Нариман Тюлеев

Депутат парламента Нариман Тюлеев, обвиняемый в коррупции в бытность мэром Бишкека с 2008 по 2010 год, выступил с последним словом на судебном процессе в Ленинской райсуде, который вот-вот перейдет к заключительной стадии — вынесению приговора.

Речь Тюлеева приводится с его слов.

Зачем надо было устраивать этот спектакль? Нужно было сказать сразу, сколько вы ни танцуйте, сколько ни пытайтесь защитить, все равно приговор будет обвинительным.

Мне даже не снилось, что такого человека как Аман-мырза (председательствующий судья по делу Тюлеева Аман Сариев. Здесь и далее прим. ред.) смогут сломать. Ваша честь, хорошо бы Вы смотрели на меня, когда я говорю последнее слово.

Для меня, для человека слова, было шоком, что прокуратура надавила на суд. Даже не президент…

(Обращаясь к судье) Вас сломал Салиев (руководитель следственной группы Жаныбек Салиев). Я не знаю, что вам сказали Салиев и Сабыров (следователь генпрокуратуры Кубанычбек Сабыров) в вашем кабинете.

Я просил, покажите тот документ, в котором вы посчитали ущерб от покупки автобусов и мусоровозов. Но прокуратура так и не показала.

В количестве шестерых человек прокуратура отправила людей в Китай за документами. Но документы, которые они привезли… Они были там неделю и привезли документы от третьих лиц.

Они привезли документы от завода по выпуску автобусов, а не от компании, с которой мы непосредственно сотрудничали, когда покупали автобусы сначала на средства городского бюджета, а потом дважды – на спонсорские гранты.

У меня есть документы допроса начальника отдела внешней торговли компании «Ясинь».

Зачитываю:

Сотрудник прокуратуры спрашивает у него, сколько будет стоить перевозка автобусов.

Он отвечает: «Наша компания не занимается транспортировкой, и мы не знаем, сколько это будет стоить. Однако, мы навели справки». И далее рассказывает.

Разве так можно? Кто-то с кем-то по-свойски выпил и так собрал информацию. Это первое обвинение по автобусам. До какой низости упала сторона обвинения, чтобы сфабриковать дело.

Я буду говорить долго, потому что сейчас меня не будут перебивать. Мне обещали, что хотя бы на последнем слове не будут перебивать.

Согласно Конституции и Уголовно-процессуальному кодексу меня должны были задержать максимум 15 августа. Ровно два месяца по беспределу я находился в тюрьме. Прокуратура удерживала меня незаконно.

Моих коллег Ташиева, Жапарова и Мамытова задержали всего по одному делу. На меня же завели два.

Обвинение строилось на копиях документов. Прокуратура в самом начале пошла на фальсификацию. Все знают, как легко убрать любую черточку в копии.

Спасибо, что правда всплыла наружу. В оригиналах документов ясно написано, что доставка автобусов оплачивается отдельно. Никаких откатов кыргызской стороне китайская сторона не давала, никаких махинаций с кыргызской стороны не было.

Компания, которая транспортировала автобусы, официально подтвердила, что все деньги остались в Китае, никаких откатов кыргызы не получили. Вот у меня есть документы с печатью министерства юстиции Кыргызстана и консульства в Бишкеке.

Выходит так: я женат, а обвинение говорит, что я холостой.

То, что Кожобергенов (бывший директор муниципального Бишкекского пассажирского автотранспортного предприятия Медет Кожобергенов) купил хорошие, качественные автобусы, подтвердило и китайское правительство.

Посол Китая подтвердил, что в Китае провели тендер на поставку автобусов в Кыргызстан. И что сами автобусы хорошего качества.

Сегодня мэрия не финансирует автобусный парк, и все они в рабочем состоянии не используются, так как нет шин.

Ни один свидетель на этом процессе не указали ни косвенно, ни прямо на то, что автобусы плохого качества. Они были куплены по приемлемой цене.

Я был удивлен, когда прокуратура смещала первый эпизод дела и пятый. Время придет (обращаясь к стороне обвинения) – вы покинете свои кресла.

Я отправлял в Китай Асанова и Кожобергенова. Тогда они претендовали на одну должность. Стали бы они вступать в сговор?

Они встретились с китайской компанией, где договорились о снижении цены с 31 тысячи долларов до 24. Стали бы они торговаться, если бы хотели заработать на этом денег?

Какие еще документы нам предоставить, чтобы Вы решили в пользу нас, а не в пользу этих бандитов в погонах? Все прокуроры кончают свою жизнь в аду. Но если сегодня, Аман-мырза, примете неправильное решение, Вы пойдете в ад.

Тюлеев: «Если сегодня, Аман-мырза, примете неправильное решение, Вы пойдете в ад»
Тюлеев: «Если сегодня, Аман-мырза, примете неправильное решение, Вы пойдете в ад»

(Обращаясь к стороне обвинения) В святой месяц Рамазан вы пошли на ложь. На вашем месте я бы лучше порвал погоны прямо сейчас.

Следствие, которое работало на бюджетные средства, потратило уйму денег ни на что. Вот как работает наша бандитская прокуратура!

Ни в одном своем выступлении я не просил денег у правительства. Я не плакал и не ныл!

За двадцать лет ни один мэр не привез ни одного автобуса! Кто хотя бы попытался восстановить общественный транспорт? Мы пополнили автобусный парк на 583 автобуса.

Два года назад мусорки были забиты. В течение двух лет мы выиграли борьбу с мусором, пополнили бюджет на полтора миллиарда. Я лично привез три гранда на более чем двадцать миллионов долларов.

Когда я ездил в Москву за машинами скорой помощи Лужков мне лично сказал: «Нариман, двадцать машин скорой помощи это слишком много». Тогда я решил, что доставку мы возьмем на себя.

Когда Бакиев поднимал тарифы, я единственный высказался против. Я тогда не побоялся потерять кресло мэра. И жив до сих пор, Кудай буюрса.


1 КОММЕНТАРИЙ

Comments are closed.