Газета “Dе-факто”: конец тайм-аута

defacto.jpg

После двухнедельного перерыва газета “Dе-факто” вновь появилась в бишкекских киосках 26 июня. Ранее редакция издания пожаловалась на вмешательство правоохранительных органов в выпуск газеты, однако Городское управление внутренних дел отрицает этот факт.

В своём первом после перерыва выпуске “Dе-факто”, кыргызскоязычная газета оппозиционного толка, посвятила целую полосу ситуации вокруг самой себя, с цитатами политиков и юристов.

Газета, в частности, цитирует Бакыта Бешимова, депутата парламента от Социал-демократической партии Кыргызстана, который назвал ситуацию вокруг издания “политическим заказом против свободы слова”.

“Что бы ни случилось, свобода слова должна быть на высоком уровне”, – говорит депутат со страниц “Dе-факто”.

“Какая власть установится в республике, такой будет форма правления главы государства и всей общественности, – цитирует газета Омурбека Абдрахманова из оппозиционной партии “Ата-Мекен”. – Если будет власть, уважающая демократию, то будет свобода слова, если будет тоталитаризм, то она всех ликвидирует”.

История последнего скандала

12 июня в газете “Dе-факто” было опубликовано заявление гражданки Замиры Молдоевой, в котором она обвинила начальника налогового органа города Бишкек Таалайбека Долбаева в построении “системы поборов как с подчинённых, так и налогоплательщиков”.

“Неугодных и непослушных он заменил “нужными” людьми, назначил на все “денежные” должности по всем районах города Бишкек “своих” людей”, – говорилось в заявлении Молдоевой.

В ответ на опубликованное заявление, на следующий день Долбаев обратился в Бишкекскую городскую прокуратуру с заявлением “о недостоверности сведений указанных в публикации”.

Бишкекская городская прокуратура по данному факту возбудила уголовное дело по второй части статьи 329 “Заведомо ложный донос” Уголовного кодекса КР. Во второй части статьи говорится следующее:

“[Заведомо ложный донос о совершении преступления], совершённый с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, либо с искусственным созданием доказательств обвинения наказывается штрафом в размере до двух тысяч расчётных показателей или исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до пяти лет, либо лишением свободы до двух лет.”

14 июня, постановлением Свердловского районного суда, милиция произвела обыск в редакции газеты “Dе-факто”. По словам прокурора города Бишкек Айбека Турганбаева, милиция получила разрешение на изъятие из редакции “необходимых вещей, касающихся дела”.

img_2386_defacto.jpgСогласно информации Бишкекского городского управления внутренних дел, из редакции было изъято пять компьютерных системных блоков и копия заявления Молдоевой. Главный редактор газеты “Dе-факто” Чолпон Орозобекова подтвердила изыск пяти системных блоков.

В тот же день, 14 июня, редакция газеты была опечатана, из-за чего, по словам Орозобековой, выпуск газеты стал “невозможным”.

25 июня Орозобекова в интервью информационному агентству “АКИpress” пожаловалась на то, что Городское управление внутренних дел города Бишкек сорвало выпуск трёх номеров и воспрепятствовало возобновлению выпуска газеты.

“[24 июня] в 21:00 меня вызвали в ГУВД города Бишкек и запретили выпускать номер”, – сказала главный редактор журналистам “АКИpress”.

Подполковник милиции Турат Байчаев – следователь ГУВД, занимающийся делом о газете “Dе-факто” – в разговоре с корреспондентом Kloop.kg не подтвердил информацию о запрете на выпуск газеты, но отказался раскрывать какие-либо детали.

По словам старшего инспектора пресс-службы ГУВД Жанны Джумасаевой, правоохранительные органы кроме изъятых в офисе вещей, также арестовали расчетный счет газеты в банке.

Джумасаева также подтвердила, что ГУВД не препятствовал выпуску газеты. “Мы не налагали запрета на выпуск газеты, на количество тиражей ограничений ГУВД не вводил”, – сказала Джумасаева в интервью Kloop.kg.

Предпоследний скандал

Это уже не первый случай, когда против газеты “Dе-факто” возбуждается уголовное дело.

2 июня 2008 Первомайский районный суд города Бишкек обязал газеты “Dе-факто” и “Алиби” выплатить по одному миллиону сомов племяннику президента Курманбека Бакиева Асылбеку Салиеву. Последний подал иск против газет за публикации, в которых говорилось о возможной причастности Салиева к дорожно-транспортному происшествию, в котором погиб пешеход.

После решения суда газета “Dе-факто” начала проводить акцию “Поможем семье Бакиевых”, в которой призывала своих читателей собрать миллион сомов в виде “пожертвований” семье президента. По разным данным, до 14 июня газета собрала около 19 тысячи сомов.

Реакция общественности

“Надо признать, что иногда журналисты сами дают повод таким искам, не перепроверяя информацию, факты. Настораживает тот пункт [Уголовного кодекса], на который ссылаются правоохранительные органы и тот факт, что [обыск] произошёл тогда, когда все прощались с Чингизом Айтматовым”, – говорит Марат Токоев, глава общественного объединения “Журналисты”.

Директор Института медиа-представителя Илим Карыпбеков не согласен с тем, что против газеты следует применять термин “донос”.

“Средства массовой информации никогда доносом не занимаются. То что, публикуется в средствах массовой информации, называется информированием, но не доносом, – говорит Карыпбеков. – Если газета “Dе-факто” знала, что информация ложная, то, безусловно, дело должно было проходить как “заведомо ложная информация”, но не как “заведомо ложный донос”.

“В данной ситуации [Долбаев] мог бы подать на газету в суд с несогласием опубликованной информации и судиться по статье “защита чести и достоинства и деловой репутации” или же “клевета”. Однако правоохранительные органы пошли по другой схеме”, – добавляет Карыпбеков.

В пресс-релизе Генеральной прокуратуры Кыргызской Республики отмечается, что газета “Dе-факто” нарушила не только Уголовный кодекс, но и “Закон о СМИ”. В статье 20 “Закона о СМИ Кыргызской Республики” отмечается, что “журналист обязан проверять достоверность своих сообщений…”

Дата судебного заседания по делу газеты “Dе-факто” ещё не определена, следствие продолжается.


6 КОММЕНТАРИИ

  1. Женя, блоки им вернут, как только закончится следствие. Я этот путь механизма не знаю, может быть ГУВД до судебного заседания вернет, может быть после

  2. Алия, да. Это те самые фотографии, без дела они не остались. У нас эксклюзив, снимки внутри офиса “De-facto” без преувеличения, наверное нет у ни кого

Comments are closed.