Частная школа на северо-западе Пакистана в городе Сват была закрыта из-за того, что талибы запрещают девочкам учиться. Они считают, что женщины должны получать образование только по шариату. Из-за этого в прошлом году было закрыто около 150 школ для девочек. Это дневник ученицы седьмого класса женской школы в городе Свате.

Дневник вела пакистанка Малала Юсуфзай, он был опубликован 19 января 2009 года под вымышленным именем.

Четверг, 15 января. Всю ночь стреляли пулемёты

Всю ночь стреляли пулемёты, я просыпалась три раза. Но с тех пор, как перестала ходить в школу, я просыпаюсь поздно, где-то в десять. Днем приходили друзья, обсуждали домашнее задание.

Сегодня 15 января — последний день выполнения требований талибов. Друзья ведут себя, как ни в чем не бывало, говорят о домашних заданиях.

Сегодня я прочла свой дневник опубликованный на Би-би-си на языке урду. Маме понравился мой псевдоним «Гүл Макай», она сказала отцу: «Может, изменим имя дочки на Гүл Макай?». Эта идея мне тоже понравилась, так как мое настоящее имя означает «страдающая».

Несколько дней назад отец рассказал, что кто-то распечатал мой дневник и хвастался. Отец только улыбнулся, он не смог сказать, что это его дочка.

Среда, 14 января. Кажется, я снова не пойду в школу

Когда шла в школу, у меня испортилось настроение. Потому что завтра начнутся зимние каникулы. Директор сказал про каникулы, но не уточнил, когда они закончатся. Такое происходит в первый раз.
Раньше всегда было известно, когда закончатся каникулы. Хоть директор и не сказал причину закрытия школы, я все поняла. По-моему, это связано с тем, что талибы запретили с 15 января учиться девочкам.

В этот раз девочки не радовались каникулам, как раньше. Потому что они думают, что из-за талибов они не вернутся в школу. Некоторые настроены оптимистично, говорят, что школа снова откроется в феврале, кто-то рассказывает, что родители настроены переехать из Свата, чтобы дочка могла получить образование.

Последний день в школе постарались больше времени провести на площадке, поиграть. Я мечтаю о том, чтобы школа снова открылась, но смотрю на здание школы и боюсь, боюсь что не вернусь сюда.

Пятница, 9 января, Маулана уходит?

Сегодня в школе рассказала друзьям о своей поездке в Бунайр. Они говорят, что им надоело слушать истории про Бунайр.

Сегодня обсуждали слухи, что часто выступающий по радио Маулана Шах Дауран умер. Он был одним из первых, кто выступал за то, чтобы девочки не ходили в школу.

Кто-то из девочек говорит, что Маулана умер, другие не соглашались с этим. Этот слух распространился с тех пор, как он перестал выступать на радио. Кто-то из девочек говорит, что он просто уехал.

В пятницу уроков нет, после обеда весь день играла. По телевизору услышала о взрывах в Лахорге. Спросила сама себя, почему в Пакистане до сих происходят такие вещи (взрывы).

Среда, 7 января, ни выстрелов, ни страха!

Для празднования Мухаррам (мусульманский праздник) приехала в Бунайр. Я люблю горы и зеленые поля Бунайра. Сват тоже красивый, но там война. А здесь нет ни выстрелов, ни страха. Все счастливы.

Сходили в мавзолей Бүшүн Пир Бабы, там так многолюдно. Там есть лавки с платками, сережками и разными мелкими красивыми вещи. Хотела что-нибудь купить, но ничего не понравилось. Мама купила браслет и сережки.

Понедельник, 5 января. Не надевайте цветные платья

Собиралась в школу и хотела надеть форму. Но потом вспомнила слова директора, что можно прийти в своих платьях. Я надела свое любимое цветастое платье. Другие девочки тоже пришли в цветных платьях, школа стала выглядеть, как дом.

«Скажи мне, ради Бога, талибы ведь не нападут на нашу школу?», — спросил у меня друг.

На утреннем собрании учителя предупредили нас не надевать цветные платья, потому что мы можем оказаться под прицелом у талибов.

После школы, пообедала и сделала уроки. Включила телевизор и услышала, что комендантский час в Шакарде закончится через 15 минут. Я так обрадовалась. Теперь наш преподаватель английского может снова приходить на занятия.

Воскресенье, 4 января. Надо в школу

Сегодня выходной, встала в десять утра. От отца услышала, что на улице Грин Чоук лежат три трупа. Мне стало нехорошо. До этих военных операций мы каждые выходные ездили в Маргазар, Физа Гат и в Канжут. А теперь уже другая ситуация, мы уже полтора года не ездили отдыхать.

Раньше после ужина мы гуляли, а сейчас надо быть дома до захода солнца. Сегодня убралась дома, сделала уроки и поиграла с братиком. Но когда вспоминала, что завтра в школу, сердце начало быстрее биться.

Суббота, 3 января. Я боюсь.

Вчера приснился страшный сон: там были талибы и военные истребители. Такие плохие сны я начала видеть с тех пор, как в Свате начались военные операции.

После того, как мама покормила, я пошла в школу. Шла в школу и боялась, ведь талибы запрещают ходить девочкам в школу.

Из 27 в школу пришли только 11 учеников. Это из-за запрета талибов так резко сократилось количество учеников. Трем мои друзьям пришлось переехать в Пешавар, Лахор и в Равалпин.

Когда возвращалась в школу, я услышала, как кто-то сзади крикнул: «Я тебя убью». Я ускорила шаг и потом оглянулась. Он все еще шел за мной. Но когда увидела, что он разговаривает по мобильному телефону, я успокоилась. Может, он эти слова говорил своему собеседнику.

Перевод: Бермет Абдыкадырова
Редактор: Зарема Султанбекова

Оригинал статьи опубликован на сайте кыргызской службы Би-би-си

Источник фото: http://rus.ozodi.org/

1 КОММЕНТАРИЙ

Comments are closed.