1 min read

Камерный и амбициозный хоррор от помощницы Ларса фон Триера пугает не так, как мог бы, но поднимает каверзные темы и остается верным канонам.

Историю Дженнифер Кент, кажется, растиражировали еще даже до мировой премьеры «Бабадука». Режиссёр картины, Кент попала к Ларсу фон Триеру на съемочной площадке «Догвилля» в качестве помощницы. Датчанин наставлял будущего режиссёра «Бабадука», и вот, спустя почти десять лет, дебют вышел.

https://www.youtube.com/watch?v=hmfYkUKgapI

На самом деле искать в связи Кент и Триера поводов для шуток не дают сами режиссёры— влияние фильмов Триера здесь столь же косвенно, как и его влияние на любого другого современного режиссёра. Кент осознанно не озадачивается ни реверансами в сторону автора «Нимфоманки», ни стилевыми наклонностями. Если судить по «Бабадуку», то в ней нет большой любви к формализму, а с диалогами так и вовсе небольшая беда. Суть и цель словесных обменов в жанре хоррора, конечно, не предполагает изысканных рассуждений, но с другой стороны хотелось бы ожидать от любимца критиков чего-то кроме перепалок и выпадов.

Впрочем, «Бабадук» как авторское высказывание получилось невероятно зрелым и независимым, и цель сравнений с Триером действительно отпадает. Это — история материнства и детства, тяжелые отношения матери-одиночки, муж которой погиб в день родов маленького мальчика с богатым воображением. Завалы на работе, злые родственники и отчисление сына со школы: проблемы смешиваются в кучу, за которой скрывается монстр из детской книжки, случайно прочитанной рассеяной мамой на ночь. Следом — типичный хоррор, о котором можно ничего и не говорить.

the-babadook-1

Кент строго следует канонам, добавляя и архетипичных персонажей, и привычные сюжетные повороты, параллельно отсылаясь к вороху классических ужасов. Через привычные методы влияния режиссёр пугать и не пытается: кажется, для Кент форма хоррора лишь средство, через которое она хочет рассказать действительно ужасающую историю.

Несмотря на оптимистичный и неоднозначный финал (ставящий вопрос из разряда нолановских: а проснулся ли главный герой?), приличную завязку и веру в материнскую любовь, в «Бабадуке» центральной темой остаются взаимоотношения матери и сына, где колоритный образ монстра, укутанного в пальто и угрожающего фреддикрюгеровскими когтями, играет лишь роль катализатора.

Инфантилизм как беда выросшего поколения, материнский инстинкт как вещь приобретенная (или, в случае с главной героиней, практически утерянная), классические смертные грехи как актуальная причина депрессий. В «Бабадуке» на самом деле пугает не столь хрип из телефонной трубки или устрашающий стук в дверь, а то, с какой яростью и убедительностью (игра Эсси Девис в фильме — фундаментальный элемент, выводящий фильм на ту планку, у которой «Бабадук» и получил признание) мать обзывает и бьет сына.

И жонглирование с действительностью и сном (гораздо более беспорядочная чем, например, в «Начале»), которое в определенные моменты не позволяет с точностью оправдать действия матери сверхъестественными воздействиями, лишь придает этому страху сил.

room

Странным образом из «Бабадука» получился один из самых пугающих фильмов последних лет (возможно, со времен испанского «Приюта»), наводяющий на неудобные размышления и оставляющий отчетливые страхи после просмотра. После «Исчезнувшей» было примерно то же, но если Финчер использовал в качестве подручных средств триллер и брак, то у Кент, нового режиссёра, за которым теперь точно стоит следить, вместо этого эксплуатируются хоррор и дети. Главное ведь, что получилось.

Фильм «Бабадук» режиссёра Дженнифер Кент идет в бишкекских кинотеатрах с 29 января.