Мир для Ирана, но мир ли для региона?

Редакция публикует данный материал без изменений и редактирования. Мнение, отраженное в материале, не имеет никакого отношения к мнению редакции.

24 ноября состоялось главное историческое событие последних лет. Иран и шесть стран посредниц пришли к соглашению об иранской ядерной программе. Это достижение может послужить причиной для гигантской перегруппировки сил и гонке вооружений в регионе.

Само мирное соглашение с Ираном, заключенное сразу после заключения другого «разоружающего» документа с Сирией, вошло в темп мирных инициатив Барака Обамы. Американский президент, возможно, вспомнил, что он является обладателем Нобелевской премии «Мира» и стал в ускоренном темпе отрабатывать за это награждение.

Следует отметить, что само соглашение является первым этапом урегулирования ситуации вокруг иранской ядерной программы, оно заключено сроком за полгода. За это время будут продолжаться переговоры, а наблюдатели МАГАТЭ будут следить, чтобы Иран выполнил главное требование, снижение обогащение урана с уже имеющихся 20%, до не более 5%, при таком уровне невозможно создание атомной бомбы.

В свою очередь, страны, которые наложили санкции на Иран, обязуются снять часть основных ограничений. В частности разморозить миллиарды долларов в западных банках. США уже начали выполнять часть обязательств и разморозили 8 миллиардов иранских активов.

Однако не все страны Ближневосточного региона рады такому мирному процессу. Израиль и Саудовская Аравия синхронно выступили с осуждением мирного женевского мирного соглашения. Эти две страны в паническом тоне утверждают, что Иран не будет исполнять взятых на себя обязательств и по прежнему стремиться к созданию ядерного оружия.

Подобные заявления, вызваны, прежде всего из опасения, что США перестанут их спонсировать и поддерживать. Израилю каждый год оказывается значительная финансовая поддержка, а также поставками вооружения. В Саудовской Аравии и других странах Персидского залива (не обладающие сильными армиями) располагаются американские военные базы, которые обеспечивают их безопасность от внешних угроз. Главный внешний раздражитель, можно даже сказать «изгои» – Иран и Сирия. Но теперь исчезла явная угроза военного конфликта, которая была особенно острой в 2011 году.

Саудовская Аравия отреагировала оперативно, заключив с Германией контракт на закупку крупной партии тяжёлых вооружений. Израиль продолжает через своё лобби в США повлиять на политику Вашингтона, но пока безуспешно.

В такой ситуации, крупные войсковые соединения США в Персидском заливе являются ненужными, что должно привести к их сокращению. Содержание этих войск обходится очень дорого, особенно на фоне финансового кризиса. К тому же, отпала жизненная необходимость приглядывать за этой мировой бензоколонкой. Из-за «сланцевой революции», США могут самостоятельно обеспечивать себе углеводородами.

Из Афганистана, как известно, силы международной коалиции уйдут в 2014 году.
Исходя из прошлых заявлений Барака Обамы и его администрации, главное внимание теперь будет уделяться бурно развивающему Азиатско-Тихоокеанскому региону, в котором всё больше начинает доминировать Китай.

Американский военно-морской флот в численном отношении уже превысил атлантический, что в прошлом не случалось. Следом может состояться и дополнительная переброска сухопутных войск в Австралию, Японию, Филиппины и другие соседние страны, имеющих сложные отношения с Китаем, или имеющих с ним территориальные споры.

Поскольку образовавшийся «вакуум», который раньше заполняли американские войска, надо чем-то заполнять, то страны региона устроят гонку вооружений. Преуспеют в этом самые богатые – монархии Персидского залива. Израиль итак вооружён до зубов. Иран после притока дополнительных финансов и снятия санкций, тоже может позволить себе устроить оружейный «шопинг», Страны Центральной Азии могут последовать примеру соседей и начать обновлять свои вооружённые силы, в том числе, как некоторые надеются, за счёт техники вывозимой из Афганистана.

Редакция публикует данный материал без изменений и редактирования. Мнение, отраженное в материале, не имеет никакого отношения к мнению редакции.