Выявляются факты подделок или искажений в медицинских заключениях, выданных считающим себя пострадавшими в событиях 7 апреля 2010 года.

Оригинал статьи опубликован на сайте радио «Азаттык». Автор: Кубанычбек Жолдошев.

Жолдошбек Сыргаков, получивший 50 тысяч сомов в качестве компенсации за ранения, но затем обманутый теми, кто обещал ему «выбить» квартиру, выдал тайну подделки медицинских заключений якобы пострадавшим в событиях 7 апреля 2014 года.

Вскрываются факты, что все чаще из-под полы выдается статус пострадавшего или участника апрельских событий. Руководством Республиканского бюро судебно-медицинской экспертизы выдвинутые обвинения не признаются.

В то же время представитель ОО «Каркыра» заявляет, что объединившая всех пострадавших под своим крылом общественная организация «Айкол Ала-Тоо» занимается теневым бизнесом. Руководство же ОО считает, что необоснованные обвинения звучат от его бывших членов.

Обманули «пострадавшего»

Чтобы получить статус пострадавшего в апрельских событиях 2010 года, житель села Арчалы Аламудунского района, 31-летний Жолдошбек Сыргаков проходил судебно-медицинскую экспертизу три раза. В итоге было вынесено три медицинских заключения по состоянию его здоровья. Но во всех трех имеются расхождения.

В заключениях от 27 марта и 9 июля 2013 года не зафиксированы телесные повреждения. А в экспертизе от 16 октября того же года выясняется, что у Сыргакова имеется легкое телесное повреждение колена от некоего тяжелого предмета.

Другими словами, во всех трех заключениях его состояние описано по-разному, разнится и время получения травмы. Жолдошбек Сыргаков рассказал, что все это делалось ради получения квартиры в качестве пострадавшего в апрельских событиях, и кто ему в этом помогал:

— У меня не было огнестрельного ранения. Но 7 апреля у «Белого дома» я поцарапал ногу. А после вместе с женщиной из организации «Айкол Ала-Тоо», которую звали Бурул Усупова, и молодым человеком по имени Мээрбек мы сделали те самые три медицинских заключения. Со всеми договаривалась Бурул Усупова. Она должна была помочь мне с квартирой, а я ей за это отдавал 10 соток земли. Ради этого она заставила меня пройти через третью экспертизу и получить заключение, что я получил легкое телесное повреждение. Затем я должен был полежать в больнице – якобы моя рана дала осложнения. Мне обещали, что на основе тех справок помогут получить квартиру в строящемся доме. Но прошло два года мытарств, я потратил много денег, а квартиру, как оказалось, никто мне выдавать не собирается. Они мне все врали.

Пополнение рядов пострадавших

В медицинском заключении Сыргакова имеются противоречивые сведения: не то он получил ранение ноги холостой пулей, находясь 7 апреля возле здания службы национальной безопасности, не то около шести часов вечера его сбила машина, выезжавшая из «Белого дома»…

Тем не менее, на основании этого медицинского заключения, спустя три года, как пострадавший в апрельских событиях Сыргаков получает от правительства компенсацию в 50 тысяч сомов. Но представление органов внутренних дел о признании его пострадавшим на основании данного заключения суд оставил без удовлетворения. Однако в сопроводительном письме Министерства здравоохранения подтверждается его легкое ранение.

Из-за таких непоследовательных, нелогичных действий, а то и при содействии каких-либо чиновников, число жертв событий 7 апреля увеличилось многократно, и появлялись все новые «герои» апрельских событий.

Жолдошбек Сыргыков, раскрывающий секрет, как сделаться пострадавшим «героем» путем подделывания документов, добавляет:

— Число «пострадавших» членов «Айкол Ала-Тоо» перевалило за 500. А в начале их числилось всего-то чуть более двухсот. До сих пор они числятся в данной организации. Из года в год их просят пройти экспертизу, якобы они получили легкие телесные повреждения. Таких и принимают в свои ряды. Вступивший в эту организацию в качестве пострадавшего в апрельских событиях получает 50 тысяч сомов в качестве компенсации. Помимо этого члены «Айкол Ала-Тоо» пользуются рядом льгот на основе медицинскх заключений. Руководители государственной комиссии и «Айкол Ала-Тоо» внесли в списки таких льготников своих знакомых.

«Айкол Ала-Тоо»: Обвинения необоснованны

Обвиняемую Жолдошбеком Сыргаковым госпожу Бурул Усупову в общественной организации «Айкол-Ала-Тоо» встретить не удалось. По некоторым сведениям, до 2014 года она была и в составе государственной комиссии, рассматривающей вопросы предоставления социальной помощи пострадавшим.

Но выяснилось, что она получила квартиру путем подделки медицинских документов. В итоге она была вынуждена вернуть предоставленную ей квартиру. Из-за таких неблаговидных действий и различных толков и пересудов, надо отметить, за прошедшие четыре года руководство ОО «Айкол Ала-Тоо» сменялось три раза.

Нынешний глава этой организации Мээрбек Мискенбаев все обвинения в адрес «Айкол Ала-Тоо» расценивает как клевету:

— Это неверно, что якобы вполне здоровые люди, не имеющие огнестрельных ранений, получают в качестве пострадавших получают медицинские заключения. И Бурул Усупова была участницей апрельских событий. Была ранена. Но она не смогла обратиться за медицинской помощью своевременно, а в 2013 году прошла через медицинскую экспертизу и получила заключение. А когда получила квартиру – отказалась от нее, пожелав, чтобы квартиру предоставили тем, кто пришел после нее. Пусть к нам придут те, кто выдвигает обвинения против нас. Прежде чем нести чушь, пусть докажут фактами. Пусть придут, мы лицом к лицу поговорим. Пусть назовут фамилии, а я расскажу от и до, как все было. Нельзя же голословно обвинять кого-то.

«Герои», получившие дармовые квартиры

В Общественное объединение «Айкол Ала-Тоо» вошли не только пострадавшие 7 апреля в Бишкеке, но и участники акций сопротивления в Таласе и в Нарыне. Поначалу активные участники акций объединились в «Айкол Ала-Тоо». Затем активистов исключили из ОО, и в ней остались лишь те, кто получил ранения или пострадал как-то еще.

А группа, в числе которых были и те, кто «снял» снайпера с крыши «Белого дома» и пригнал на площадь БТР, создали свою организацию – «Каркыра».

Председатель ОО «Каркыра» Эмиль Кыштобаев заявил, что около половины предназначенных для пострадавших квартир достались тем, кто не имел никакого отношения к событиям 7 апреля:

— Прежде всего, я начну с «верхушки» «Айкол Ала-Тоо». Юрист по имени Канат, который там работает, 7 апреля 2010 года находился в Москве. Потом объявился здесь, работал в этой организации и получил квартиру. Далее в Нарыне участникам апрельских событий со стороны правительства была оказана материальная помощь. Хотя в Нарыне ведь никаких стычек не было. К примеру, один из них 7 апреля упал с крыши сарая, доставая сено для скота, и попал в больницу. А потом он получил медицинскую справку, что получил «ранение» 7 апреля и 50 тысяч сомов компенсации от правительства. И таких примеров много. Те, кто мародерствовал, грабя «Таатан», «Народный» и другие магазины, и получил телесные повреждения, затем вдруг стали заявлять, что получили ранения на площади. И многие из них, став членами «Айкол Ала-Тоо», смогли получить от правительства квартиры. Слава богу, у меня руки-ноги целы. Я не клянчу квартиру. Но те, кто устраивает драчку из-за квартир, судится друг с другом, сводят на нет саму суть революции.

Очернительство или …

Председатель ОО «Айкол Ала-Тоо» Мээрбек Мискенбаев расценил это как целенаправленное очернительство и попытку нанести вред репутации организации. По его словам, шаги, предпринятые три года назад и направленные на чистку рядов организации, вызвали недовольство со стороны отдельных бывших ее членов. Мээрбек Мискенбаев подчеркнул, что им до сих пор мстят, распространяя клевету:

— В Нарыне было ранено 25 человек, в Таласе – 74. А поскольку Эмиля Кыштобаева самого в те дни не было там, то он и несет всякое. Вообще неправильно говорить, что было в Нарыне, не имея никакого об этом представления. У всех, кто получил ранения в Нарыне, имеются доказательства – подтверждающие документы. Пусть придет, я покажу. Я знаю, почему отдельные лица выступают с подобной критикой. Дело в том, что мы всех, кто не был ранен, исключили из организации. Видимо, они объединились, чтобы действовать против нас. Да, мы получили ранения, не сожалеем об этом и не ставим себе в заслугу. Не думаю, что такие слова, которые они говорят, красят джигита.

Председатель ОО «Каркыра» Эмиль Кыштобаев подтвердил, что среди активных участников событий 7 апреля имеют место разногласия. По его словам, ОО «Айкол Ала-Тоо» давно перестало следовать своей миссии, то есть защищать тех, кто получил ранения. Кыштобаев, известный тем, что сбил снайпера на крыше «Белого дома», отмечает, что «Айкол Ала-Тоо» стала действовать по указке властей и «проворачивает темные дела»:

— Власти признают только «Айкол Ала-Тоо» и сотрудничают с ними. Они пользуются поддержкой друг друга. Сколько джигитов, пострадавших от пуль, но не пожелавших войти в данную организацию! Они не получили квартиры только потому, что не вошли в эту организацию. Однин получил огнестрельное ранение руки непосредственно на площади, но он до сих пор без крыши над головой. Ему не дали квартиру потому, что он не примкнул к этой организации. А те, кто в «Айкол Ала-Тоо», берут горлом сотрудников акимиата и мэрии, и обтяпывают свои дела. Власти должны обратить внимание на подобную практику и пресекать такие действия. Эти «джигиты» для всех стали своего рода решающими фигурами. Они ни к кому не прислушиваются, так как пользуются поддержкой властей.

Вопросов много – ответов нет

Последний раз Государственная комиссия по поддержке пострадавших в событиях 7 апреля 2010 года выделяла предназначенные для них квартиры в 2012 году. Затем было решено построить еще один 135-квартирный дом и вручить ключи оставшимся. Но из-за нехватки выделенных средств дом до сих пор не достроен.

Когда стройка завершится и кому будут переданы квартиры, неизвестно. В настоящее время в ОО «Айкол Ала-Тоо» численность пострадавших в апрельских событиях достигла 520 человек. Также неизвестно, сколько из них пострадали в акции протеста, а сколько – в результате мародерств.

Представитель Государственной комиссии Миргуль Абилова заявляет, что их структура не несет ответственности ни за формирование списков пострадавших, ни за заключения медиков:

— Государственный орган выносит свое решение после проведения судебно-медицинской экспертизы. Эксперт берет на себя ответственность и отвечает за каждое решение. Если такое решение принимается, значит, оно обоснованно. Там работают специалисты, они обязаны все досконально проверить и ответить за результат. Поскольку мы не эксперты, мы не можем давать оценку. А если у нас возникнут вопросы относительно экспертного заключения, мы направляем в соответствующие органы запросы. Такое встречалось в нашей практике, но каких-либо существенных недоработок не было.

В то же время директор Республиканского бюро судебно-медицинской экспертизы Кенешбек Абдраимов опроверг все обвинения по поводу подделки заключений для пострадавших. Он напомнил: чтобы человека признать пострадавшим, для начала необходимо назначить судмедэкспертизу, а для этого необходимо получить направление от правоохранительных органов.

Абдраимов отметил, что по событиям 7 апреля еще не было ни одного заявления от правоохранительных органов по поводу фальсификации заключений:

— Если есть факты нарушений закона, любой гражданин вправе подать в суд на этот орган. Если подтвердятся факты, будь это в отношении эксперта или следователя, они будут отвечать перед законом. А три разных медицинских заключения не могут быть выданы одному и тому же человеку. Возможны, это были заключения после поэтапных проверок. Это закономерно. А какое там содержание и результат – это уже другой вопрос. Мы квартиры не выдаем. Их выдает государство. Государственный орган может признать одно из трех заключений соответствующим и вынести свое решение. Но решение должно быть обоснованным.

Стоит отметить, что в результате народных волнений 7 апреля 2010 года в Бишкеке от огнестрельных ранений скончались 87 человек. Из них, как выяснилось, на площади во время акции протеста погибли 77 человек. В те дни сообщалось, что на площади различные ранения получили около 300 граждан. Каким образом число раненых 7апреля перевалило за 500 – вопрос, на который пока нет ответа.

Статья переведена Гульхан Борубаевой.