Оригинал опубликован на веб-сайте газеты “Лимон”

История Айзады Марат кызы, которая поступила в Гарвард и начала собирать необходимую сумму в интернете, задела многих. Одни хвалят и поддерживают успешную девушку, а другие не перестают критиковать и оставляют комментарии, полные желчи. Девушка пока никак не реагировала на резкие выпады. Limon.KG связался с Айзадой, чтобы поставить все точки.

Меня зовут Айзада Марат кызы. Сейчас я работаю заместителем директора Юридического института при КНУ им. Ж. Баласагына. Я подавала документы на обучение в Гарварде и поступила в университет своей мечты. Совсем недавно началась краудфандинговая компания по сбору средств на мое обучение. Я читаю очень много комментариев в социальных сетях, многие меня поддерживают, и есть те, кто не понимают. К сожалению, я не могу ответить на все вопросы, поскольку работаю, и времени практически не остается. Поэтому мне хотелось бы в этом обращении постараться рассказать, насколько это важно и объяснить, почему я решилась собрать деньги посредством краудфандинга.

О том, что я поступила в университет, я узнала 2 апреля и только спустя два месяца решилась на такой шаг. Поверьте, у меня было много времени подумать, все взвесить и принять решение.

По поводу денег. Обучение в Гарварде стоит 85 000 долларов в год, я получила грант в размере 28 500 долларов США, а также кредит на сумму 20 000 долларов. Еще часть денег я сумела собрать, однако их недостаточно. Мои друзья посоветовали мне обратиться к людям и попробовать собрать деньги с помощью краудфандинга.

Почему краудфандинг? Первые 5 000 долларов мне помогли собрать друзья и хорошие знакомые без краудфандинга. За границей это считается нормальной практикой, когда человек, у которого не хватает средств, запросто может обратиться к людям, рассказать им свою мечту, о своих проектах, и желающие помогают их реализовать — у них сложилась культура поддержки. Идею с крудфандингом мне предложили друзья, сказали, мы создадим прецедент — сможем доказать, что даже не имея такие деньги, кыргызстанцы могут учиться в лучших университетах мира благодаря поддержке народа. В Кыргызстане никогда не собирали деньги на обучение посредством «народного инвестирования».

Кто мой папа? Многих интересует, из какой я семьи, откуда вообще взялась. Мои родители — пенсионеры, живут в Жети-Огузском районе и не имеют никакого отношения к моему поступлению в Гарвард. Я из очень простой семьи.

Насчет критики. Можно понять тех, кто критикует мои действия. В основном, это те люди, которые не знают меня лично, мои ценности. Люди склонны критиковать то, что им неизвестно. Но порой я расстраиваюсь и предпочитаю пропускать некоторые комментарии, которые затрагивают мою честь и достоинство.

Почему именно Гарвард? Думают, что я избалованная девочка, которая просто хочет отучиться в Гарварде. Это ошибочное мнение. У каждого человека есть своя мечта. Это старейший престижный университет, где обучают юриспруденции. В нем обучаются амбициозные люди. Кроме знаний, которые я смогу получить в лучшем университете мира, я могу поучиться у преуспевающих и талантливых людей, получить опыт, чтобы достичь успехов в юриспруденции.

Релевантность. Спрашивают, как изучение системы США поможет мне здесь. На магистратуре в Гарварде я буду изучать международное право, международный арбитраж, его нормы. В Кыргызстане идут большие социальные изменения, когда ценной валютой становится образование. Нам нужны специалисты. В нашей стране для заключения международных договоров привлекают иностранных юристов, юридические компании. Их услуги дорого обходятся государству.

О стипендиальных программах. Ранее я уже ездила по программе Flex. Стипендиальные программы предполагают одно условие: человек может участвовать в них один раз.

Почему бы тебе не обратиться к частным компаниям? Изначально я обращалась к крупным компаниям, как «Кумтор», «Газпром», «Мегаком» и др. Однако они отказались, поскольку инвестировать в человека, который в последствие будет работать в государственных органах, для них не представляет выгоды. Я считаю, что смогу принести больше пользы, работая в гос.учреждениях.

Я хочу изучить не только теорию, но и постараюсь устроиться на практику в министерство юстиции, юридический отдел сената, мэрию Нью-Йорка. Я понимаю, необходимо учитывать реалии нашего Кыргызстана, но есть практика, которую мы можем использовать в своей стране. И я осознаю, что будет сложно строить реформы, однако мы можем брать лучшее и из мирового опыта и применять.

Где гарантии возвращения на родину? Этот вопрос задают люди, которые не участвуют в сборе средств. Женщина, которая дала мне 1 000 долларов сказала, что никогда не будет требовать свои деньги. Она попросила отдать их другому студенту, который пройдет в топовый вуз, чтобы я помогла ему также. Я хочу сделать это традицией — по приезду в Кыргызстан обязательно открою фонд, который будет поддерживать студентов, поступивших в престижные университеты.

Дом и машина. Мне пишут, продай свою машину или дом. Если бы у меня была такая возможность, я бы обязательно ею воспользовалась.

Американский грант. Предлагали написать заявку на грант. В таком случае мне пришлось бы отработать эти деньги, поскольку американцы не станут вкладывать деньги в человека, который, получив знания, уедет на свою Родину.

В социальных сетях пользователи приводят сравнения: отдать деньги, нуждающемуся в операции или человеку, который собирает деньги на учебу. Я хочу повторить — я никого не заставляю. Все ведь зависит от человека и его возможностей.

В скором времени я планирую обратиться к президенту КР Алмазбек Атамбаеву за поддержкой.

Если я сумею собрать необходимую сумму, то мне не придётся брать дополнительные студенческие кредиты и отрабатывать их годами работы в Америке. Я планирую прожить в Америке три года и как можно быстрее вернуться в Кыргызстан и начать применять полученные в Гарварде знания.

Понимаю, что после этого обращения поднимется волна негодования, а возможно, наоборот, вызовет новую волну критики. Но все, что я сказала — правда. Просто еще раз хочу подчеркнуть, я никого не заставляю давать мне деньги.

Необходимую сумму мне нужно собрать до 20 июля. Если нет, то мне придется искать другой выход…