“Eurasianet”: Демократическая инициатива выдыхается?

Парламент Кыргызстана
В 2010 году Кыргызстан предпринял попытку повысить эффективность работы государственных органов и сократить коррупцию путем создания при основных министерствах и ведомствах республики общественных наблюдательных организаций. Почти три года спустя эти общественные наблюдательные советы (ОНС) еще функционируют, но многие в ОНС выражают недовольство противодействием, оказываемым бюрократической машиной, которое не позволяет им должным образом выполнять свою работу.

Оригинал статьи опубликован на сайте eurasianet.org

Обозреватели приветствовали изданный в сентябре 2010 года указ о создании ОНС как путь активизации процесса демократизации в Кыргызстане, где в 2010 году в результате апрельского массового восстания был свергнут авторитарный президент и был запущен эксперимент по переходу к парламентской форме правления.

В текущем году парламент принял закон, закрепивший статус общественных наблюдательных советов, который теперь ожидает подписи президента Алмазбека Атамбаева.

Однако представители этих общественных организаций, работающие безвозмездно на добровольных началах, сетуют на трудности, с которыми они постоянно сталкиваются в процессе взаимодействия с правительственными чиновниками (регулярно фигурирующими в соответствующих рейтингах в числе самых коррумпированных должностных лиц на планете) и которые мешают им выполнять стоящие перед ними задачи.

Поскольку ОНС сами разрабатывают программу своих деятельности – координационный орган существует, но работу ОНС он не контролирует – то некоторые из них достигли лучших результатов, чем другие.

Так, например, ОНС при ГСИН (Государственной службе исполнения наказаний) добился выделения отдельных камер для беременных и недавно родивших женщин-заключенных. ОНС при Минфине принял действенное участие в создании Интернет-портала «Открытый бюджет» (okmot.kg), на котором граждане республики могут почерпнуть информацию о проведении государственных тендеров и бюджетных вопросах.

«Думаю, мы сделали определенные шаги на пути достижения прозрачности, – отметил председатель ОНС при Минфине Азамат Акелеев. – Но есть вещи, на которые влиять сложнее – это внутренние процессы, кадровые назначения, аспекты распределения бюджета, бюджетная политика».

Ряд ОНС сетуют на то, что у них связаны руки. Руководитель общественной консалтинговой фирмы по сельскохозяйственным вопросам Жомарт Жумабеков, входящий в состав в ОНС при Минсельхозе, вторит жалобам других на недоступность официальных лиц:

«Министр мнит себя Господом Богом и не заинтересован в работе нашего совета. Секретарь министерства постоянно заболевает, когда у нас бывают заседания. Они нас просто игнорируют», – поведал он EurasiaNet.org.

Галина Давлетбаева, заседающая в ОНС при Фонде государственных материальных резервов, столкнулась с аналогичным обращением, после чего обратилась к экс-президенту Розе Отунбевой, под руководством которой ОНС создавались в 2010 году.

«Начать с того, что нам сказали, что вся их документация носит секретный характер. […] Я сказала Розе: «Нашему ОНС не о чем отчитываться. Последние полтора года мы только и делали, что воевали с фондом». Получив публичный нагоняй, руководство фонда, осуществляющего контроль за запасами продуктов питания и других товаров массового спроса в Кыргызстане, «начало вести себя совершенно по-другому» и даже выделило ОНС в своем здании помещение, рассказывает Галина Давлетбаева.

Усугубляет стоящие перед ОНС проблемы то обстоятельство, что им не всегда удается найти союзников в депутатском корпусе. Хотя 20 июня парламент и принял закон, подтверждающий их существование, на состоявшемся накануне заседании ряд законодателей выступили против ОНС.

«ОНС нам не нужны, поскольку контролировать [деятельность министерств и ведомств] должны мы, нардепы», – категорически заявила депутат от партии националистического толка Жылдыз Жолдошева, пишет газета «Вечерний Бишкек».

Другой депутат, генерал-лейтенант Исмаил Исаков, заявил, что ОНС «превратили правительство в детский сад», особо негативно отметив создание ОНС при силовых ведомствах как потенциально подрывающих принцип единоначалия.

Пожалуй, неизбежно, что представителей ОНС при таких стратегически важных экономических ведомствах, как Минэнергетики и Государственное агентство по геологии и минеральным ресурсам, подвергаются обвинениям в наличии конфликта интересов, а некоторые сталкиваются еще и с обвинениями в коррупции.

По словам Галины Давлетбаевой из ОНС при Фонде государственных материальных резервов, проблема конфликта интересов должна уравновешиваться привлечением к работе советов профильных специалистов.

Если эксперимент с общественными наблюдательными советами будет продолжен, то их работа должна получить более серьезную поддержку со стороны государственных органов, полагают представители советов.

ОНС при Минтрансе, особенно активно работавший в 2011 году, когда им был выявлен ряд нарушений положений о проведении тендеров и трудового законодательства, был в декабре месяце расформирован по просьбе министерства. В мае 2012 года ОНС был создан вновь, но стал вести себя гораздо тише.

ОНС при Минсельхозе, в котором заседает Жомарт Жумабеков, также столкнулся в прошлом году с серьезным препятствием в своей работе.

«Мы выявили 150 тыс. долларов, списанные министерством на проведение работ по опылению урожая, и потребовали вернуть эти средства в госбюджет, – сказал он. – Мы направили жалобу в прокуратуру, но никаких мер не последовало».

Подобные инциденты заставляют представителей ОНС чувствовать, что инициатива начинает выдыхаться.

Тимур Шайхутдинов, заседающий в ОНС при МВД, называет идею с общественными наблюдательными советами «злополучным проектом».

«Об ОНС больно говорить. Это была прекрасная идея, но она не сработала», – сказал он EurasiaNet.org.

Автор: Крис Риклтон