Почему бишкекские куранты стали звучать так плохо — звукорежиссер Тимур Осмонов

Тимур Осмонов, звукорежиссер
Тимур Осмонов, звукорежиссер

Листая новостную ленту одного из информагентств, я наткнулся на как будто приятную новость: куранты у «Кыргызтелекома» зазвучат по-новому, появится национальный колорит, а звук главного хронометра страны будет своеобразной «фишкой» столицы.

К статье предлагался аудиофайл будущего «столичного рингтона», качество которого меня, как звукорежиссера с многолетним стажем, мягко говоря, немного удивило. Хотя мало ли какого качества могут прислать образец для СМИ, поэтому я послушал, удивился и забыл.

Второй раз удивление меня настигло уже при прослушивании этого боя «вживую» — он был абсолютно таким же, как и в записи. Поэтому теперь исполнение записи и мастеринга рингтона можно разобрать детально, чтобы явной стала суть претензий.

Смотреть по теме: Как звучат обновленные куранты Бишкека [видео]

Не хочу сыпать терминами, просто укажу на самые явные «косяки».

Звукорежиссура

1. Инструменты, используемые в создании «рингтона» (буду называть его так), записаны с шумом. Почему это происходит? По причине некачественного микрофона, поврежденного аудио кабеля или неправильно настроенного микрофонного предусиления. После компрессии (изменения динамического диапазона сигнала) шумы возросли еще больше.

2. Инструменты записаны с явным клиппированием. Что это такое? Грубо говоря, на вход аудио интерфейса был подан слишком сильный сигнал. Опорный уровень большинства профессиональных цифровых преобразователей составляет 0.775 В — этот уровень напряжения и был превышен.

Это звучит сложно, но звукорежиссеру не нужно быть физиком — достаточно просто следить, чтобы стрелка индикатора сигнала не заходила в красное поле. Так что причина клиппирования — даже не отсутствие профессиональных знаний, а обычное разгильдяйство.

3. В записи «рингтона» явно слышны шум, хрип и другие артефакты нелинейных искажений в аудиосигнале. Видимо, стояла проблема того, что он звучал слишком тихо. Для того, чтобы сделать его громче, сохранив качество, нужно было компрессировать сигнал, сгладив его динамический диапазон. Исполнители же просто усилили сигнал, а потом его обрезали.

Из этого я делаю вывод, что звукорежиссер, готовивший «рингтон», понятия не имеет ни о компрессии, ни о технологии записи звука.

Творческое исполнение

Звуки «рингтона» не попадают в удары часов — промежутки между ними слишком короткие, более того звук резко обрывается.

Кроме этого, смысл всех часов в мире в том, что они ровно отмеряют время, а промежуток между ударами отсчета в «рингтоне» разный. Разный, Карл!

То есть у звукорежиссера просто не хватило усердия сделать одинаковым время между ударами часов. От себя могу сказать, что в аудиоредакторе это сделать элементарно просто. То есть мы в очередной раз сталкиваемся с полной безответственностью исполнителя заказа мэрии!

В конце, кстати, «рингтон» резко обрывается «на полуслове». Еще один пример разгильдяйства звукорежиссера.

Может встать вопрос, куда смотрел принимающий работу человек — в данном случае, я думаю, он был не один. Из практики работы могу сказать, что клиент не обязан разбираться в звуке, то есть уверение «я отвечаю» вполне может сработать. Так же может сработать и уверение «потом на часах ништяк будет звучать».

Другое дело, что заказчик должен доверять исполнителю. В данном случае второй просто нагло воспользовался доверием первого.

Ну и о часах

Вопрос наигрыша боя часов у меня лично вызывает большие сомнения. У человека, который впервые услышит звук наших курантов, он может просто не ассоциироваться с тем, что вон они часы, и вот они бьют. Больше похоже на джингл перед объявлением в аэропорту или в торговом центре.

Бой часов потому и зовется «боем», что внутри них бьют колокола. Куранты — это старинное название башенных или больших комнатных часов с набором настроенных колоколов. Наши куранты — не исключение. Национальный колорит и фишку можно было бы привнести, просто записав национальную мелодию в звуках башенных колоколов.

Сейчас же звук боя курантов такой, как будто в башне заперта огромная китайская детская игрушка с испорченным динамиком.

Подчеркну, что психо-акустическое восприятие звука человеком — штука субъективная. Многие бишкекчане и гости столицы могут и не заметить дефектов в звуке. Профессионально могу сказать только одно — удручает, что еще что-то в столице сделано технически непрофессионально и явно на скорую руку.