Перезапуск «Безумный Макс: Дорога ярости» популярной франшизы 80-х годов на прошлой неделе вышел в прокат. Кинокритик Kloop.kg Азамат Омуралиев увидел в нём блокбастер, лучший чем все три оригинальные части «Безумного Макса».

Вселенной «Безумного Макса» всегда не хватало масштаба. Оригинальная трилогия была в первую очередь яростным, адреналиновым боевиком, и лишь во вторую и третью — антиутопией и триллером.

И вот, спустя тридцать лет после последнего фильма в трилогии «Безумного Макса», выходит совершенно новый фильм, перезапуск «Безумный Макс: Дорога ярости» с Томом Харди вместо Мела Гибсона в главной роли. Вселенная — неузнаваема, машины — быстрее и заворожительнее, актёры — маститее и известнее. Кажется, на месте остался лишь режиссёр фильма, Джордж Миллер, в руки к которому на этот раз попал действительно внушительный бюджет.

Оперируя этими средствами, он создаёт новый мир на основе нового сеттинга. Вселенная «Безумного Макса» удивительно преобразилась: пустыня стала ещё более выжженной, теперь на ней царствует рабовладельческий устрой. Война за ресурсы стала ожесточёнее, а люди — податливее и злее.

https://www.youtube.com/watch?v=c2DA3qfOXwk

В своей категоричности сюжет от сеттинга тоже не отстает — в основе совершенно простая и каноничная история о спасении от гнетущего режима, в которой одинокий странник (Безумный Макс в исполнении Тома Харди) оказывается ключевым персонажем.

И так со всем: что ни взять из нового «Безумного Макса», всё возведено до максимальных характеристик. Если взрывы, то самые громкие и яркие, если песчаные бури, то ураганы катастрофической силы.

Объясняется это двумя факторами. Во-первых, «Дорога ярости» активно использует атрибутику и методы трэш-фильмов, столь популярных в 80-х и 90-х годах (и к числу которых относился оригинальный «Безумный Макс»): плюет на каноны кино, использует немыслимое количество монтажных склеек, создает идиотских и пафосных персонажей, не ориентируется на достоверность, реализм или презентабельность. И делает это с невозмутимым лицом — если прочие трэш-фильмы в последние годы лишь ностальгировали по жанру или высмеивали его, то новый «Безумный Макс» не стесняется строить на приемах тридцатилетней давности безбашенное кино.

С другой стороны, мегаломания «Дороги ярости» объясняется и режиссёрской виртуозностью. Картина была действительно сделана с минимальным использованием компьютерной графики, гонки и погони честно снимались в африканских пустяных, а машины (настоящие произведения искусства с сотнями потрясающих деталей) на самом деле подрывались целыми пачками. И Миллер сумел скомпоновать всё таким образом, что новый «Безумный Макс» устыдит любой другой блокбастер последней пятилетки — а может, и любой блокбастер вообще.

Марвеловская непринужденность и дружелюбность (а студия Marvel — ключевой производитель блокбастеров последней декады) в «Дороге ярости» подменивается животной энергией и адреналином. Кажется, все герои «Безумного Макса» про себя повторяют мантру «движение — жизнь», молясь техногенным богам этого безумного мира.

Остановить нового «Макса» или отвести взгляд во время сеанса оттого становится практически невозможным — а более фееричное зрелище на большом экране и представить тяжело. На афише «Дороги ярости» красуется выдержка из чьей-то рецензии: «Кажется, именно для этого и придумали кинотеатры». И не согласиться с этим не легче.

wl2b1viz4cd2m13vi3dw

Примечателен, впрочем, и другой факт. Да, это, возможно, наиболее полезная и мастерская трата 150 миллионов долларов бюджета, но если вспомнить историю, то первого «Безумного Макса» ведь приводили в пример как эталон бюджетного фильма (в 1980 году его сняли за 350 тысяч долларов). Эта биполярность несомненно демонстрирует талант Миллера, но дело в том, что его умение раскрывается не только в хрониках.

Талант Миллера успевать и там, и там, виден и в самой «Дороге ярости». Это ведь не просто аттракцион — это и мощное феминистическое высказывание, и экологическое предостережение, и изящная антиутопия, и классический вестерн в новом обличии.

Но важнее, конечно, другое. Стыдно подтверждать, что взрывы, неадекватность, бешенно стучащее сердце и детская радость — основные достоинства одного из лучших фильмов года, но после сеанса любая неловкость отходит на второй план.

Автор: Азамат Омуралиев