Чучукгейт: Как мы друг друга не поняли (в очередной раз)

История с депортацией британца за шутку о чучуке — кыргызской колбасе из конины — вызвала невиданные споры в Кыргызстане.

Позиция авторов материалов рубрики «Мнение» может не совпадать с позицией Kloop.

Автор колонки: со-основатель Kloop.kg Бектур Искендер.
Автор колонки: со-основатель Kloop.kg Бектур Искендер.

Причём споры, на этот раз, были яростнее прежнего, оскорблений было гораздо больше, а где-то доходило и до угроз.

Почему эта тема так взорвала кыргызское общество? Давайте попробуем разобраться. Я буду настолько откровенным, насколько это получится.

***

Эта история обнажила одну из самых глубоких проблем общества Кыргызстана — проблему принципиального непонимания, глухой стены, которая сложилась между кыргызоязычной и русскоязычной частью населения.

Изначальная история о записи в Фэйсбуке довольно скоро перестала быть центром внимания. Споры перетекли из дискуссий о поступке шотландца к горячим дебатам о кыргызской идентичности и допустимости шуток над ней.

Я нахожусь где-то в середине между полярными позициями, которые сложились относительно этой истории. Я русскоязычный житель Кыргызстана с кыргызским именем и с немалым количеством предков, идентифицирующих себя кыргызами.

Может быть моё положение поможет мне понять обе стороны? Я попытаюсь сделать это.

***

Это не первый случай, когда кыргызоязычная часть населения (либо этнические кыргызы в целом) очень болезненно реагирует на шутки о себе и своей идентичности.

Похожая история случилась весной 2013 года, когда норвежская группа Ylvis использовала кыргызский мат во время выступления на родном телевидении — многие кыргызоязычные жители страны сочли это оскорблением, в то время, как русскоязычные искренне не могли понять, что же в той ситуации было обидного.

Интересно, что острая реакция кыргызоязычного населения на подобные шутки совершенно никем сверху не управляется и не контролируется. Она возникает абсолютно естественно.

Эта реакция может кому-то быть симпатичной, а кого-то раздражать, но сейчас это не имеет значения. Сейчас русскоязычным жителям страны в принципе важно понять, почему же кыргызоязычную часть населения подобные шутки настолько обижают?

В комментариях на Фэйсбуке одна из моих подруг написала, что шутка про кыргызов на территории Кыргызстана не может быть расизмом, потому что кыргызы являются в стране большинством.

Но я не совсем согласен с этой позицией, особенно в данном конкретном случае. Ситуация намного сложнее и запутаннее. Я думаю, что многие этнические кыргызы до сих пор не избавились от ощущения меньшинства, которое они несомненно испытывали при советской власти, а ранее — при Российской Империи.

Я думаю, что очень многие этнические кыргызы, даже несмотря на своё численное превосходство, искренне считают шутки про свою культуру расизмом — пусть даже по отношению к большинству со стороны меньшинства, интересный такой пост-колониальный феномен.

Сегодня об этом говорят очень мало, особенно в русскоязычном пространстве, но многие этнические кыргызы, и, в особенности, говорящие по-кыргызски, действительно чувствовали себя до определенной степени ущемленными при советской власти.

Оппоненты этой точки зрения могут ответить тем, что при СССР в Кыргызстане развили промышленность, искусство, транспортную инфраструктуру и т.д. и т.п. И будут, по-своему, справедливы.

Но, одновременно, при СССР никого не заботила та же популяризация кыргызского языка — коренизация закончилась в раннесталинскую эпоху. Поэтому на кыргызском говорили и говорят преимущественно только этнические кыргызы (плюс живущие в Кыргызстане этнические узбеки, которым это легче просто из-за сходства языков). Процент этнических русских, говорящих на кыргызском, мизерен. Процент жителей Бишкека, вне зависимости от этноса, говорящих на кыргызском, тоже низок.

Кыргызская культура, несмотря на всю декларируемую дружбу народов СССР, слабо проникала в культуры других народов Киргизской ССР и всего СССР. Да, какие-то кыргызские традиции горожанам и представителям других этносов перешли, но большая часть того, что присутствовало в кыргызской культуре, внутри неё же и оставалось.

Редкое явление, которое вышло из границ кыргызской культуры — это напиток максым. Да и то, он стал массово популярным только в начале 90-х, а до этого он оставался напитком преимущественно только кыргызских семей, причём чаще сельских, чем городских.

Кроме того, образование на кыргызском языке было, насколько я могу судить по воспоминаниям и отзывам своего более старшего окружения, существенно хуже русскоязычного образования (как школьного, так и университетского).

Я не хочу рассуждать о том, правильной ли была политика СССР по отношению к кыргызам и их культуре или нет — это тема для отдельных многотомных исследований, в которых не будет какого-либо однозначного ответа. Я просто констатирую некоторые факты и делаю какие-то свои выводы.

***

Я думаю, что многие этнические кыргызы чувствовали себя, если позволите, колонизированными. Сейчас уже неважно, справедливо ли было тогда это чувство или нет. Но оно было, чёрт побери, и я делаю вывод на основе своих наблюдений из детства и всего того, что я слышал в узком семейном кругу среди своих родственников-кыргызов в начале 90-х, когда об этом стало можно говорить более открыто.

Очень многие этнические кыргызы не избавились от этого ощущения и по сей день. Особенно кыргызоязычные. Особенно живущие вне Бишкека.

Я просто опишу ситуацию. Представьте себе кыргызоязычного человека, выросшего в кыргызоязычной среде в стране под названием Кыргызстан и плохо говорящего по-русски. Представьте себе, как он впервые приезжает в Бишкек — столицу своей страны, в которой этот человек обнаруживает, что, в принципе, без русского языка выжить там практически невозможно, а на кыргызском его или её многие просто не поймут.

Но проблема даже не в этом — мы же, в конце концов, не единственная многоязычная страна в мире.

Проблема в том, что этот человек с очень высокой долей вероятности встретит довольно брезгливое к себе отношение либо из-за того, что не говорит по-русски, либо из-за того, что говорит с акцентом.

Всё это не может не стать благодатной почвой для появления ультраправых идей вроде «Кыргызстан для кыргызов» или «в Кыргызстане все должны говорить по-кыргызски». Ведь все эти настроения строятся на обиде. А чувство обиды за то, что кыргызам кажется пренебрежительным отношением к их культуре, ох как велико. И ситуация с чучуком это наглядно, очень ярко продемонстрировала.

Всё это, в свою очередь, приводит к не менее уродливым проявлениям уже кыргызского национализма по отношению к русскоязычным.

К сожалению, я не вижу, чтобы какое-либо из двух основных языковых сообществ страны, делало что-нибудь, чтобы эту страшную пропасть устранить. В Кыргызстане сложилась ужасающая ситуация, когда русскоязычные чувствуют себя непонимаемым меньшинством в масштабах всей страны, а кыргызоязычные чувствуют себя непонимаемым меньшинством в масштабах столицы.

Но мы боимся признаваться себе в существовании этой проблемы. Мы — кыргызоязычные и русскоязычные жители Кыргызстана — предпочитаем молчать и удаляться по своим культурным пузырям. И вспоминаем об этом только тогда, когда происходят неизбежные, не побоюсь этого слова, цивилизационные столкновения.

Я не устану повторять: такая ситуация случается только в тех странах, где существует два или более доминирующих языка, и где, при этом, ничего никем не делается для того, чтобы существующие культуры научились понимать друг друга.

***

А при чём здесь вообще чучук, спросите вы? А при том, что этот случай стал лакмусовой бумажкой всего вышеописанного мною.

Многие русскоязычные жители Кыргызстана, а также иностранцы, не понимают, насколько кыргызоязычных жителей обижают шутки про их культуру и традиции.

Многие русскоязычные жители страны не понимают, что даже спустя четверть века после выхода из состава СССР, солидной части кыргызоязычного населения кажется, что кыргызский язык и кыргызская культура ущемлены — как минимум, в пределах русскоязычной столицы.

В свою очередь, многие кыргызоязычные жители не понимают, что русскоязычных и иностранцев в этой ситуации в большей степени заботит не дурацкий пост на Фэйсбуке, а то, что в дело вмешалась милиция, и что её методы работы вызывают массу сомнений (особенно внезапно нашедшиеся у британца проблемы с документами).

Многие кыргызоязычные жители не понимают, что русскоязычных в большей степени пугает непоследовательность и избирательность властей страны, которые готовы реагировать только на оскорбления в адрес кыргызской культуры, а фобии по отношению к другим культурам игнорируют.

Многие кыргызоязычные жители не понимают, что русскоязычные-то тоже часто считают себя ущемленными! Насколько парадоксальна ситуация, не находите?

И пока мы будем оставлять эту пропасть кошмарного непонимания между нами, любое подобное событие будет эту пропасть делать только глубже.

Так что, не пора ли нам всем просто уже прислушаться друг к другу?