Лидеры коалиции «Грузинская мечта», победившей на парламентских выборах, уже ведут консультации по вопросу формирования нового правительства. Но пока ведут лишь между собой, хотя без участия президента Саакашвили ни о каком «правительстве Иванишвили» речи быть не может.

Новая Конституция вступает в силу после очередных президентских выборов осенью 2013 года, а по старой – главу кабинета министров может назначить только президент. Оппозиция, шедшая на выборы под лозунгом «Бидзину – в премьеры», оказалась в щекотливом положении.

С одной стороны, любые переговоры с Саакашвили могут очень не понравиться «протестному электорату», который и привел их к власти, рассматривая парламентские выборы как своеобразную революцию и восстание у избирательных участков.

Но с другой – как формировать новое правительство через голову Саакашвили? Президент вполне может (и такой возможностью уже пригрозили лидеры «Единого национального движения», превратившегося в парламентскую оппозицию) назначить премьером одного из своих соратников, например того же Вано Мерабишвили, а после неминуемого отказа нового парламента его утвердить – распустить законодательный орган. Правда, не сразу, а через шесть месяцев, но это сути не меняет.

Значит, компромисс неизбежен и Саакашвили имеет возможность потребовать от победившей оппозиции очень важной уступки: сохранения на постах министра внутренних дел, министра обороны и генерального прокурора (то есть силового блока) своих ставлеников.

По крайней мере до истечения президентских полномочий. В политическом смысле «гешефт» вполне логичный и напрашиваемый, но неприемлемый для оппозиции по той же причине разочарования избирателей. Именно поэтому лидер коалиции Бидзина Иванишвили предложил президенту немедленно подать в отставку. Но тот даже не счел нужным ответить хотя бы устами пресс-секретаря.

Несмотря на эйфорию, которая царит в оппозиционном стане, парламентское большинство постепенно начало осознавать, что реальная власть пока все же остается в руках Саакашвили.

Дело не только в контроле над силовыми министерствами: с 2003 года Мишико кропотливо создавал новый истеблишмент страны, расставляя на всех ключевых постах вплоть до среднего бюрократического звена представителей социальной категории, изначально лояльной «революционерам».

Весь крупный и средний бизнес также завязан на него, как и судебный корпус, назначенный на 10 лет. И что наиболее существенно: самые влиятельные в стране телекомпании – «Имеди» и «Рустави-2» – принадлежат друзьям детства и ближайшим соратникам Саакашвили.

Они до сих пор освещают события в ключе, выгодном для президента и его команды. А без контроля над мощнейшими медиаресурсами или хотя бы обеспечения их объективности власть Бидзины Иванишвили вряд ли можно считать полноценной.

Этот ряд примеров можно продолжить, но главный вывод: позиции, где происходит распределение благ и ресурсов, заняты изначально лояльной Саакашвили социальной категорией. Это и стало главным результатом «революции роз» 2003 года.

Первого октября 2012-го в Грузии все-таки произошла не революция, а демократическая смена власти, когда сместить целую социальную категорию от кормушек гораздо труднее. По крайней мере требует очень долгого и кропотливого процесса.

Сама создавшаяся ситуация наконец отвечает на многолетний вопрос: что собирается делать Мишико после 2013 года, когда истекает срок его президентских полномочий, а Грузия трансформируется в парламентскую республику?

Очевидно, он собирается стать лидером парламентской оппозиции, завоевавшей на выборах 40% мест в законодательном органе, жестко критиковать власть премьер-министра Бидзины Иванишвили, работать над развалом его рыхлой коалиции, поддерживать своих у тех же кормушек, использовать мощнейшие и лояльные ему медиаресурсы для популяризации проекта возвращения во власть и отвоевать премьерский пост у миллиардера на первых же последующих выборах. Это не «путинская модель», а «модель от Саакашвили» – гораздо более изощренная и креативная.

Рассуждая о своих политических планах после 2013 года, Михаил Саакашвили всегда говорил, что ему «будет всего 46 лет, и умирать в таком возрасте не собирается». Саакашвили как лидер мощной и по-прежнему влиятельной оппозиционной партии, более того, целой социальной категории, – это кошмар для любой власти!

Как же оппозиция, победившая на выборах, планирует предотвратить этот кошмар? По моим данным, в ближайшем окружении Иванишвили рассматривается вариант переманивания мажоритариев – избранных по спискам «ЕНД», выкупа «Рустави-2» и «Имеди» (даже если ему придется заплатить за каждый ресурс по миллиарду долларов), внесения «нужных» поправок в Конституцию и запуска процедуры импичмента президента, то есть суда над ним и ближайшим окружением на основе любого из многочисленных обвинений, звучавших в публичном пространстве за последние семь лет.

В том числе избиения депутата Валерия Гелашвили спецназом МВД Грузии якобы по приказу президента после того, как тот оскорбил его супругу в одном из интервью.

Естественно, этот путь очень конфликтогенен хотя бы потому, что Саакашвили получил хорошую прессу на Западе, где его имидж «светоча демократии» только усилился после поражения на парламентских выборах, а любые репрессии будут считаться «гонением на оппозицию», но другого пути обрести реальную, а не номинальную власть у Иванишвили просто нет, а значит, любителей гладиаторских боев и кровавых зрелищ можно только поздравить: «интересная жизнь» в Грузии продолжается.

Фото: rugbyxm

Оригинал статьи опубликован на сате slon.ru
Автор: Георгий Зедгенидзе


1 КОММЕНТАРИЙ

Comments are closed.