1 min read
Найти чистую питьевую воду в Баткенской области Кыргызстана сложно. Из-за множества дамб, реки высыхают, и людям приходится бороться за каждую каплю воды. Автор фото Федор Савинцев / Salt images, 2012.
Найти чистую питьевую воду в Баткенской области Кыргызстана сложно. Из-за множества дамб, реки высыхают, и людям приходится бороться за каждую каплю воды. Автор фото Федор Савинцев / Salt images, 2012.

Оригинал статьи впервые был опубликован на сайте Creative Time Reports. Фотографии Федора Савинцева, текст Катя Казбек и редактор Global Voices Central Asia Крис Риклтон.

Сегодня у 780 миллионов человек нет доступа к питьевой воде. Отсутствие такого ценного ресурса в Центральной Азии не только поставило людей в ситуацию острой нужды и антисанитарии, оно также предвещает начало «войн за воду» — приграничных стычек за доступ к воде, которые могут усугубить экологическую борьбу и дать региону острый политический подтекст.

Алмазу Курамбаеву 69 лет. Он с женой живет более чем за 100 миль от ближайшего города в Ошской области Кыргызстана. Чтобы найти питьевую воду, Алмаз добирается в горы на осле. Фото Федора Савинцева / Salt Images, 2008.
Алмазу Курамбаеву 69 лет. Он с женой живет более чем за 100 миль от ближайшего города в Ошской области Кыргызстана. Чтобы найти питьевую воду, Алмаз добирается в горы на осле. Фото Федора Савинцева / Salt Images, 2008.

К 2030 году почти половина населения земли будут испытывать «дефицит воды», согласно Организации экономического сотрудничества и развития. Центральная Азия делится на богатые водой верховья течений и бедные низовья.

Тот факт, что расположенные вверх по течению Таджикистан и Кыргызстан — это две самые слабые экономические системы в регионе, можно считать способом природы возместить материальную бедность экологическим изобилием. Однако, баланс ресурсов в Центральной Азии далек от гармонии. В настоящее время некоторые кыргызские законодатели играют на идее сократить поток воды в полузасушливый Узбекистан, страну с самым многочисленным населением области и постоянной армией. Эта идея пришла в парламент после того, как Узбекистан сократил поставки газа в южный город Кыргызстана Ош в апреле.

Вид на дорогу через перевал Калмак-Ашуу в Кыргызстане, который находится выше двух километров над уровнем моря. Фотография Федора Савинцева / Salt Images, 2008.
Вид на дорогу через перевал Калмак-Ашуу в Кыргызстане, который находится выше двух километров над уровнем моря. Фотография Федора Савинцева / Salt Images, 2008.

Решение Узбекистана отрезать газ Ошу может привести к продолжительному водному спору. Чиновники в Ташкенте, столице Узбекистана, ошеломлены кыргызскими и таджикскими планами строительства гигантских гидроэлектрических дамб вверх по течению рек Сыр Дарьи и Амударьи.

Семья пьет воду из трубы, выступающей из гор в Нарынской области Кыргызстана. Фотография Федора Савинцева / Salt Images, 2013.
Семья пьет воду из трубы, выступающей из гор в Нарынской области Кыргызстана. Фотография Федора Савинцева / Salt Images, 2013.

Узбекистан полагается на эти водные источники для своего стратегически и жизненноважного сельскохозяйственного сектора и боится, что дамбы предоставят трудным соседям рычаги, чтобы задержать выпуск воды.

В 2012 году президент Узбекистана Ислам Каримов предупредил, что продвижение этих планов без принятия во внимание расположенных внизу по течению таких государств как Узбекистан и Казахстан может привести к полноценной войне.

Иссык-Куль — самое большое по объему озеро в Кыргызстане и десятое в мире. Фотография Федора Савинцева / Salt Images, 2012.
Иссык-Куль — самое большое по объему озеро в Кыргызстане и десятое в мире. Фотография Федора Савинцева / Salt Images, 2012.

Водные проблемы не ограничены конфликтами между государствами региона. Они распространяются также на столкновения в пределах самих государств и между сообществами, живущими в них. Они также являются результатом разрушающейся инфраструктуры советской эпохи. Находящийся в верховье рек Кыргызстан, например, теряет одну треть своего водного богатства через отверстия в разрушающихся ирригационных системах. Эта проблема критична в сельских районах, где большое количество воды крайне важно для роста зерновых культур.

Стоящий на пне около озера Иссык-Куль мальчик-пастух наблюдает за стадом коров. Фотография Федора Савинцева / Salt Images, 2013.
Стоящий на пне около озера Иссык-Куль мальчик-пастух наблюдает за стадом коров. Фотография Федора Савинцева / Salt Images, 2013.

Чтобы спасти поля от засухи, отчаявшиеся кыргызские сельчане построили дамбы ручной работы, которые меняют направления местных рек и делают ирригацию доступной. Их действия привели к засухе в низовьях. В областях вроде Баткенской, где немногие могут объективно подтвердить, где заканчивается Кыргызстан и начинается Таджикистан, жестокие столкновения между кыргызскими и таджикскими сельскими жителями из-за поливной воды стали обыкновением. Обе стороны обвиняют друг друга в воровстве.

Карьер заполнился водой от тающего снега в Ноокатском районе Кыргызстана. Фотография Федора Савинцева / Salt Images, 2012.
Карьер заполнился водой от тающего снега в Ноокатском районе Кыргызстана. Фотография Федора Савинцева / Salt Images, 2012.

Но дефицит воды в Центральной Азии — это просто часть более масштабного кризиса с серьезными последствиями для всего азиатского континента, сообщают российские ученые, изучающие последствия нехватки воды.

Военные охраняют вход в Камбаратинскую дамбу на реке Нарын. Гидроэлектростанция Камбар-Ата-1, лежащая в основе дамбы, будет иметь мощность приблизительно в 1 900 мегаватт. Её строительство, в основном, было профинансированно Россией.  Фотография Федора Савинцева / Salt Images, 2012.
Военные охраняют вход в Камбаратинскую дамбу на реке Нарын. Гидроэлектростанция Камбар-Ата-1, лежащая в основе дамбы, будет иметь мощность приблизительно в 1 900 мегаватт. Её строительство, в основном, было профинансировано Россией. Фотография Федора Савинцева / Salt Images, 2012.

В Китае гигантское население и масштабная коммерческая деятельность оказывают огромное давление на реки Илли и Иртыш, обе из которых текут в Казахстан, а позднее впадают в реку Обь в России. Дальнейшее иссушение Оби-Иртышского бассейна нанесет непоправимый ущерб всей Азии, угрожая обширным пространствам плодородных земель, подвергая опасности рыбную промышленность и сильно вредя российской части Северного Ледовитого океана.

Со времен краха Советского Союза ирригационная система в Кыргызстане пришла в упадок. Фотография Федора Савинцева / Salt Images, 2012.
Со времен краха Советского Союза ирригационная система в Кыргызстане пришла в упадок. Фотография Федора Савинцева / Salt Images, 2012.

Водные конфликты в Центральной Азии часто воспринимаются остальной частью мира как местные перестрелки небольшого значения. Но поскольку уровень воды в регионе уменьшается с каждым годом, мучения от засухи заставят все больше людей вступать в конфликт. Точка невозврата для этой социо-экологической катастрофы приближается. Пролитие света на ситуацию имеет большое значение сегодня, пока еще есть время предотвратить нехватку воды — и войны, которые последуют за ней.