Посёлок Каджи-Сай на южном берегу Иссык-Куля до развала СССР существовал благодаря добыче урана и электротехническому заводу. Сегодня некоторые бывшие рабочие завода стали бизнесменами — они сдают свои дома туристам и проводят экскурсии.

Бывшие инженеры электротехнического завода Евгений Воробьев и его жена Вера зарабатывают сегодня на жизнь приемом туристов в своем гостевом доме и проведением экскурсий по необыкновенным красным горам и каньонам, окружающим их родной посёлок.

Когда завод, на котором они работали, пережил в начале 90-х крупные сокращения кадров и почти перестал функционировать, Евгений и Вера сменили несколько профессий, прежде чем найти себя в туристическом бизнесе.

Евгений занимался скупкой цветного металла и ремонтировал телевизоры — причём в последнем случае работу ему иногда оплачивали баранами.

«Потому что у людей не было денег, а баранов было много. Тем более если ремонт сложный — например, лампу поменять — то заходишь в стойло и берешь жирного барана», — вспоминает он.

Вера после закрытия завода пекла для иссык-кульских пансионатов кондитерские изделия.

Но в какой-то момент они решили, что выгоднее самим обслуживать клиентов, чем сдавать еду в пансионаты. Они накопили 8000 сомов и в конце 90-х арендовали здание под кафе.

«Это было брошенное здание, там даже окна были побитые, всё искорежено. Мы попросили эту железку, владелец согласился. Он сказал: Мне ничего не надо, я один раз в год своих друзей приведу, нужно будет банкет устроить, мне больше ничего не надо. На этих условиях и согласились», — рассказывает Воробьев.

Одно время Воробьёв ремонтировал телевизоры за баранов.
Одно время Воробьёв ремонтировал телевизоры за баранов.
В 2002 году Воробьёвы решили открыть гостевой дом — идею предложили сами туристы, которых они обслуживали в кафе.

«Мы раз пустили. Они, пусть немного, но рассчитались. Второй раз пустили — тоже рассчитались. Потом подумали, почему бы не зарабатывать параллельно этим делом? Вот так потихоньку начинали с 3-4 мест. За первый сезон у нас отдохнуло 15 человек. На следующий год эти люди привели с собой еще 15 человек», — делится Воробьев.

В 2004 году чета запустила сайт своего гостевого дома, что увеличило количество посетителей.

Сегодня гостевой дом Воробьевых рассчитан на 24 человека. Обычно за сезон у них отдыхает около 160 человек. Средняя стоимость дня проживания — 800 сомов с человека. Основную часть клиентов составляют граждане России и Казахстана.

Закрытый посёлок

История Каджи-Сая ведёт отсчёт с 1947 года, когда в окрестностях посёлка впервые были найдены урановые месторождения.

Спустя 13 лет, из-за малой рентабельности и повышенной угрозы здоровью рабочих добыча урана была прекращена. Урановый завод перепрофилировали в экспериментальный электротехнический завод, в котором и работало местное население.

Каджи-Сай потерял большую часть населения после распада СССР.
Каджи-Сай потерял большую часть населения после распада СССР.

Кроме того, в Каджи-Сае добывался уголь — почти треть от общих объёмов добычи всей области.

После развала Советского Союза продукция завода утратила рынок сбыта, а убыточные угольные шахты были полностью ликвидированы.

Каджи-Сай — некогда самый густонаселенный поселок городского типа [ПГТ] в Советской Киргизии — потерял большую часть своего 11-тысячного населения. Сегодня в нем осталось около 3,5 тысяч человек.

По словам местных жителей, на электротехническом заводе работало более трети населения посёлка. В уцелевшем здании завода до сих пор работает небольшой штат работников. Они производят диоды и фасуют медицинскую продукцию из лекарственных трав.

В прошлом году Каджи-Сай постановлением парламента был переведен из ПГТ в статус села. Посёлок стали часто называть “забытым” или даже “мёртвым”.

Но, несмотря на все эти невзгоды и на то, что экономическая ситуация сегодня далека от идеальной, Каджи-Сай похоже находит себе новое применение — благодаря находящемуся рядом озеру Иссык-Куль.

Сегодня в посёлке работает более двух десятков гостевых домов, причём не все они управляются местными жителями — некоторые были открыты жителями Бишкека.

Это контрастирует с советскими временами. Посёлок не мог тогда воспользоваться близостью к озеру и стать курортной зоной, так как, из-за своего статуса, был закрыт даже для граждан СССР.

Веб-сайт для гостевого дома в Каджи-Сае перестал быть диковинкой.
Веб-сайт для гостевого дома в Каджи-Сае перестал быть диковинкой.

Боятся радиации

Нуржан Кожокматова, живущая в поселке более 25 лет, потеряла работу после распада Союза, хотя и не работала на заводе.

Она была воспитателем в одном из детских садов. С закрытием завода люди стали покидать посёлок и стало некого воспитывать.

«Работы не было, дома сидели, кушать нечего. Продали свою мебель», — вспоминает она.

Кожокматова, также как Воробьевы, занялась гостиничным бизнесом — первым её клиентом стала посетительница иссык-кульского пансионата, где она работала горничной в 1997 году.

“Женщина пришла и попросила подешевле пустить переночевать её в дом. Я пустила — в день 30 сомов. Потом начала работать так, отдыхающих пускать”, — рассказала она.

На следующий год Кожокматова выделила в своём доме отдельную комнату для приема гостей и для этого закупила кровати и диваны для отдыхающих. Сегодня она зарабатывает более 100 тысяч сом за один туристический сезон, который длится в Каджи-Сае примерно полтора месяца.

Полуразрушенного в Каджи-Сае ещё много...
Полуразрушенного в Каджи-Сае ещё много…
...как и напоминаний о советском прошлом...
…как и напоминаний о советском прошлом…

...но местные жители находят выход в сфере туризма.
…но местные жители находят выход в сфере туризма.

Кожокматова жалуется, что туристов отпугивает «ложная», по её мнению, информация о повышенной радиоактивности территории — даже кыргызстанцы боятся наследия урановых рудников.

«Отдыхающие переживают и спрашивают, есть ли у нас радиация. Боятся приезжать», — сказала она.

Воробьевы согласны с тем, что это отпугивает потенциальных посетителей.

Но, по их словам, в поселке «нормальный» уровень радиоактивности — небольшой повышенный радиоактивный фон наблюдается только на самом заводе.

И Воробьёвы, и Кожокматова пережили ту эпоху, когда люди из Каджи-Сая уезжали массово, и сегодня не собираются покидать родной посёлок.

Более того, у Воробьёвых есть идеи по расширению бизнеса, которыми они, правда, не хотят делиться.

“Вдруг конкуренты увидят”, — говорит тоном бизнесмена бывший инженер Евгений.

Фотографии: Искен Сыдыков и Света Зеленская

6 КОММЕНТАРИИ

  1. Хорошо написано,а как же те люди которые живут там сейчас и не имея возможности открывать эти гостевые дома?Люди выживают как могут только летом фрукты да овощи помогают пережить зиму!

    • Конечно, в Каджи-Сае очень много проблем. В статье это и не отрицается. Но мы хотели показать истории людей, которые не поддались всеобщему тренду уныния, а начали что-то делать.

  2. А радиация-то там и в окрестностях видимо повышена..отдыхали мы там лет 6 назад,жаль не было дозиметра.

    • Ходили там с дозиметром и кроме как возле завода и на самом берегу озера (из-за водного зеркала наверно) уровень радиации был в норме

  3. Bektur, i v slovah tvoih musor i v golove tvoey musor. Chto za trend? jon ele tendentsiya deseng bolboybu?

  4. Продам двигатель ЯМЗ 238 – АК на комбайн ДОН. Возможно по запчастям.

    тел. +38 067 9413401, +38 066 5501293

Comments are closed.