Большая часть рыбы, которая продается на берегу Иссык-Куля привозится из других областей страны, а также из Казахстана и Дальнего Востока. В то же время популяция коренной рыбы озера снижается из-за браконьеров и биологических экспериментов прошлого.

Леонид продает рыбу на самом большом базаре в селе Бостери, одном из самых популярных сел среди туристов в курортной Иссык-Кульской области..

Среди прочих видов, на его прилавке присутствует и севанская форель, добытая на Иссык-Куле.

«Она сдерживает цену на остальную рыбу и защищает местную», — объясняет Леонид.

Но форель не является коренной иссык-кульской рыбой. Советские власти запустили ее в период с 1930-х по 1970-е, доставив с армянского озера Севан.

Вместе с другим инородным хищником — судаком, который появился в озере в 1950-е годы — форель стала причиной снижения популяции коренной иссык-кульской рыбы, утверждает «Лэйк Нет», ассоциация организаций, которые занимаются слежением за озерными экосистемами по всему миру.

«Запущенные в Иссык-Куль виды рыб считались более приемлемыми для коммерческого рыболовства», — говорится на веб-сайте «Лэйк Нета».

Одной из самых заметных жертв форели стал Leuciscus bergi Kaschkarov — официальное латинское название рыбы, которая гораздо более известна среди местных жителей как «чебак» или «чебачок».

Когда-то один из самых многочисленных видов рыбы на Иссык-Куле — в 1960-е годы он составлял 90 процентов общего улова — чебачок начал заметно снижаться в популяции в течение 1980-х и 90-х, согласно книге «Озеро Иссык-Куль и его среда», которую написали голландец Жан Клеркс и кыргызстанец Бейшен Иманакунов в 2002 году.

«После 1976 года общий улов рыбы на Иссык-Куле, который был до этого постоянным (1000-1350 тон) начал снижаться. В случае с [чебаком] произошло снижение в более чем 35 раз, что показывает, насколько пострадала популяция этой главной экономической рыбы Иссык-Куля», — говорится в книге.

Именно поэтому рыба, которую сегодня продают непосредственно на иссык-кульских пляжах, не из самого озера.

«Продают в основном с Сон-Куля [озеро в Нарынской области — прим. ред.] — там есть пелядь, там есть сиг. Потрошат ее и продают за чебачка», — рассказывает Леонид.

Всё большую долю на иссык-кульском рыбном рынке занимают и «иностранцы».

«Жерех из Казахстана дешевле, чем местная рыба. Но у него вкусовые качества хуже, его привозят в замороженном виде. Только радужная форель и сёмга могут сравниться с местной рыбой», — считает Леонид.

Его друг Евгений — коренной иссык-кульский рыбак — подтверждает, что иностранная рыба стала дешевле местной.

В то время как цена на килограмм севанской форели из Иссык-Куля колеблется на бостеринском рынке в пределах 350-400 сомов за килограмм, тихоокеанская сельдь стоит примерно в 2-3 раза дешевле.

«Но люди-то приезжают сюда иссык-кульскую рыбу кушать!», — сетует Евгений.


Почти вся сельдь на Иссык-Куле привозится с российского Дальнего Востока

Хищники на диете

Тем временем, форель и судак сами испытывают проблемы: со снижением популяции чебака им нечего есть кроме рачков, лягушек и улитки, говорит Евгений.

Среди его находок в желудках пойманной форели был даже кусок керамической плитки.

«В озере нечего жрать», — резюмирует Евгений.

Вынужденная диета привела к уменьшению размеров форели. Евгений утверждает, что в прошлом видел экземпляры, достигавшие 15 килограммов веса. Сегодня самая большая форель весит примерно 4-5 килограмм, а среднестатистическая — около 1 килограмма.

Но дисбаланс экосистемы — не единственная причина снижения популяции коренной иссык-кульской рыбы.

«Снижение было вызвано также неконтролируемым объемом ловли и деструктивной ловлей во время нереста», — говорится в книге Клеркса и Иманакунова.

В 1990-е годы власти запретили массовую ловлю на Иссык-Куле — сегодня, по словам Евгения, можно легально рыбачить только с удочкой.

Но браконьеры продолжают ловить оставшуюся популяцию чебачка сетями — что запрещено.

Другой излюбленный метод браконьеров — ловля во время нереста, когда рыба, следуя инстинкту, в большом количестве возвращается к месту икромёта и наиболее уязвима, рассказывает Евгений.

«Они там всё уничтожают своими сетями, — жалуется Евгений. — Они выбивают всех во время икромёта».

Евгений — иссык-кулец среднего возраста — рыбачит с шести лет, «с советских времен», когда чебак был, по его словам, в каждом пансионате.

«10-15 лет назад в любом пансионате с пирса чебачок ловился», — вспоминает он.

Он заметил резкое снижение популяции в 1995 году: «Когда беспредел с [браконьерскими] сетями начался», объясняет он.

И Леонид, и Евгений недовольны тем, что государство не заинтересовано в предлагаемых рыбаками бизнес-моделях и решениях проблемы.

«[Они] заинтересованы капусту быстро срубить», — говорит Евгений.


Севанская форель Иссык-Куля существенно уменьшилась в размерах в последние годы, говорят местные рыбаки

Власти не наказывают браконьеров — инспекторы закрывают глаза на их нарушения, а может быть даже имеют долю от их доходов, подозревает Евгений.

Министерство сельского хозяйства не отрицает факта существования браконьеров.

«Действительно, у нас браконьерство очень развито — ввиду того, что население прибрежных регионов хочет поправить свое экономическое положение, найти доступ к питанию», — говорит министр сельского хозяйства Торогул Беков.

По его словам, браконьеры хорошо оснащены.

«Оснащение браконьеров увеличилось — с Китая поступают сети по невысокой цене, и каждый может позволит их себе», — рассказывает министр.

Ранее другой сотрудник министерства сельского хозяйства заявил в интервью сайту Photo.kg, что меры по борьбе с браконьерами не помогают из-за наличия у них неких «покровителей».

Но ни государство, ни иссык-кульские рыбаки не могут сказать, кто именно эти покровители.

Решения проблемы

Леонид считает, что решением могла бы стать полная легализация рыболовства вместе с введением налога с каждого продавца. Налог он предлагает использовать на завод по производству мальков.

«Тогда и с браконьерами все решится — тот, кто вложится в завод, первым заложит их милиции», — считает Леонид.

Другое его предложение — уничтожить популяцию судака.

«Без судака увеличится количество форели и особенно чебачка», — предполагает Леонид.

Евгений не согласен с ним.

Вместо модели «геноцид судака» он предлагает запустить в озеро большее количество травоядной рыбы: это, по его мнению, приведет к увеличению разнообразия пищи для хищников, увеличит популяцию и чебачка, и форели, и судака, и, как следствие, даст больше возможностей рыболовам.

«Не судака надо уничтожать, а браконьеров», — говорит рыбак.

Редактор: Бектур Искендер

Данный материал выпущен в рамках тренинга «Молодёжь XXI века: дебаты и производство медиа», организованного Фондами открытых обществ (OSF)


3 КОММЕНТАРИИ

  1. Блин, сам вырос на Иссык-Куле, раньше часто с отцом ездили на рыбалку – можно было на донку наловить до десяти килограммов. И всё это без сетей – просто на удочку. А потом рыбы стало все меньше и меньше. Сейчас даже самые заядлые рыбаки только с тоской вспоминают те времена, когда можно было рыбачить нормально.
    А с браконьерами ничего не делают – факт.

  2. браконьерам, как в Китае за воровство ,отрубать руки. Сама родилась и выросла в Каджи-Сае, селедку на удочку килограммами ловили и чебачка и с берега и на глубинке с лодки,.всем хватала…Приехала в 2006 ужас, ни одной чайки над озером…мертвое…только жесткие наказания, разведение травоядной рыбы и отлов хищника. поможет возродить озеро..

Comments are closed.