупик и требуют документы правозащитницы.

По словам самой Чупик, в дачный дом в городе Подольск ворвались восемь сотрудников полиции и человек без формы, представившийся как полковник ФСБ.

«У меня там 85-летняя мама, за ней утром и вечером ухаживает соседка. Соседка сейчас на работе. В общем, они ворвались, требовали у мамы документы. Фактически устроили обыск. Я боюсь, чтобы они нам чего-нибудь не подкинули. Мало ли. В общем, я так понимаю, что они пытаются на меня сварганить протокол о том, что живу не по адресу регистрации. С моей стороны нарушений нет. Я живу на этой даче с вечера пятницы до утра понедельника», — рассказала она в интервью «Радио Озоди».

По её словам, она также живёт в Москве по адресу регистрации.

«На меня сейчас пытаются сфальсифицировать миграционное нарушение, которого я не совершала. Я думаю, что это делается для того, чтобы иметь повод меня депортировать», — считает она.

«Все полицейские жалуются на вас»

Чупик считает, что за её задержанием и возможной депортацией стоят российские силовики. По её словам, в личном разговоре сотрудник ФСБ сказал ей, что «это напрямую связано с её поведением».

«Вы же говорили, что в МВД у нас системная коррупция, вы же жаловались без конца на задержания мигрантов. И все полицейские Москвы, Санкт-Петербурга, областей жалуются на вас. Что мы могли сделать? По-другому было невозможно. Мне очень жаль», — сказал силовик правозащитнице.

Чупик лишили статуса беженки из-за того, что она якобы живет по поддельным документам беженца. Власти России считают, что она «предоставляла при получении статуса беженца заведомо ложные сведения о себе или предоставляла фальшивые документы». Сама правозащитница не согласна с этим.

«Те, кто меня знают, знают, что я тошнотворный правдоруб, что я вообще даже скрывать ничего не умею, не то чтобы врать. Я ненавижу фальшивые документы, я борюсь с ними всю жизнь, поэтому я думаю, что это абсолютный бред», — заявила она в интервью «Настоящему времени».

Никого не допускают

По словам Чупик, в спецприёмнике, где её держат, нет вентиляции, а в помещении очень яркий свет, от которого она практически перестала видеть. Ранее она также говорила о том, что ей не дают кипяток, а в камере нет гигиенических принадлежностей.

«Ко мне никого не допускают, со мной никто не разговаривает. Правда, ко мне дважды приходили начальники смен погранотряда. Спасибо им большое, один выключил свет где-то на 4,5 часа. Но потом его опять включили, и он был включен где-то до полуночи. А потом я стала опять требовать выключить свет, потому что я слепну реально, свет был очень яркий […] даже сквозь подушку виден этот свет», — рассказала она.

«Боюсь со мной случится что-то очень плохое»

Чупик опасается, что в Узбекистане её «немедленно посадят в подвал СНБ» (сейчас спецслужба называется Служба государственной безопасности).

«Я не уверена, что меня убьют, но ввиду моего характера это возможно. Просто я же сдаваться и трусить не умею, поэтому они могут решить, что содержание меня слишком ресурсозатратно, и прибить. И это не такой плохой выход. Гораздо хуже, если меня будут долго держать и мучить. В том, что будут держать, я практически уверена.

Уже появились радостные угрозы от, вероятно, сочувствующих СНБ людей из Узбекистана, которые говорят: “Мы тебя ждем. Мы тебя примем у себя”», — рассказала она.

По словам правозащитницы, в 2006 году, после того, как она отказалась платить 50% отката международных грантов и отказалась отдавать организацию*, её посадили в подвал на 38 часов.

*Очевидно Чупик имеют ввиду НКО «Тонг Жахони».

Валентина Чупик. Фото: страницы в фейсбуке правозащитницы

«Меня не били, но мне рассказывали про то, как меня будут убивать, про то, как меня будут расчленять, как меня будут насиловать. Рассказывали про то, как будут убивать моих родственников, желательно у меня на глазах. Они могли это сделать, потому что реально есть такие случаи пыток, и их немало. Но это было в 2006 году. Режим сменился, в 2015 году я уже свято верила, что я приеду в Узбекистан. Я никогда не хотела быть гражданкой России, я всегда хотела только защищать мигрантов. И я хотела поехать, но мне сказали, что меня там могут убить, поэтому я не поехала. И поэтому я боюсь, что если я поеду туда сейчас, то со мной тоже случится что-то очень плохое», — рассказала она.

По мнению правозащитницы, власти Узбекистана очень зависимы от России.

«И я думаю, что СНБ, будучи младшим братом ФСБ сделает все, чтобы будущего у меня не было», — считает она.

Обращение в ЕСПЧ

Меж тем российская правозащитная организация «Комитет против пыток» направила срочное обращение в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в связи с задержанием и возможной депортацией из России Валентины Чупик.

«Уже много лет Валентина живет в Москве, возглавляет некоммерческую организацию “Тонг Жахони”, которая оказывает бесплатную юридическую помощь мигрантам. Депортация Валентины несёт прямой риск для ее жизни; на родине, в Узбекистане ей грозят пытки и преследование со стороны властей», — заявили в комитете.

Юрист организации отметила, что Европейский суд обычно быстро рассматривает срочные обращения, но «сейчас счет идет на часы».