1 min read

Всемирное движение #LoveYourLines нацелено на борьбу с комплексами, которые возникают у женщин из-за растяжек после родов. Женщины из Кыргызстана также присоединились к нему. Портал «Открытая Азия» собрал их истории о том, как они относятся к своим постродовым шрамам.

Материал написан на основе публикации на портале «Открытая Азия онлайн».

Проект #LoveYourLines был запущен в США двумя мамами, которые решили помочь другим женщинам бороться с комплексами, связанными с растяжками и шрамами на своем теле.

Придумывая этот хэштег, они и не подозревали, что так много женщин по всему миру откликнутся на эту идею и поддержат друг друга, выкладывая фотографии своих животов, ног, бедер, груди, рук с искренними признаниями в своих страхах и желании полюбить себя такими, с многочисленными линиями на теле.

Вскоре авторы проекта завели блог на Tumblr.com, где начали выкладывать фотографии, присланные женщинами разных возрастов и национальностей. Они создали аккаунт в «Инстаграме» с одноименным названием и продолжили расширять аудиторию.

На первом фото в «Инстаграме» авторы написали:

«#LoveYourLines — это фотокампания в социальных сетях, созданная с целью помочь продемонстрировать красоту женского тела. Этот аккаунт ведется двумя мамами, надеющимися изменить представление о женском теле в мире. Мы приветствуем всех женщин разных форм, размеров и культурных принадлежностей. Присылайте свои фотографии на однотонном фоне. Ждем с нетерпением ваших линий любви!»

Портал «Открытая Азия» собрал рассказы трёх кыргызстанок, которые поддерживают кампанию, о том, как они относятся к своим шрамам, и что заставило их по-другому посмотреть на постродовые растяжки.

«Он объяснял, как прекрасны мои ноги…»

«Я никогда не придавала значения тому, как я выгляжу, но этому придавали значение все вокруг. Одноклассницы хвастались тем, что уже могут носить лифчик, а моя грудь все еще была маленькой. На всеобщем обсуждении кружевного белья в восьмом классе я просто утыкалась в книгу и делала вид, будто меня совершенно эти все модные штучки не интересуют.

02Когда мне исполнилось 16, я стала замечать, что на меня обращает внимание противоположный пол, мы все тогда пытались познать свою сексуальность, но я никак не могла полюбить свое тело, свою маленькую грудь, шрамы на коленках, подростковые прыщи на лице, нос с горбинкой.

Впервые я влюбилась в свое тело, когда мне было 18, я тогда была беременна. Каждый месяц я замечала изменения в своем теле, как растет живот, как увеличивается грудь, как волосы становятся густыми, и прыщи уходят.

Но все резко изменилось с момента рождения дочери. Казалось, я выглядела просто отвратительно, появился дряблый живот, весь покрытый уродливыми стриями (растяжками), попа и грудь обвисли, на ногах, попе и груди появились трещины, даже соски стали больше, волосы начали облазить, и я не могла смотреть на свое отражение в зеркале.

Всю любовь я отдавала дочери, и, казалось, было плевать, как я выгляжу, я старалась об этом не думать. Мне было всего 19.

Спустя год я встретила парня своей мечты и сильно в него влюбилась. Отец моей дочери никогда не делал комплименты моей внешности, наша половая жизнь не отличалась красотой, изяществом, и я никогда не считала себя сексапильной.

Но, встретив своего парня, я посмотрела на себя другими глазами – его влюбленными глазами. Мне было сложно раскрепоститься, и он мне в этом помогал. Будто ребенку он объяснял, как прекрасны мои ноги, как он любит мою грудь, а мои растяжки – будто после схватки с тигром, настоящий повод гордиться собой, ведь я мать.

Я начала заниматься спортом, питаться более здоровой пищей, и увидела результат.

Сейчас мне 24, и я принимаю себя такой, какая я есть. Я стараюсь не завидовать молодым девочкам с упругой кожей на теле, я просто знаю: все в моих руках, если я буду стараться и работать над своим телом, будет результат.

Да, если я поем, появится животик, если я похудею, пропадут мои округлости, да и грудь больше не станет, и растяжки никуда не уйдут. Но это мое тело, оно принадлежит только мне. С тем парнем мы давно расстались, но благодаря ему я поняла, насколько я красива.

Сейчас я люблю в себе каждый сантиметр. Не стоит обращать внимания на каноны красоты, с каждым десятилетием они меняются, важно принимать себя, любить себя.

Я не мучаю себя изнурительными тренировками, не сижу на строгих диетах, я ем жирное и сладкое, пью вино и пиво, стараюсь придерживаться элементарной меры и чувствую себя прекрасно.

Мне комфортно в этом теле, хотелось бы, чтобы этот комфорт ощущала каждая из нас».

«Хочу полюбить себя такой, какая я есть»

03«Происхождение моих растяжек банальное — рождение двух детей с большим весом. Я отношусь к ним неоднозначно: с одной стороны, меня это бесит, а с другой — у меня есть дети. Сложно их не замечать, но я уже не борюсь. Раньше делала маски и утягивалась, но, наверное, уже ничего не поможет…

Я хочу научиться их не замечать, полюбить себя такой, какая я есть, ведь из-за этого я сама создаю себе сложности.

Девочкам хочу сказать: не ленитесь, следите за собой во время беременности, это ваше тело, вам с ним жить. Многие мужчины не понимают этого, ищут девочек с идеальными телами. Но ведь любимая женщина родила вам деток, это такое счастье и радость. Каждый идет на ограничения и жертвы…»

«Шрам стал родным и привычным»

«В 17 лет мне сделали экстренную операцию по удалению кисты яичника, и на моем теле появился первый шрам… Такой огромный01 и ужасно некрасивый. Я долгое время ненавидела хирурга, мол, не мог мне аккуратнее зашить? Думала, как я буду носить купальник, как бы мне скрыть этот ужас.

Однажды надумала поверх шрама сделать татуировку, но в последний момент отказалась. И как-то жила с этой ненавистью к себе, к врачам, и эта ненависть росла еще больше, когда мне – молодой девушке – все время говорили: “Какой ужас! А что так ужасно зашили, почему не косметический шов?!”.

Прошло время, я стала женой, забеременела и – шрам со мной опять, снова, навсегда, и от него никуда не деться! После родов путем кесарева сечения мне снова вскрыли этот же шрам и снова зашили, только на этот раз врач постарался сделать это аккуратно, почти незаметно. Я была так счастлива!

Я, наверное, первые дни больше любовалась красивыми швами, чем своей новорожденной дочкой. Со временем этот ужасный, ненавидимый мною шрам стал каким-то родным, привычным… И теперь я уже не представляю себя без него».